Заявление виндикационного иска означает, что заинтересованное лицо предъявляет в судебном порядке материально-правовое требование о.

Понятие виндикационного иска

Среди всех имущественных отношений категория собственности занимает первостепенное положение. Охрана экономических отношений собственности как материальной основы любого общественного строя составляет важнейшую задачу всякой правовой системы. Такая охрана осуществляется в той или иной форме практически всеми отраслями права. Свои особые формы охраны данных отношений предусмат­ривает и гражданское право.

Основная задача состоит в определении понятия защиты права собственности, изучении вещно-правовых способов защиты права собственности на недвижимое имущество, а также в попытке обнаружить проблемные моменты рассматриваемого вопроса и определить место каждого из способов в общей системе защиты данного права. Вообще, защищенность является имманентно присущим всякому субъективному праву качеством, делая реальной их осуществимость. Применительно к гражданским правам в наиболее общем виде способы их защиты закреплены в статье 16 Гражданского кодекса Украины (ГК).

Необходимо отметить, что в силу того, что способы защиты нарушенного или оспоренного права многочисленны и применительно к защите права собственности и других вещных прав существуют особые средства, так называемые вещно-правовые способы защиты, на которых мы и сфокусируем внимание, а именно на виндикации и негаторном иске, поскольку они являются наиболее часто применяемыми способами защиты права собственности и наиболее действенными. В данной статье не будет затронут вопрос, касающийся иска о признании права собственности, поскольку применяется он довольно редко по сравнению с другими способами защиты права собственности.

Право собственности и его защита

Право собственности представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое позволяет своему обладателю — собственнику — определять содержание и направление использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное господство. ГК в пунк­те 2 статьи 317 правомочия собственника раскрывает с помощью традиционной для гражданского права триады правомочий: владения, пользования и распоряжения.

Право владения — это охраняемая законом возможность фактического обладания вещью. Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Проблема защиты владения как фактического обладания имуществом неразрывно связана с защитой института права собственности, так как по общему правилу можно пользоваться имуществом, только владея им.

В советском гражданском праве владение собственника и титульного владельца — несобственника защищалось исключительно в рамках двух традиционных вещно-правовых исков — виндикационного и негаторного. Владение рассматривалось, прежде всего, как одно из правомочий собственника (Рясенцев В.А., Ческис Г.И. Право собственности. Общие положения // Советское гражданское право. Часть 1. 3е издание, Под ред. В.А.Рясенцева. — М., 1986. — С. 276-278).

В этом и заключается феномен владения — права нет, а правовая защита есть. По этому поводу существуют разные взгляды. Одни считают, что владение — это право, поэтому и защищается правом, другие — что это факт, а защищается, чтобы не допускать самоуправства и не дестабилизировать правопорядок (Гражданское право Украины / Под ред. Дзеры О.В., Кузнецовой Н.С. — К.: Юринком интер, 2005. — С. 499)

В теории гражданского права принято считать, что владение вещью может быть законным и незаконным. Владение, которое опирается на право, — это законное владение. Если это право собственника, то и защищается правом собственности, если это владение арендатора, то защищается оно определенным договором аренды. Такие лица могут пользоваться всем объемом владельческой защиты, в том числе против собственника.

Незаконное владение делится на добросовестное и недобросовестное, в основу разделения заложено знание или незнание о неправомерности такого владения. Такое разделение имеет большое значение при виндикации.

Право распоряжения выражается в охраняемой законом возможности определять юридическую судьбу вещи: передавать ее другим лицам в собственность, а также в производное владение и пользование, а иногда и в распоряжение.

Необходимо выявить специфический признак, который присущ указанным правомочиям, именно как правомочиям собственника. Он состоит в том, что собственник принадлежащие ему правомочия осуществляет по своему усмотрению.

Применительно к праву собственности осуществление права по своему усмотрению, в том числе и распоряжение им, означает, что власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи. Власть же всех других лиц не только определяется законом, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею. Правоотношения собственности возникают чаще всего по поводу таких объектов гражданских прав, как вещи.

Гражданский оборот предполагает как признание определенных прав, так и защиту последних. Понятие защиты гражданских прав предполагает и защиту права собственности на недвижимое имущество, как частный случай общего. Выделяют два способа защиты права собственности: вещно-правовой и обязательственно-правовой (Крашенников П.В. Право собственности на жилые помещения. — М.: Статут, 2000. — С. 85). Одна из характерных черт вещных прав заключается в возможности их защиты с помощью особых вещно-правовых исков. Вещно-правовая защита дается против всякого нарушителя, что естественно для абсолютных прав, и направлена она на восстановление нарушенного права в состоянии, наиболее близком к тому, которое было до его нарушения.

Итак, именно самостоятельность, которая не зависит от субъективного фактора существования объектов вещных прав, предопределяет, с одной стороны, возможность владения вещами, а с другой — возможность лишения владения, если имущество находится в руках неуправомоченных лиц. Исходя из таких обстоятельств и строится защита вещных прав.

