В российском законодательстве обязанность заемщика по возврату потребительского Возможностей защиты нарушенного права у кредитора несколько. Существуют внесудебные и судебные способы обеспечения возврата.

Потребительские кредиты: защита интересов заемщиков

Приложение

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО НЕКОТОРЫМ ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРИМЕНЕНИЕМ

К БАНКАМ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ

КРЕДИТНЫХ ДОГОВОРОВ

1. Включение в кредитный договор условия о том, что в случае нарушения обязательств по возврату очередной части кредита банк имеет право потребовать досрочного возврата выданного кредита, не противоречит части 4 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

Банк обратился в арбитражный суд (далее — суд) с заявлением о признании недействительным постановления органа по надзору в сфере защиты прав потребителей (далее — орган Роспотребнадзора) о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), за включение в договор условия, ущемляющего установленные законом права потребителей.

Суд первой инстанции установил, что банк был привлечен к административной ответственности за включение в кредитные договоры, заключенные с гражданами, условия о праве банка потребовать досрочного исполнения обязательства по возврату кредита в случае, если заемщиком будет допущена просрочка по возврату очередной части кредита и уплате процентов за пользование кредитом.

Суд удовлетворил заявленное требование, указав, что данное право банка предусмотрено положениями статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс), поэтому включение в договор названного условия не противоречит закону и не может нарушать прав потребителей.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявления банка отказал, полагая, что статья 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) устанавливает специальные требования к содержанию условий кредитных договоров, заключаемых кредитными организациями с гражданами. В частности, в соответствии с частью 4 названной статьи по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора. По мнению суда апелляционной инстанции, спорное условие кредитного договора предоставляет банку возможность предъявить требование о возврате кредита не в срок, установленный договором, а ранее этого срока, что не допускается положениями указанной статьи Закона о банках.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил и оставил в силе решение суда первой инстанции, сославшись при этом на следующее.

В силу статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Право банка требовать досрочного возврата суммы кредита в случае нарушения срока возврата очередной части кредита предусмотрено положениями статьи 811 ГК РФ, поэтому включение в кредитный договор данного условия не противоречит закону и не может нарушать прав потребителей.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что положения части 4 статьи 29 Закона о банках о запрете на одностороннее сокращение банком срока действия кредитного договора направлены на защиту интересов заемщика при заключении договора (в частности, на недопущение включения в договор дискриминационных условий, позволяющих кредитной организации произвольно и в одностороннем порядке изменять условия договора). При этом данная норма Закона о банках не регулирует последствия нарушения кредитного договора, поэтому она не может быть истолкована как запрет включения в договор условия о праве банка предъявить требование о досрочном возврате кредита в случае, когда это право обусловливается нарушением заемщиком обязательств по возврату очередной части кредита либо иных обязательств, вытекающих из такого договора.

2. Условие кредитного договора о том, что в случае просрочки возврата части кредита, выданного заемщику-гражданину, проценты за пользование соответствующей частью кредита в период такой просрочки взимаются в удвоенном размере, не нарушает прав потребителя, так как названным условием установлена ответственность заемщика за нарушение денежного обязательства.

Орган Роспотребнадзора привлек кредитную организацию к ответственности, предусмотренной КоАП РФ, за нарушение прав потребителя при заключении с ним кредитного договора, выразившееся во включении в договор условия о том, что в случае просрочки возврата части кредита проценты за пользование суммой кредита удваиваются.

Банк, не согласившийся с действиями государственного органа, обратился в суд с заявлением о признании постановления о привлечении его к административной ответственности недействительным, сославшись на то, что орган Роспотребнадзора ошибочно признал положение кредитного договора, заключенного с гражданином, противоречащим части 4 статьи 29 Закона о банках и нарушающим в связи с этим права потребителя.

Суд первой инстанции требование банка удовлетворил, руководствуясь следующим.

Как вытекает из абзаца шестого пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», повышенные проценты, обязанность по уплате которых установлена в кредитном договоре на случай просрочки возврата очередной части кредита, являются мерой ответственности должника за нарушение денежного обязательства.

В соответствии со статьей 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными законом. Суд первой инстанции указал, что пунктом 1 статьи 811 Кодекса предусмотрена возможность взыскания с заемщика процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в размере, установленном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, который, в свою очередь, предусматривает возможность в договоре установить иной размер процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Таким образом, из спорного положения кредитного договора вытекает, что размер процентов, на который возрастает процентная ставка за пользование кредитом в случае нарушения должником принятых на себя обязательств (повышенные проценты), применяется в отношении части кредита, возврат которой просрочен, и указанные повышенные проценты взимаются в течение периода просрочки. Данное положение представляет собой условие об ответственности должника за нарушение денежного обязательства по возврату суммы кредита. Установление в кредитном договоре мер ответственности за нарушение потребителем-гражданином принятых на себя обязательств по возврату кредита само по себе не нарушает его прав, гарантированных законодательством о защите прав потребителей.

Кроме того, предъявление банком требования о взыскании повышенных процентов не влечет за собой одностороннего увеличения размера процентов по кредитному договору или изменения порядка их определения (статья 809 ГК РФ), что запрещено положениями части 4 статьи 29 Закона о банках.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, апелляционная жалоба органа Роспотребнадзора — без удовлетворения.

3. Условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), ущемляет установленные законом права потребителя.

Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным постановления органа Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности, предусмотренной КоАП РФ, за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей.

Суд установил, что оспариваемым постановлением банк был привлечен к административной ответственности за включение в кредитный договор, заключенный с гражданином-заемщиком, условия о том, что в случае просрочки уплаты очередной части кредита банк вправе выдать заемщику без дополнительных заявлений со стороны последнего новый кредит в сумме задолженности по возврату соответствующей части кредита и уплате процентов по нему. Указанный кредит подлежал зачислению на банковский счет заемщика, открытый в банке-кредиторе. При этом в договоре банковского счета, который был заключен банком с гражданином, содержалось условие о том, что банк вправе в одностороннем порядке списать со счета гражданина денежные средства во исполнение любых обязательств, имеющихся у гражданина перед банком.

Суд отказал в удовлетворении требования банка, поскольку спорное условие кредитного договора в совокупности с условиями договора банковского счета фактически направлено на установление обязанности заемщика в случае просрочки уплачивать новые заемные проценты на уже просроченные заемные проценты (сложный процент), тогда как из положений пункта 1 статьи 809 и пункта 1 статьи 819 ГК РФ вытекает, что по договору кредита проценты начисляются только на сумму кредита. Таким образом, спорное условие кредитного договора направлено на обход положений закона, следовательно, противоречит им и является ничтожным. Включение в кредитный договор условия, ущемляющего права потребителя, образует состав административного правонарушения, установленного КоАП РФ. При названных условиях банк был правомерно привлечен к административной ответственности.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, дополнительно указав, что гражданское законодательство не запрещает кредитору и должнику по договору кредита заключить новый договор, по условиям которого денежные средства, выданные заемщику, будут направлены на исполнение обязательств, уже имеющихся у должника перед кредитором. Того же результата стороны могут достигнуть, заключив соглашение о новации обязательства по уплате начисленных процентов в заемное обязательство.

Однако в рассматриваемом деле спорное условие было включено в типовой с заранее определенными условиями договор кредита. Банк не доказал, что это условие индивидуально обсуждалось сторонами при заключении договора кредита. Суд указал, что данное условие является явно обременительным для заемщика-гражданина (пункт 2 статьи 428 ГК РФ). Ссылка ответчика на положения пункта 3 статьи 421 ГК РФ была признана судом апелляционной инстанции неправомерной, так как возможность сторон договором изменять положения диспозитивных норм закона в договорных отношениях с участием потребителя ограничена пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, запрещающим ухудшение положения потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации. В качестве такого правила в рассматриваемом деле выступают положения пункта 1 статьи 809 и пункта 1 статьи 819 ГК РФ, согласно которым по общему правилу в кредитных отношениях проценты по кредиту начисляются на сумму кредита, возможность начисления процентов на проценты из указанных норм не вытекает.

4. Положение кредитного договора с заемщиком-гражданином о праве банка предъявить требование о досрочном исполнении обязательства по возврату кредита в случае ухудшения финансового положения заемщика противоречит положениям части 4 статьи 29 Закона о банках, поэтому нарушает права потребителя.

Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным Постановления органа Роспотребнадзора о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной КоАП РФ.

В ходе судебного разбирательства установлено, что между банком и заемщиком-гражданином был заключен кредитный договор, по условиям которого банк в случае ухудшения финансового положения заемщика имеет право потребовать досрочного возврата кредита. При этом в договоре стороны оговорили, что под ухудшением финансового положения заемщика понимается уменьшение его ежемесячного дохода, указанного в ежеквартально представляемых в банк справках по форме 2-НДФЛ, более чем на десять процентов по сравнению со средним ежемесячным доходом, имевшимся у заемщика в момент выдачи кредита. Кроме того, стороны в договоре предусмотрели, что факт прекращения трудового договора заемщика с работодателем также рассматривается сторонами договора как ухудшение финансового положения заемщика.

По мнению органа Роспотребнадзора, данное положение кредитного договора нарушает права заемщика, так как противоречит положениям части 4 статьи 29 Закона о банках, в частности позволяет банку в одностороннем порядке изменять условия договора о сроке его действия.

Банк не согласился с постановлением органа Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности и обратился в суд с заявлением о признании его недействительным.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования отказал, сославшись на то, что ГК РФ не содержит такого основания для предъявления кредитором требования о досрочном возврате заемщиком-гражданином кредита, как ухудшение его финансового положения. Более того, положения части 4 статьи 29 Закона о банках запрещают кредитной организации в одностороннем порядке сокращать срок действия кредитного договора в отношениях с заемщиком-гражданином.