Виндикация

К вещно-правовым способам защиты права собственности относятся исковые требования, предъявляемые в тех случаях, когда нет договора о спорном имуществе, а само имущество существует или может быть восстановлено. Рассматриваемые способы защиты не связаны с какими-либо обязательствами и имеют целью восстановить право собственности на вещь в полном объеме либо устранить препятствия в осуществлении правомочий собственника на эту вещь.

Особенности вещно-правового способа защиты обусловлены абсолютным характером защищаемых прав, поскольку все меры направляются на защиту интересов субъектов вещных прав от непосредственного неправомерного воздействия со стороны любых третьих лиц. В связи с этим вещно-правовая защита осуществляется с помощью абсолютных исков, то есть исков, предъявляемых к любым нарушившим вещное право третьим лицам.

Ярким проявлением особенностей объектов вещных прав является сама конструкция наиболее распространенного средства вещно-правовой защиты — виндикационного иска, направленного на восстановление нарушенного владения. Виндикационным считается иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об изъятии индивидуально определенного имущества из его незаконного владения. Такой иск предъявляется при нарушении одновременно права владения, пользования и распоряжения, постольку виндикацией защищается право собственности в целом.

Субъектом права обращения с иском о виндикации является собственник, который обязательно должен доказать свое право на истребуемое имущество. Но не является бесспорным доказательством принадлежности имущества юридических лиц на праве собственности, на праве полного хозяйственного ведения или на праве оперативного управления нахождения имущества на балансе, поскольку последнее является формой ведения бухгалтерского учета (Роз’яснення Президії Вищого арбітражного суду України від 2 квітня 1994 року // Збірник рішень та арбітражної практики Вищого арбітражного суду України. — К., 1996. — № 1. — С. 158164).

Например, прокурор в интересах государства подал иск о признании недействительным договора купли-продажи многоэтажного дома. Данный дом был построен на государственные деньги и пребывал на балансе государственного предприятия. Имущество не утрачивает статуса государственной собственности независимо от того, на балансе какого государственного предприятия оно создано. Суд признал договор недействительным и обязал возвратить спорный дом в собственность государства в лице ФГИ (информационное письмо ВАСУ № 01-08/98 от 31 января 2001 года).

Лицом, обязанным возвратить имущество, выступает незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования.

Объектом виндикации выступает всегда индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Содержание виндикации составляет требование о восстановлении владения вещью, а не о замене ее другой вещью того же рода и качества. Следовательно, виндикационный иск нельзя предъявлять в отношении вещей, определенных только родовыми признаками или не сохранившихся в натуре (например, в случае, если строение капитально перестроено новым владельцем и стало практически новым объектом недвижимости, или невозможно виндицировать 5 тонн зерна, поскольку это родовая вещь, в данном случае можно требовать лишь возврата такого же количества зерна и в таком же качестве, но это уже будут обязательственные отношения). Кроме того, по своей сути виндикация является требованием о восстановлении владения собственника вещью, выбывшей из его господства, а не требованием замены этой вещи другим имуществом. Если имущество уничтожено, собственник не вправе требовать его возврата. В таком случае законодательство преду­сматривает защиту имущественных интересов собственника с помощью других правовых средств, в частности, иском по обязательству относительно причинения вреда. Вопрос о возможности изъятия индивидуально определенной вещи, подвергшейся изменениям, переработке, должен решаться в зависимости от характера таких ­изменений, их существенности.

Если вещь изменила свое первоначальное назначение в результате переработки, следует признать, что оснований для виндикации нет, возникают последствия, аналогичные гибели вещи, собственник имеет право лишь на возмещение убытков. Если вещь сохранила свое хозяйственное назначение, судьба произведенных улучшений должна быть решена в соответствии с правилами статьи 390 ГК. Добросовестный приобретатель (владелец) вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждений вещи. Если такое отделение невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не выше размера увеличения стоимости вещи.

Выше было уже отмечено, что предмет виндикационного иска незаменим, и ответчик обязан возвратить собственнику именно ту вещь, на которую последний имеет право собственности. И по общему правилу, возвращение вещи полностью отвечает интересам собственника, являясь основным требованием виндикации. Но если собственник захочет, то вместо возврата вещи он может требовать возмещения стоимости ее деньгами, поскольку изъятие вещи по тем или иным причинам оказывается нецелесообразным или утратило интерес или полезность для собственника. Подобные расчеты владельца вещи с собственником вполне допустимы, поскольку не противоречат закону и допускаются судебными органами.

Виндикационный иск собственника может иметь место, только если иное лицо владеет им незаконно. Оснований для виндикации не будет, если недвижимость была передана во владение несобственнику на основании договора (аренда, наем, купля-продажа и т.д.) или в силу закона (наследование, правопреемство и т.п.). Незаконное владение означает, что лицо владеет имуществом без какого-либо основания или владеет им по основанию, не охраняемому законом. Незаконным владельцем является и лицо, ранее владевшее имуществом на законном основании, если это основание в дальнейшем утратило силу (истечение срока договора найма).