В рассматриваемом деле банк включил в типовой кредитный договор с заранее определенными условиями положения, которые позволяют ему при некоторых обстоятельствах в одностороннем порядке изменить срок действия договора, потребовав досрочного возврата суммы выданного кредита.

Суд также отметил, что само по себе ухудшение финансового положения заемщика не может быть основанием для предъявления требования о досрочном возврате кредита, так как данное обстоятельство может иметь место в силу объективных причин, не будучи связанным с неправомерными действиями самого заемщика.

Суд счел, что упомянутые положения договора нарушают права потребителя-гражданина, являющегося заемщиком по кредитному договору, в связи с чем банк был правомерно привлечен к административной ответственности, поэтому в удовлетворении заявления банка отказал.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, требование банка о признании незаконным постановления органа Роспотребнадзора — без удовлетворения, указав следующее.

Положения части 4 статьи 29 Закона о банках направлены на недопущение сокращения срока действия кредитного договора, а следовательно, и срока исполнения обязательств по такому договору на основании одностороннего волеизъявления кредитора, не обусловленного нарушением заемщиком условий договора.

Ухудшение финансового положения заемщика влечет за собой увеличение риска невозврата им полученного от банка кредита. Однако это обычный предпринимательский риск, который банк как коммерческая организация, осуществляющая систематическую направленную на получение прибыли деятельность по выдаче кредитов, несет всегда.

Суд апелляционной инстанции поддержал мнение суда первой инстанции о том, что само по себе ухудшение финансового положения заемщика может и не повлечь за собой неисполнения или ненадлежащего исполнения им денежного обязательства. В связи с этим наделение банка правом требовать досрочного возврата кредита по основанию, не предусмотренному положениями главы 42 ГК РФ, противоречит части 4 статьи 29 Закона о банках и нарушает права потребителя.

Постановлением суда кассационной инстанции указанные судебные акты были оставлены без изменения.

5. Условие долгосрочного кредитного договора с заемщиком-гражданином о том, что плата за пользование суммой кредита складывается из постоянного процента и величины, переменной в зависимости от колебаний рынка, само по себе не противоречит положениям статей 29 и 30 Закона о банках, законодательству о защите прав потребителей и не нарушает прав потребителя.

Орган Роспотребнадзора вынес постановление о привлечении кредитной организации к административной ответственности за включение в договор о предоставлении кредита для покупки квартиры условий, ущемляющих установленные законом права потребителя ( КоАП РФ).

Кредитная организация, не согласившись с этим постановлением, обратилась в суд с заявлением о признании его недействительным, полагая, что условия кредитного договора не нарушают прав потребителей и в связи с этим основания для привлечения ее к административной ответственности отсутствуют.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования отказал, установив, что в соответствии с условиями кредитного договора, заключенного кредитной организацией с заемщиком-гражданином, плата за пользование суммой кредита складывалась из двух составляющих: постоянного процента и переменной величины (ставки МосПрайм). Суд согласился с доводом органа Роспотребнадзора о том, что включение в кредитный договор с гражданином условия о возможности изменения процентной ставки за пользование кредитом в зависимости от колебаний ставок на рынке межбанковского кредитования нарушает положения части 4 статьи 29 Закона о банках, не допускающей изменения условий кредитного договора (в частности, условия о процентах за пользование кредитом) без согласия гражданина.

Кроме того, суд указал, что положения части 8 статьи 30 Закона о банках и абзаца четвертого пункта 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей исключают возможность выдачи физическим лицам кредитов с так называемой плавающей процентной ставкой, поскольку в этом случае не может быть обеспечено право потребителя на получение информации о полной стоимости кредита, полной сумме кредита и графике его выплаты.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, требование кредитной организации удовлетворено.

Суд апелляционной инстанции признал, что положения части 4 статьи 29 Закона о банках не могут быть истолкованы как ограничивающие право сторон кредитного договора установить такой порядок определения платы за пользование кредитом, который бы предусматривал автоматическое ее изменение в зависимости от колебаний того или иного экономического показателя (ставки рефинансирования Банка России, валютного курса, расчетного индекса (например, ставки МосПрайм) и т.п.), которые при этом не зависят от усмотрения банка. В рассматриваемом случае изменение размера платы за пользование кредитом (как в сторону ее повышения, так и понижения) осуществляется не в связи с односторонними действиями кредитной организации, при этом не происходит изменения условий кредитного договора. Более того, в части 4 статьи 29 Закона о банках содержится указание на то, что в кредитном договоре с заемщиком-гражданином может содержаться не только твердый размер процентов по кредиту, но и способ определения платы за кредит, к числу которых относится и условие о постоянной и переменной величинах процента.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, оценив природу заключенного между сторонами договора, кредит по которому был выдан на 25 лет, счел, что в подобного рода долгосрочных кредитных отношениях изменяющаяся процентная ставка позволяет сторонам договора заранее учесть возможные риски (изменение уровня инфляции или средних процентных ставок по аналогичным кредитам и т.д.).