Например, решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования ОАО к предприятию о возвращении имущества из незаконного владения. Данные предприятия заключили бессрочный договор аренды, такой договор может быть расторгнут в любое время, если другая сторона предупреждена в письменной форме за три месяца. Истец отправил письменное предложение и через три месяца ­считал договор расторгнутым. Однако ­ответчик в срок помещение не освободил. Право собственности истца на помещение подтверждается документами. В результате суд удовлетворил требование истца (Обзорное письмо ВАСУ № 01-8-737 от 11 января 2000 года).

Незаконным владельцем является лицо, похитившее вещь, присвоившее находку, приобретшее вещь у лица, не управомоченного на ее отчуждение и т.п. При этом не требуется, чтобы лицо, приобретшее вещь, было виновным (хотя бы в форме неосторожности). Достаточно, чтобы основание владения было незаконным.

Недвижимое имущество, в силу своей специфики, не может быть похищено или утеряно. Особенностью оборота недвижимого имущества как объекта вещных отношений является требование государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В связи с этим высказывается мнение, что собственнику недвижимости просто доказать свое право на недвижимость. Поэтому полагают, что виндицировать объекты недвижимости нет необходимости. Позволю себе не согласиться с этим по следующим причинам.

В цивилистической литературе иногда высказывается мнение о том, что область применения виндикации ограничивается только движимыми вещами и объектами права собственности, указанными в абзаце 2 пункта 1 статьи 181 ГК (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и др.) По мнению Суханова Е.А., в «отношении традиционных объектов недвижимости собственник обычно осуществляет владение юридическими, а не только фактическими способами, и потому не может быть лишен его иначе, как путем оспаривания законности регистрационной записи» (Гражданское право / Отв. ред. Суханов Е.А. — М.: БЕК, 1998. — Том I, С. 616 (примечание)). Данная точка зрения вызывает определенные возражения.

Во-первых, виндикационное требование, как известно, возникает при нарушении владения собственника, когда он лишен фактической возможности обладать вещью. Но нарушение владения в указанном смысле возможно и в отношении недвижимости, хотя оно имеет определенную специфику. Действительно, здание, сооружение или земельный участок нельзя, например, похитить или потерять (о подобных способах выбытия имущества из обладания собственника говорит статья 388 ГК). Нарушение владения недвижимостью может быть выражено, например, невозможностью доступа собственника в свою квартиру, занятую в его отсутствие посторонними лицами.

Во-вторых, именно нарушение правомочия владения как составного элемента права собственности является тем фактом, на основании которого у истца возникает право требовать устранения возникшего разрыва между принадлежащим ему правомочием и реальной возможностью его осуществления. Правомочие владения определяется в цивилистической литературе в основном как обеспеченная объективным правом возможность гос­подства собственника над вещью, обладания ею. Осуществление правомочия владения как в отношении движимых вещей, так и ­недвижимости, не имеет каких-либо принципиальных различий, которые не позволяли бы защищать право собственности на традиционные объекты недвижимости при помощи виндикационных исков.

В-третьих, если согласиться с точкой зрения Суханова Е.А. и признать, что защита права собственности на недвижимое имущество путем виндикации невозможна, то остались бы без защиты интересы добросовестных приобретателей недвижимости. Ведь тогда собственнику, по-видимому, следовало бы предъявить негаторный иск, а против него добросовестный приобретатель недвижимости не имеет защиты (в отличие от виндикационного иска). В качестве примера можно сослаться на следующее дело.

Собственник по договору купли-продажи, впоследствии признанному недействительным, передал нежилое помещение акционерному обществу, а оно продало помещение третьему лицу. Затем собственник обратился в арбитражный суд с иском об истребовании у третьего лица нежилого помещения. Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований, признав ответчика добросовестным приобретателем, так как он не знал и не мог знать об отсутствии у акционерного общества права на отчуждение спорного имущества.

Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — за плату или безвозмездно. Согласно части 3 статьи 388 ГК, при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

При применении части 3 статьи 388 ГК возникает и другой вопрос. Вполне возможна ситуация, когда «безвозмездный» приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Допустима ли виндикация в этом случае? Буквальное толкование части 3 статьи 388 ГК означает, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях.

Такое толкование, однако, представляется не соответствующим закону. Добросовестный приобретатель имущества, прошедшего через руки «безвозмездного» приобретателя, ничем, по сути, не отличается от неуправомоченного отчуждателя. Поэтому следует признать, что часть 3 статьи 388 ГК применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску.

Незаконный приобретатель вещи считается добросовестным, если он не знал и не мог знать, что лицо, которое передало ему вещь (имущество), не имело на это право. Если же он об этом знал или по обстановке должен был знать, что он приобрел вещь не у собственника, то он признается недобросовестным приобретателем. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, должен быть умысел или грубая неосторожность.