Суд апелляционной инстанции также признал, что положения части 8 статьи 30 Закона о банках и абзаца четвертого пункта 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей не препятствуют заключению банком и заемщиком-гражданином кредитного договора с условием о переменной процентной ставке по кредиту. В спорном договоре содержится расчет полной стоимости кредита, причем в данном расчете банк указал тот размер ставки МосПрайм, который существовал в момент заключения договора. В этом же расчете содержится указание на то, что при увеличении или уменьшении ставки МосПрайм размер выплаты процентов за пользование кредитом будет пропорционально увеличиваться или уменьшаться. В соответствии с абзацем четвертым пункта 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей до заемщика должна быть доведена информация о размере кредита, полной сумме, подлежащей выплате потребителем, и графике погашения данной суммы. Спорный кредитный договор содержит эту информацию, определенную исходя из размера ставки МосПрайм, существовавшей на дату его заключения.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу органа Роспотребнадзора — без удовлетворения.

6. Кредитная организация была правомерно привлечена к административной ответственности за включение в договор с заемщиком-гражданином положения о том, что заключенный сторонами кредитный договор не рассматривается ими в качестве договора присоединения и к отношениям, возникающим между сторонами, не подлежат применению правила статьи 428 ГК РФ, так как это положение договора ущемляет установленные законом права потребителя.

Орган Роспотребнадзора привлек кредитную организацию к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное КоАП РФ (включение в договор условия, ущемляющего установленные законом права потребителя).

Кредитная организация, не согласившись с этим постановлением, оспорила его в суде, указывая, что ею не было допущено каких-либо нарушений прав потребителей.

Рассматривая спор, суд установил, что в кредитном договоре, заключенном кредитной организацией с заемщиком-гражданином, в разделе «Заключительные положения» содержалось положение о том, что данный договор не рассматривается его сторонами в качестве договора присоединения и к отношениям, возникшим между кредитной организацией и заемщиком, не применяются правила статьи 428 ГК РФ.

В судебном заседании представитель кредитной организации пояснил, что названное условие кредитного договора не может нарушать прав потребителя, так как оно имеет исключительно информационный характер. Кроме того, по мнению истца, права заемщика не могут считаться нарушенными, так как указание в договоре на неприменение к отношениям сторон той или иной нормы права не означает, что суд, разрешая спор, возникший в связи с этим договором, не сможет применить те нормы права, которые сочтет подлежащими применению в данном деле.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявления банка отказал по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Суд счел, что при заключении кредитной организацией спорного договора кредитования с заемщиком-гражданином последний был фактически лишен возможности влиять на содержание договора. Названное обстоятельство подтверждается как показаниями заемщика, указавшего, что при оформлении договора сотрудник банка отказался рассматривать изменения, предложенные гражданином (в части изменения условия о подсудности споров, возникающих по договору), так и пояснениями представителя кредитной организации о том, что в соответствии с принятыми в банке внутренними правилами типовые тексты кредитных договоров, заключаемых в рамках заранее разработанных кредитных продуктов, изменению по предложению заемщиков не подлежат.

Таким образом, по смыслу пункта 1 статьи 428 ГК РФ данный договор, заключенный между кредитной организацией и заемщиком-гражданином, следует квалифицировать как договор присоединения, следовательно, заемщик обладает всеми правами стороны, присоединившейся к договору (пункт 2 статьи 428 ГК РФ). Включение в договор условий, ущемляющих эти права, является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу кредитной организации — без удовлетворения.

7. Условие кредитного договора о том, что споры по иску банка к заемщику-гражданину рассматриваются судом по месту нахождения банка, нарушает законодательство о защите прав потребителей, поэтому банк был правомерно привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное КоАП РФ.

Кредитная организация была привлечена к административной ответственности за включение в кредитный договор условия, нарушающего права потребителей. В качестве такого условия орган Роспотребнадзора расценил положения договора о том, что споры по иску банка к заемщику рассматриваются судом по месту нахождения банка, а споры по иску заемщика к банку рассматриваются по выбору заемщика судом по месту его нахождения или пребывания, либо по месту нахождения банка, либо по месту заключения или исполнения кредитного договора.

Банк обратился в суд с заявлением о признании постановления и предписания органа Роспотребнадзора недействительными, указав, что спорное положение кредитного договора не ухудшает правового положения заемщика при предъявлении им требований к банку и не противоречит положениям пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей, так как буквально воспроизводит их. Данная статья Закона не определяет подсудности дел по искам организации к потребителю, связанным с нарушением потребителем своих обязанностей по договору. Следовательно, подсудность такого рода споров может быть определена договором.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявления отказал, руководствуясь следующим.