При разграничении прос­той и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства при каждом определенном случае, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т.п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т.е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях, то есть действует принцип неограниченной виндикации.

Во всех этих случаях виндикация допускается в интересах собственника, поскольку имущество выходит из его обладания помимо его воли, против его желания и интереса. Другое дело, когда вещь выходит из обладания собственника по его воле. При таком положении он сам должен нести невыгодные последствия за допущенную им ошибку или излишнюю доверчивость. Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. В данном случае закон защищает интересы добросовестного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного возмездно имущества.

Отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный приобретатель в случае отбирания у него вещи, приобретенной за плату, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, соответственно, имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки.

Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника без его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный, так называемый возмездный, приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь.

По этой причине, по моему мнению, вещь возвращается собственнику, а добросовестному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца. Все изложенное говорит об ограничении виндикации в отношении добросовестного приобретателя чужого имущества.

Виндикационный иск следует отграничивать от исков, тоже направленных на индивидуальную вещь, но основанных на обязательственных отношениях, уже существовавших между сторонами требования. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально определенную вещь (статья 620 ГК) исходят из того, что право собственности на вещь еще не перешло к истцу, а потому виндикационный иск не может быть предъявлен. Такой иск может быть предъявлен лишь при отсутствии обязательственных отношений между сторонами или после того, как обязательственные отношения прекратились (до их прекращения владение вещью опирается на законное основание).

Хотелось бы отметить, что, когда мы имеем дело с недвижимостью, презумпция собственности владельца вытесняется более сильной презумпцией законности зарегистрированного права. Это означает, что несмотря на то что собственник лишается фактического владения зарегистрированным объектом недвижимости, он по-прежнему является собственником в глазах всех третьих лиц. Факт владения не создает презумпции собственности со стороны незаконного владельца. Поэтому в данном случае нет необходимости заставлять суд разрешать вопрос о том, кто является законным, титульным владельцем вещи. Само же выселение, по моему мнению, может быть произведено даже органами внутренних дел на основании вы­писки из Единого государственного ­реестра прав на недвижимость.

Таким образом, можно сделать вывод, что при наличии в государстве единой, четко работающей, вызывающей доверие у всех участников гражданского оборота системы регистрации прав на недвижимость, необходимость виндицировать имущество в некоторых случаях отпадает.

Негаторный иск

При охране отношений собственности различные нормы и институты гражданского права играют различную роль. Среди всех объектов права собственности особое место занимает недвижимое имущество. Именно право собственности на недвижимость служит гарантией реализации одного из основных конституционных прав — права частной собственности. Рассматривая способы защиты права собственности на недвижимое имущество в качестве объекта изучения, хотелось бы обратить внимание на определенные обстоятельства, поскольку некоторые вопросы защиты права собственности именно на недвижимость изучены не в полной мере. Сейчас мы остановимся на особенностях негаторного иска как второго, на мой взгляд, важного способа защиты права собствен­ности на недвижимое имущество.

Итак, не менее эффективным, чем виндикация, является негаторный иск. Суть его заключается в возможности требования собственником или титульным владельцем устранения нарушений в реализации его права, не связанных с лишением владения имуществом. Так, статья 391 Гражданского кодекса Украины (ГК) предусматривает право требовать устранения препятствий в реализации им права пользования и распоряжения.

Однако суды не всегда правильно трактуют данную норму. Например, ЗАО «ХХХ» обратилось в хозяйственный суд с иском к совместному предприятию (СП) об устранении нарушений в пользовании имуществом. В процессе рассмотрения дела истец изменил свои исковые требования и просил истребовать имущество из чужого незаконного владения и передать по акту. Иск обосновывал тем, что право собственности возникло на основании договора купли-продажи. Совместное предприятие иск не признало, мотивируя это тем, что истец добровольно передал имущество в уставный фонд СП.

В процессе рассмотрения выяснилось, что общим собранием СП приняло решение об исключении ЗАО «ХХХ» из состава учредителей, но вопрос о возврате ­ЗАО «ХХХ» его вклада в натуральной форме собранием не решался. В результате суд обязал СП устранить нарушение в пользовании истцом имуществом путем освобождения и передачи его истцу. Суд фактически своим решением соединил два способа защиты собственности в одно (негаторный и виндикационный), поскольку по своей правовой природе речь идет о чистой виндикации (собственник не владеет имуществом), а при негаторном иске собственник должен обязательно владеть имуществом. То есть последствием такого решения является успешная апелляция по формальным обстоятельствам и, как следствие, затягивание всего судебного процесса.

Характерной особенностью такого иска, как правило, является отсутствие спора по поводу принадлежности истцу имущества на праве собственности или другом основании (Цивільне право України / За ред. Дзери О.В., Кузнєцової Н.С. Кн. 1. — К., 2005. — С. 525).