Положения пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей предоставляют потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к контрагенту, в первую очередь исходя из критерия удобства участия самого потребителя в судебном разбирательстве. При этом законодатель не установил процессуальных правил для рассмотрения споров, в которых потребитель является ответчиком, так как по общему правилу иск предъявляется в суд по месту нахождения ответчика (статья 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим дела с участием потребителей всегда будут рассматриваться в суде по месту жительства потребителя. Суд указал, что данная гарантия, предоставляемая потребителю-гражданину законом, не может быть изменена или отменена договором.

При названных обстоятельствах суд счел, что включение спорного положения о подсудности споров в кредитный договор, являющийся типовым, с заранее определенными условиями, ущемляет права потребителя и является административным правонарушением, за совершение которого банк правомерно привлечен к ответственности.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу банка — без удовлетворения.

8. Включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным постановления органа Роспотребнадзора о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной КоАП РФ, за включение в кредитный договор условия, ущемляющего установленные законом права потребителей.

Суд первой инстанции счел, что выдача кредита по кредитному договору, заключенному банком с заемщиком-гражданином, была обусловлена заключением заемщиком договора страхования своей жизни и здоровья. Суд указал, что в рассматриваемой ситуации банк обусловил получение заемщиком кредита необходимостью обязательного приобретения другой услуги — страхования жизни и здоровья заемщика, что запрещается положениями пункта 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил и удовлетворил требование банка, указав следующее.

Как усматривается из материалов дела, при выдаче кредитов гражданам банк применял разработанные им правила выдачи кредитов физическим лицам для целей приобретения автотранспортных средств. В соответствии с названными правилами страхование жизни и здоровья заемщика относится к мерам по снижению риска невозврата кредита, причем правилами предусмотрено, что кредит может быть выдан заемщику и в отсутствие договора страхования, но в этом случае по кредиту устанавливается более высокая процентная ставка. Как следует из представленных банком доказательств, разница между двумя данными ставками не является дискриминационной. Кроме того, из упомянутых правил вытекает, что решение банка о предоставлении кредита не зависит от согласия заемщика застраховать свою жизнь и здоровье в пользу банка. В кредитном договоре также содержится условие о том, что сумма задолженности заемщика по кредиту (в части основной суммы долга и начисленных, но не уплаченных процентов за пользование кредитом) уменьшается на сумму страхового возмещения, полученного банком от страховой компании при наступлении страхового случая.

Суд также обратил внимание на то, что разница между процентными ставками при кредитовании со страхованием и без страхования являлась разумной. Как видно из заявки на выдачу кредита, подписанной заемщиком, он выбрал вариант кредитования, предусматривающий в качестве одного из обязательных условий страхование жизни и здоровья, с более низкой процентной ставкой.

Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что навязывания услуги страхования при выдаче кредита не было. Следовательно, банк был неправомерно привлечен к административной ответственности за нарушение прав потребителей.

9. Положения кредитного договора о том, что гражданину-заемщику открывается текущий счет в банке-кредиторе, через который осуществляется выдача кредита и его погашение, не нарушают пункт 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, так как открытие такого счета и все операции по нему осуществляются кредитной организацией без взимания платы.

Кредитная организация оспорила в суде Постановление органа Роспотребнадзора, которым она была привлечена к административной ответственности за включение в кредитный договор условия, ущемляющего права потребителей ( КоАП РФ). Таковым орган Роспотребнадзора счел положение договора о том, что гражданин-заемщик открывает в банке текущий счет, через который осуществляется выдача кредита и его погашение (для погашения кредита заемщик вносит на текущий счет денежные средства, которые затем списываются банком в счет ежемесячных платежей по кредиту). Орган Роспотребнадзора полагал, что в данном случае банк обусловил выдачу кредита обязательным заключением договора об оказании другой банковской услуги — договора банковского счета.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования банка отказал, указав, что законодательство о защите прав потребителей содержит запрет навязывания потребителю товаров, работ и услуг путем обусловливания приобретения одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением других товаров (работ, услуг) (пункт 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей). В этом деле, по мнению суда, имело место обусловливание заключения кредитного договора заключением другого договора с банком — договора банковского счета.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, требование банка удовлетворил, руководствуясь следующим.

Положения пункта 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей направлены на защиту имущественных интересов потребителя от действий контрагента, обусловившего приобретение нужного потребителю товара приобретением другого товара, который потребителю не нужен и на приобретение которого потребитель не желал бы нести затраты. Таким образом, пунктом 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей не охватываются случаи, когда услуга (в рассматриваемом деле — услуга по открытию и ведению банковского счета), связанная с другой оказываемой потребителю услугой (выдачей потребительского кредита), оказывается потребителю бесплатно. Суд апелляционной инстанции указал, что из договора банковского счета следует, что вознаграждение за совершение операций по счету (за выдачу, прием, перевод денежных средств по счету) банком не взимается, договор банковского счета действует до даты полного возврата кредита. В связи с этим спорное условие кредитного договора не может нарушать прав гражданина-заемщика, поэтому Постановление органа Роспотребнадзора является незаконным.

Суд кассационной инстанции оставил Постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу органа Роспотребнадзора — без удовлетворения.

10. Установление в кредитном договоре штрафа за отказ заемщика от получения кредита противоречит законодательству о защите прав потребителей.

Орган Роспотребнадзора привлек банк к административной ответственности за включение в договор условия, ущемляющего права потребителей ( КоАП РФ). Постановление о привлечении к административной ответственности было оспорено банком в суде. В заявлении банк указал, что названное условие не нарушает прав потребителей, так как оно устанавливает ответственность заемщика за уклонение от принятия им надлежащего исполнения обязательства по выдаче кредита.

В судебном заседании представитель органа Роспотребнадзора пояснил, что проверка кредитных договоров, заключенных банком с гражданами, выявила, что все договоры содержат условие о праве банка взыскивать с заемщика, отказавшегося от получения кредита, штраф в размере одного процента от согласованной сторонами суммы кредита. Поскольку Законом о защите прав потребителей не предусмотрена возможность взыскания с потребителей неустойки за отказ от исполнения обязательств по договору, орган Роспотребнадзора счел, что банк включил в договор с потребителем условие, ухудшающее положение последнего, и привлек банк к административной ответственности.

Суд отказал в удовлетворении заявления банка на том основании, что законодательство о защите прав потребителей исходит из того, что потребитель имеет право в течение некоторого (как правило, незначительного) периода времени с момента заключения договора с продавцом (исполнителем) отказаться от исполнения договора без каких-либо негативных для себя последствий (статьи 25 и 32 Закона о защите прав потребителей). Несмотря на то, что применительно к банковскому кредитованию граждан специальное регулирование последствий отказа потребителя от получения кредита отсутствует, потребитель не может быть понужден ни к принятию суммы кредита, ни к уплате штрафа за отказ от его получения. Кроме того, ГК РФ в качестве общего правила устанавливает, что заемщик вправе отказаться от получения кредита полностью или частично, уведомив об этом кредитора до определенного договором срока его предоставления (пункт 2 статьи 821 Кодекса). Установление иных последствий отказа от получения кредита в договоре с заемщиком-гражданином существенно нарушает его права как потребителя.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу банка — без удовлетворения.

11. В случае погашения кредита при посредстве третьих лиц (другого банка, платежной системы) риски, связанные с задержкой зачисления на корреспондентский счет банка платежей заемщика по возврату кредита, лежат на заемщике.

Орган Роспотребнадзора привлек банк к административной ответственности за включение в договор с гражданином-заемщиком условия, ущемляющего права потребителей ( КоАП РФ). В качестве такого условия орган Роспотребнадзора расценил положение кредитного договора о том, что в случае погашения кредита при посредстве других банков, через платежные терминалы, системы Интернет-платежей все риски, связанные с задержкой зачисления уплаченных заемщиком в качестве возврата кредита денежных средств на корреспондентский счет банка, лежат на заемщике. По мнению органа Роспотребнадзора, такое распределение рисков ущемляет право потребителя свободно выбирать способ погашения кредита.

Суд удовлетворил требование банка, указав следующее. Гражданин-заемщик не может быть ограничен в способах погашения кредита, он вправе осуществлять платежи по погашению кредита любыми законными способами. Если заемщик гасит кредит или его часть не в отделении банка, а при посредстве третьего лица (другого банка, платежной системы), денежное обязательство заемщика по возврату кредита будет считаться исполненным в момент зачисления денежных средств на корреспондентский счет банка-кредитора (статьи 309, 316, 408 ГК РФ).

Спорное условие кредитного договора не может считаться ущемляющим права потребителя, поскольку устанавливает справедливое распределение рисков, связанных с задержкой зачисления денежных средств, возвращаемых банку заемщиком, на корреспондентский счет банка. Так, в силу того, что выбор лица, при посредстве которого заемщик осуществляет платеж по возврату кредита, осуществляет сам заемщик, риски ненадлежащего исполнения этим лицом обязанности по зачислению средств на корреспондентский счет банка возлагаются на заемщика, если только из договора или информации, предоставленной заемщику банком, не вытекает, что банк известил заемщика о возможности погашения кредита при посредстве конкретных организаций (кредитных организаций, платежных систем и т.п.).

Исходя из изложенного, суд счел, что банк был неправомерно привлечен к административной ответственности.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

12. Условия кредитного договора о запрете досрочного возврата кредита в течение определенного времени, а также о взимании банком комиссии за досрочный возврат кредита нарушают права потребителя, так как по смыслу положений законодательства о защите прав потребителей банк не вправе отказаться принимать либо иным образом ограничивать досрочное исполнение заемщиком-гражданином обязательств по кредитному договору.

Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным Постановления органа Роспотребнадзора о привлечении его к административной ответственности за нарушение прав потребителей ( КоАП РФ).

Суд установил, что банк был привлечен к административной ответственности за нарушение прав потребителей, выразившееся во включении в кредитный договор, заключенный с гражданином, условий о том, что заемщик не имеет права досрочно возвращать кредит в течение первых трех месяцев действия кредитного договора, а также о взимании банком комиссии за досрочный возврат кредита в случае, если кредит был возвращен банку до истечения шестого месяца действия кредитного договора.