Такой способ защиты права собственнос­ти также был известен еще римскому праву, о чем свидетельствует и его название («actio ne­gatoria» — буквально «отрицающий иск»).

Истцом по негаторному иску является собственник или титульный владелец, сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствия в пользовании или распоряжении ею. Субъектом признается нарушитель прав собственника, действующий незаконно. Объект негаторного иска представляет собой устранение длящегося правонарушения на момент предъявления иска. Поэтому к негаторному иску не применяются правила исковой давности. Требование об устранении препятствий в пользовании можно предъявить в любой момент, пока сохраняется нарушение, но не те, которые имели место в прошлом.

Например, если создаются препятствия время от времени в пользовании имуществом, то нет смысла каждый раз подавать негаторный иск, поскольку при устранении препятствий во время судебного процесса отпадают и основания для удовлетворения иска. На мой взгляд, гораздо целесо­образнее подать иск о признания права собственности либо о возмещении вреда или упущенной выгоды, если таковые имеются. Однако следует иметь в виду, что на удовлетворение негаторного иска не влияет виновность лица, создающего своим поведением препятствия в реализации права собственности. Но если такие действия причинили собственнику убытки, то они могут быть взысканы лишь на основании статьи 1166 ГК при наличии вины. Если же лицо докажет правомерность своего поведения, то удовлетворению иск о возмещении убытков не подлежит.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права собственности негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, если налицо угроза такого нарушения. Например, посредством негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препятствовать пользованию имуществом.

Если препятствование в осуществлении правомочий собственника создается правомерными действиями (например, с разрешения соответствующих государственных органов), предъявлять негаторный иск нельзя. Придется либо оспаривать законность таких действий (но не с помощью негаторного иска), либо претерпевать их последствия.

Необходимо отметить, что виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут подавать не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество — все законные владельцы. К их числу отнесены субъекты как вещных прав, так и субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики).

При этом титульные (законные) владельцы, обладающие имуществом в силу закона или договора, в период действия своего права могут защищать его даже против собственника имущества. В силу этого можно говорить об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения. Ситуация актуальна при отношениях арендатора и арендодателя, в которых первый — это титульный владелец, а второй — собственник.

Так, при окончании срока договора аренды он должен быть пролонгирован на новый срок, согласно тому же договору, если в течение месяца стороны не заявят об обратном. Со временем арендодатель начал требовать освобождения помещения, заставил коридор и поменял замок. Арендатор подал иск в суд с требованием устранить препятствия в реализации права пользования и распоряжения путем освобождения коридора и передачи ключей. Суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме. Арендодатель подал апелляцию, которая основывалась на признании за ним права собственности на дверь и, как следствие, реализации своих прав по собственному усмотрению. Суд вынес решение о сносе дверей. Данное решение наглядно отображает права титульного собственника в отстаивании своих прав против владельца.

Полагаю, что в действиях арендодателя просматривается явное злоупотребление правом (шикана), когда арендодатель «защищает» свое право собственности на дверь. Так, согласно пункту 3 статьи 13 ГК, не допускаются действия лиц, осуществляемые с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в других формах. В данном случае арендатор требовал реализации своего права, не имея к нему интереса, а преследуя совсем иные цели — возврат или недопуск в помещение.

Основным признаком злоупотребления правом можно назвать то, что главной целью является умышленное нанесение вреда другому лицу, но в рамках обычного типа поведения, которое составляет суть данного права.

В судебной практике истцы не называют иск об устранении препятствий в реализации права собственности негаторным иском, они лишь отмечают суть требований. Также необходимо соответствие негаторного иска требованиям процессуального законодательства, в частности статье 119 ГПК Украины и статье 54 ХПК Украины.

Особое значение негаторного иска заключается в использовании его как средства защиты права собственности на земельный участок.

Таким образом, предметом негаторного иска является требование собственника, владеющего имуществом, к третьим субъектам об устранении любых нарушений его права собственности, препятствующих ему в пользовании, распоряжении этим имуществом любым способом, не запрещенным законом. И необходимость в использовании собственником негаторной защиты появляется тогда, когда, например, другие лица строят здания, сажают деревья, тем самым блокируя подходы к имуществу собственника; в одностороннем порядке занимают помещения, которые должны находиться в общем пользовании всех сособственников; делают ремонт таким образом, что возникают препятствия или опасность для других собственников.

МАЙОРОВВасилий — начальник юридического отдела ООО «Компания «Реверс», г. Киев

Поделиться

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Истребование имущества из чужого незаконного владения

Второе условие заключается в строго индивидуальной направленности требования, так как истребовать свое имущество можно только от лица, у.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Вещные права Виндикационный иск. Тенденции судебной практики

Вы точно человек?

Действующий

Особенности применения виндикационных исков в правоприменительной практике

Виндикационные иски относятся к вещно-правовым способам защиты. Они используются при нарушении права собственности, например при незаконном изъятии имущества.

Виндикационный иск является требованием собственника, не владеющего вещью А, к владеющему вещью А лицу, не являющемуся ее собственником (субъект, самовольно завладевшей вещью/приобретший вещь у лица, не имевшего права распоряжаться ею), с целью возврата вещи А во владение собственника. Иными словами, виндикационный иск — это иск об истребовании имущества его собственником из чужого незаконного владения. В законодательстве Российской Федерации данное право закреплено в статьях 301, 302 и 303 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). При этом есть две особенности:

— свои права на истребуемую вещь А собственнику необходимо доказать;

— виндикационный иск — требование о возврате конкретной вещи А, не подразумевающее замену другой вещью В или денежную компенсацию.

За долгие годы в юридической практике выработались определенные условия предъявления данного вида исков:

— вещь должна находиться во владении другого лица;

— истец должен доказать свои права собственника на истребуемую вещь;

— ответчиком является незаконный владелец, у которого находится вещь;

— не истек трехлетний срок исковой давности.

Однако до недавнего времени возможность использования виндикационного иска как в среде юристов, так и в правоприменительной практике в целом, вызывала большой вопрос.

Классическим и довольно распространенным случаем в повседневной жизни является ситуация, когда на принадлежащем гражданину А земельном участке вдруг появляется еще один «хозяин» — гражданин Б — и начинает им активно пользоваться, выращивая растения, организуя строительство, препятствуя настоящему собственнику пользоваться земельным участком, например, посредством возведения забора. В подобном случае предъявление виндикационного иска в суд остается единственным выходом из положения. Наглядным примером может являться иск о защите нарушенных прав в отношении доли в праве общей собственности:

Гражданка А (далее — истица) обратилась в районный суд города Т. с иском к гражданину Б (далее — ответчик) о защите нарушенных прав в отношении доли в праве общей собственности. Основанием для подачи заявления послужило уменьшение межи участка, а также учинение препятствий в пользовании земельным участком гражданке А со стороны гражданина Б.

Земельный участок, который был подарен гражданке А и гражданину Б, приходящимся друг другу братом и сестрой, их родителями, имеет площадь 703 кв. м. Границы принадлежащего истице земельного участка в соответствии с правоустанавливающим документом должны составлять по фасаду 8,6 м. Однако фактическая длина межи по фасаду составляет 8,5 м, причиной чего являются действия ответчика, посадившего кусты винограда на принадлежащей гражданке А части земельного участка. Кроме того, ответчиком по мере роста кустов винограда была сооружена поддерживающая его металлическая конструкция, стойки которой не только находились на земельном участке, принадлежащем истице, но мешали проведению земельных работ. Сами кусты винограда высажены на расстоянии менее 3 м от разделяющей смежные участки межи. То есть — с нарушением норм СНиП 30-02-97 и 30-102-99. Все требования истицы были проигнорированы ответчиком. На основании этих фактов гражданка А решила воспользоваться своим правом на судебную защиту нарушенных прав и приняла решение предъявить иск.

1. Восстановить истице границы земельного участка по фасаду — 8,60 м.

2. Обязать ответчика не чинить препятствий в пользовании земельным участком.

3. Обязать ответчика устранить препятствия в пользовании принадлежащим истице имуществом — земельным участком, границы которого в соответствии с правоустанавливающим документом составляют по фасаду 8,6 м, а именно:

— демонтировать/перенести поддерживающую виноград металлическую конструкцию на расстояние 4 (четыре) м от межи;

— ликвидировать кусты винограда, произрастающие на территории, принадлежащей истице части земельного участка.

В удовлетворении иска гражданке А было отказано.

Собственник, в соответствии со ст. 301 ГК Российской Федерации (далее — ГК РФ), имеет полное право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Однако, учитывая, что предметом спора по виндикационному иску является только индивидуально-определенная вещь, в судебной практике преобладала позиция о невозможности истребования доли в праве общей собственности из чужого незаконного владения.

Арбитражные суды, отказывая в виндикации доли в праве общей собственности, обосновывали свое решение пунктом 1 ст. 246 и п. 1 ст. 247 ГК РФ, указывающим, что «…владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом». Таким образом, истребование объекта долевой собственности из чужого незаконного владения должно осуществляться по соглашению всех ее участников. Данный подход основывался на вполне логичном факте — доля в праве собственности, несмотря на то, что она имеет отношение к имуществу, индивидуально-определенной вещью очевидно не является. Она не имеет вещественного выражения, соответственно, ей невозможно владеть, в том числе и незаконно. Природа доли в праве общей собственности заключается в том, что имущество в качестве объекта общей долевой собственности — это единое целое. Все участники выступают по отношению к нему как единый собственник и, соответственно, в отношении предмета собственности должны выражать общую волю. Между тем право сособственника распространяется на вещь в целом, а не ограничивается какой-либо конкретной ее частью.

Кроме того, в рассматриваемом прецеденте фактически отсутствовала процедура досудебного урегулирования спора.