Суд счел, что данные положения кредитного договора (как в части запрета на досрочный возврат кредита, так и в части взимания комиссии за досрочный возврат) не соответствуют статье 32 Закона о защите прав потребителей, согласно которой потребитель вправе отказаться от услуг исполнителя в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Суд указал, что банк не представил доказательств того, что в связи с выдачей кредита он понес какие-либо расходы. Следовательно, взимание им денежных средств за досрочный возврат кредита противоречит названной статье Закона о защите прав потребителей. Суд пришел к выводу, что банк был правомерно привлечен к административной ответственности, и отказал в удовлетворении его заявления.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, заявление банка удовлетворил, сославшись на следующее. Глава III Закона о защите прав потребителей регулирует особенности выполнения работ и оказания услуг по договорам, заключенным потребителем с организацией-исполнителем. При этом Закон о защите прав потребителей не содержит специальных норм, регулирующих отношения в сфере потребительского кредитования, которые бы в том числе устанавливали право заемщика-гражданина отказаться от кредита, возвратив полученную денежную сумму только в течение незначительного периода времени после получения кредита без каких-либо негативных финансовых последствий для себя. Следовательно, к отношениям сторон по кредитному договору применению подлежат нормы ГК РФ о займе и кредите с учетом положений глав I и IV Закона о защите прав потребителей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия займодавца. Положения кредитного договора свидетельствуют о том, что банк выразил согласие на возврат кредита только после истечения первых трех месяцев действия кредитного договора. Установление комиссии за досрочный возврат кредита, осуществленный до истечения шестого месяца действия кредитного договора, также не нарушает прав потребителя, так как об этом условии потребителю было известно из текста подписанной им заявки на выдачу кредита.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что комиссия за досрочный возврат кредита имеет своей целью в том числе и компенсацию расходов банка, связанных с выдачей заемщику кредита (изучение платежеспособности заемщика и пр.).

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав, что положения статьи 315 ГК РФ не означают, что должник по денежному обязательству, кредитором по которому является кредитная организация, не вправе исполнить обязательство досрочно.

Законодательство о защите прав потребителей в сфере оказания услуг исходит из того, что в отношениях с участием потребителя последнему предоставляется право отказаться от исполнения обязательств по договору, возвратив контрагенту все полученное по сделке и возместив фактически понесенные им расходы (статья 32 Закона о защите прав потребителей). Названное положение Закона подлежит применению к спорным правоотношениям сторон кредитного договора по аналогии (статья 6 ГК РФ).

Суд кассационной инстанции также отметил, что заранее предусмотренная комиссия за досрочный возврат кредита не является фактически понесенными расходами банка, поэтому установление в кредитном договоре, по сути, платы за досрочный возврат заемщиком-гражданином суммы кредита нарушает законодательство о защите прав потребителей.

В связи с этим условия кредитного договора, заключенного с заемщиком-гражданином, о запрете заемщику в течение трех месяцев досрочно возвращать кредит, а также о взимании комиссии за досрочный возврат кредита нарушают его права как потребителя, поэтому банк был правомерно привлечен к административной ответственности.

13. Включение в кредитный договор условия о том, что услуги банка оплачиваются заемщиком в соответствии с утверждаемыми банком тарифами, которые он вправе изменять в одностороннем порядке в течение срока действия договора, нарушает права потребителя, так как названное условие противоречит положениям статьи 310 ГК РФ и статьи 29 Закона о банках.

Банк обратился в суд с заявлением о признании недействительным Постановления органа Роспотребнадзора о привлечении его к административной ответственности за совершение административного правонарушения — включение в кредитный договор, заключенный с заемщиком-гражданином, условия, нарушающего права потребителя.

Суд установил, что данный кредитный договор содержал условие о том, что оплата дополнительных услуг банка, связанных с исполнением кредитного договора, осуществляется в соответствии с тарифами, устанавливаемыми банком. В договоре также содержится условие о том, что банк вправе в одностороннем порядке изменять тарифы, уведомляя об этом заемщика путем направления ему сообщения по электронной почте на адрес, указанный заемщиком, а также путем размещения новых тарифов на официальном сайте банка в сети Интернет.

Привлекая банк к административной ответственности, орган Роспотребнадзора счел, что включение в договор этого условия нарушает права потребителя, так как позволяет банку в одностороннем порядке изменять условия договора, заключенного с гражданином.

Суд отказал в удовлетворении заявления банка, руководствуясь следующим. Согласно статье 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Следовательно, в отношениях с гражданами одностороннее изменение условий обязательств не допускается, если иное не вытекает из закона. В соответствии с частью 4 статьи 29 Закона о банках по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке изменить размер комиссионного вознаграждения по совершаемым операциям, поэтому включение в договор условия, позволяющего банку в одностороннем порядке изменять размер вознаграждения за отдельные операции, совершаемые банком в рамках кредитного договора, не соответствует Закону и нарушает права потребителей.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная и кассационная жалобы банка — без удовлетворения.