Наглядным примером может послужить следующий прецедент, довольно известный в юридической практике:

Аскизское районное потребительское общество (далее — Аскизское РПО) обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с иском к индивидуальному предпринимателю Тодиновой Ираиде Ивановне о возврате из чужого незаконного владения 1/2 доли магазина (литер А), расположенного по адресу: с. Аскиз, ул. Промышленная, 30, а также о взыскании неполученных доходов в размере 80 700 руб.

Истец просит суд обязать Тодинову И.И. подписать акт раздела границ земельных участков для оформления межевого дела.

До принятия судебного решения в порядке части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец заявил ходатайство об уточнении исковых требований и просит истребовать у предпринимателя незаконно занимаемую 1/2 доли магазина (литер А), расположенного по адресу: с. Аскиз, ул. Промышленная, 30, а также взыскать неполученные доходы в размере 80 700 руб.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия, гражданин Гурин Игорь Иванович, Аскизский районный союз потребительских обществ (далее — Аскизский РПС).

Решением от 5 декабря 2005 года в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 13 февраля 2006 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, индивидуальный предприниматель Тодинова Ираида Ивановна обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение от 5 декабря 2005 года и постановление апелляционной инстанции от 13 февраля 2006 года Арбитражного суда Республики Хакасия отменить.

Заявитель указывает на несоответствие материалам дела вывода суда о том, что ответчица не является добросовестным приобретателем. Как указывает Тодинова И.И., с Аскизским РПС договор был заключен не 29.03.2003, а 29.03.2001.

Как полагает заявитель, наличие такого акта не дает повода для сомнений в праве продавца отчуждать спорное имущество.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом.

Исследовав материалы дела в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрев доводы кассационной жалобы, проверив правильность применения Арбитражным судом Республики Хакасия норм материального и процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, Аскизское РПО создано по решению собрания представителей потребительских обществ от 28.02.2003 и решению собрания учредителей от 12.03.2003.

При создании истец получил в собственность имущество по разделительному балансу на 26.03.2003 и по акту от 15.04.2003 приема-передачи основных средств Аскизского РПС, в том числе магазин «Одежда» в с. Аскиз-1.

01.12.2004 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (свидетельство серии 19 АА N 006398) зарегистрировано право собственности Аскизского РПО на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на здание магазина общей площадью 525,9 кв. м, расположенного по адресу: с. Аскиз, ул. Промышленная, 30. Ответчик — предприниматель Тодинова И.И. также имеет право на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на здание указанного магазина, что подтверждается свидетельством серии 19 АЮ N 016549 от 14.11.2000.

Истец, ссылаясь на отказ ответчицы освободить половину здания, принадлежащую Аскизскому РПО, обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями. Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что на момент рассмотрения спора не имеется индивидуально-определенной вещи, принадлежащей истцу, относительно которой можно сделать вывод о незаконности владения и решить вопрос о ее истребовании.

Суд мотивировал отказ тем, что после возникновения права общей долевой собственности на объект недвижимости ни один из собственников не потребовал выдела своей доли в натуре.

Подобного рода иски не только не являются редкостью, но и имеют одну общую черту — истец выдвигает требование о межевании к ответчику только после того, как ответчик чего-то достиг и с него можно что-то истребовать.

Современная судебная практика признает данный подход в корне неверным. На долю в праве общей собственности может и должен быть распространен правовой режим вещи как объекта гражданских прав. Давайте рассмотрим — почему?

В поддержку предыдущего утверждения можно привести следующие аргументы:

— Доля в праве общей долевой собственности представляет собой имеющее определенную ценность и стоимость для собственника и третьих лиц имущество.

— Доля в праве собственности (в рамках действующего гражданского законодательства) может участвовать в гражданском обороте без каких-либо ограничений. То есть в праве собственности на недвижимое имущество к сделкам с долями применяются те же правила, что и к сделкам с недвижимостью (ст. 251, п. 2 ст. 223 ГК РФ).

— Доля имеет индивидуально-определенные характеристики в праве на недвижимое имущество, установленные самой вещью, и поэтому подлежит внесению в ЕГРП и государственной регистрации.

— Доля не может предусматривать в праве общей собственности лишь возможность эксплуатирования полезных свойств. Она обеспечивает все правомочия собственника, в том числе и владение. При общей долевой собственности сособственники по объему правомочий не отличаются от индивидуальных собственников. На основании п. 1 ст. 209 ГК РФ, собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Виндикационный иск

виндикационный иск — требование о возврате конкретной вещи А, не подразумевающее замену другой вещью В или денежную компенсацию. За долгие.

Виндикационный иск от А до Я

Понятие виндикационного иска

. Среди гражданско-правовых средств защиты права собственности особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения — виндикационные иски. Хотя в судебно-арбитражной практике они встречаются не столь часто, как обязательственно-правовые требования, их предупредительно-воспитательную роль в обеспечении неприкосновенности частной, государственной и муниципальной собственности от незаконного завладения трудно переоценить. Кроме того, правила виндикации (ст. 301-303 ГК) представляют большой теоретический и практический интерес, выходящий далеко за рамки рассматриваемого института.
Под виндикационным иском (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы) понимается внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. В соответствии с действующим законодательством для предъявления виндикационного иска необходимо одновременно наличие ряда условий. Прежде всего, требуется, чтобы собственник был лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения. Если имущество находится у собственника, но кто-то оспаривает его право или создает какие-либо препятствия в пользовании или распоряжении имуществом, применяются иные средства защиты, в частности иск о признании права собственности или иск об устранении препятствий, не связанных с лишением владения (см. § 3 и 4 настоящей главы).
Далее необходимо, чтобы имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находилось в фактическом владении другого лица. Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда или иска из неосновательного обогащения.
Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того имущества, которое выбыло из его владения. При этом, однако, следует помнить, что различия между индивидуально-определенными и родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т.п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).
Наконец, виндикационный иск носит внедоговорный характер и защищает право собственности как абсолютное субъективное право. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.
Хотя указанные положения, касающиеся условий предъявления виндикационного иска, являются достаточно очевидными, хорошо изучены юридической наукой и проверены тысячелетним опытом, они нередко игнорируются на практике в угоду решения сиюминутных проблем. К сожалению, в последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий, в частности разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т.д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждений о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер и ни к чему, кроме негативных последствий, в конечном счете привести не может.
Истец и ответчик по виндикационному иску. Право на виндикацию принадлежит собственнику, утратившему владение вещью (ст. 301 ГК). Однако наряду с ним виндицировать имущество в соответствии со ст. 305 ГК может также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом, именуемым обычно титульным владельцем имущества, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т.д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, права оперативного управления и т.д.*(1064)
Введение в российское гражданское право института приобретательной давности означает, что защита против неправомерного завладения имуществом обеспечивается и давностному владельцу. Указанное лицо до истечения соответствующего срока не может считаться титульным владельцем имущества, ибо его владение не опирается на правовое основание. Однако такое владение не является и юридически безразличным фактом, ибо при определенных условиях — добросовестность, открытость, непрерывность владения — и по истечении установленных законом сроков фактический владелец имущества может стать его собственником. Поэтому в случае посягательства на имущество со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение им, давностный владелец на основании п. 2 ст. 234 ГК может добиваться восстановления своего владения.
В качестве ответчика по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию в виндикационном процессе.
Предмет и основание виндикационного иска. Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения*(1065). Если истец ставит вопрос о предоставлении ему равноценного имущества либо выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда.
Наряду с предметом иска истец должен сформулировать его основание путем указания на те юридические факты, с которыми он связывает свое требование к ответчику. В исках об истребовании имущества такое основание составляют обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, условия поступления имущества к ответчику, наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорное имущество и возможность его истребования по виндикационному иску.
В научной литературе нет единства мнений относительно того юридического титула, на который опирается истец в своих исковых требованиях. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью*(1066). Но, как правильно отмечалось в литературе, в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав*(1067). Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности обладания имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве, например праве собственности, праве нанимателя, праве залогодержателя и т.д. Единственное исключение в этом плане составляет, как указывалось выше, иск давностного владельца имущества, который не опирается на конкретное субъективное право и направлен на защиту фактического владения как такового.

Источник: Коллектив авторов. Вопросы и ответы к государственному экзамену по гражданскому праву 2012 год. 2012

Еще по теме Понятие виндикационного иска:

  1. 1. Понятие и условия виндикационного иска
  2. 3. Последствия виндикационного иска
  3. Условия удовлетворения виндикационного иска
  4. Статья 49. Изменение основания или предмета иска, из-менение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение
  5. Статья 39. Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение
  6. Статья 39. Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение
  7. Статья 49. Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение
  8. Понятие негаторного иска
  9. Понятие иска о признании права собственности
  10. Статья 173. Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон
  11. Статья 173. Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон
  12. Статья 143. Замена одних мер по обеспечению иска другими мерами по обеспечению иска
  13. 3. Кондикционный и виндикационный иски
  14. Статья 143. Замена одних мер по обеспечению иска другими мерами по обеспечению иска
  15. 12.1. Истребование имущества собственником из чужого незаконного владения (виндикационный иск)
  16. § 2. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск)
  17. § 2. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск)

— Гражданское право — Международное частное право — Предпринимательское право — Семейное право —

— Административное, финансовое, информационное право — Гражданское, предпринимательское, семейное, международное частное право — Конституционное, муниципальное право — Природоресурсное, аграрное, экологическое право — Таможенное, налоговое, медицинское право — Теория и история права и государства — Трудовое право — Уголовное, уголовно-процессуальное право —

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 8.6. Защита права собственности и иных вещных прав

В гражданском праве РФ существует понятие виндикационного иска. Это требование собственника вернуть имущество, которое ему.