14. Условие кредитного договора о взимании банком платы за выдачу справок о состоянии задолженности заемщика-гражданина по кредиту противоречит закону и нарушает права потребителя.

Орган Роспотребнадзора привлек банк к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного КоАП РФ, которое выразилось во включении в кредитный договор условия о том, что выдача банком справок о состоянии задолженности заемщика является платной, стоимость данной услуги определяется тарифами банка.

Банк оспорил постановление органа Роспотребнадзора в суде.

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка, отметив, что, выдавая заемщику справку о состоянии задолженности по кредитному договору, банк оказывает ему услугу, которая подлежит оплате. Стороны согласовали порядок определения стоимости данной услуги в договоре, указав, что она определяется тарифами банка.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении требования, сославшись на то, что вознаграждение за совершение банковских операций по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, не может быть изменено в одностороннем порядке, что может иметь место в результате изменения банком тарифов (часть 4 статьи 29 Закона о банках).

Суд кассационной инстанции также счел, что заявление банка не подлежит удовлетворению, однако при этом изменил мотивировочную часть Постановления суда апелляционной инстанции, указав следующее.

По смыслу абзаца четвертого пункта 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей потребитель всегда имеет право знать о размере своей задолженности перед банком, сумме уплаченных процентов, предстоящих платежах с раздельным указанием суммы процентов, подлежащих уплате, и оставшейся суммы кредита. Реализация данного права потребителя не может быть обусловлена уплатой им какого-либо вознаграждения за предоставление такого рода информации. В связи с этим положение кредитного договора о том, что предоставление потребителю необходимой информации является платным, противоречит статье 10 Закона о защите прав потребителей. Следовательно, банк был правомерно привлечен к ответственности за совершение административного правонарушения.

15. Условие целевого кредитного договора о том, что все издержки по погашению записи о законной ипотеке, обременяющей приобретаемую заемщиком квартиру, несет заемщик, нарушает права потребителя.

Кредитная организация обратилась в суд с заявлением о признании незаконным постановления органа Роспотребнадзора о привлечении ее к административной ответственности за включение в договор условия, нарушающего права потребителей ( КоАП РФ).

Суд установил, что заявитель был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, выразившегося во включении в договор о предоставлении кредита на покупку квартиры, заключенный с заемщиком-гражданином, условия о том, что погашение законной ипотеки в отношении квартиры, приобретенной на полученные от кредитной организации денежные средства, осуществляется заемщиком самостоятельно на основании справки кредитной организации об отсутствии задолженности по кредиту и доверенности на право подачи заявления о погашении ипотеки от имени кредитной организации, причем расходы по нотариальному удостоверению этой доверенности лежат на заемщике.

В ходе судебного заседания представитель кредитной организации пояснил, что данное условие договора не может нарушать прав заемщика, так как именно он имеет интерес в скорейшем погашении ипотеки и освобождении недвижимого имущества от обременения, а кредитная организация создает ему необходимые условия для этого. Кроме того, у кредитной организации нет достаточного количества сотрудников, которые могли бы от ее имени лично подавать заявления о погашении ипотеки.

Суд отказал в удовлетворении заявления о признании незаконным Постановления органа Роспотребнадзора, указав следующее. В соответствии со статьей 25 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» регистрационная запись об ипотеке погашается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя. Следовательно, законом установлена обязанность залогодержателя совместно с залогодателем обратиться в орган по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним с заявлением о погашении регистрационной записи об ипотеке, поэтому полное возложение на гражданина всех организационных и финансовых издержек по подаче такого заявления ущемляет его права как потребителя.

Руководствуясь этими соображениями, суд пришел к выводу о том, что соответствующее положение кредитного договора нарушает права потребителя, и отказал в удовлетворении заявления банка.

16. Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика.

Кредитная организация была привлечена органом Роспотребнадзора к административной ответственности за нарушение прав потребителей ( КоАП РФ), выразившееся в доведении до потребителей недостоверной информации, касающейся возможности уступки банком права требования просроченной задолженности по кредитному договору третьим лицам без согласия должника. Данная информация была включена банком в типовые условия предоставления и обслуживания кредита и в текст типового заявления о предоставлении кредита. По мнению органа Роспотребнадзора, указанная информация не соответствует положениям пункта 2 статьи 388 ГК РФ, так как уступка права требования без согласия должника в договоре потребительного кредитования невозможна, поскольку личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Кредитная организация обратилась в суд с заявлением о признании постановления органа Роспотребнадзора недействительным.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования отказал, поддержав доводы органа Роспотребнадзора. Кроме того, суд в решении отметил, что уступка требований по кредитному договору может привести к тому, что право требования к заемщику-гражданину будет передано третьим лицам, не являющимся кредитными организациями. В силу же пункта 1 статьи 819 ГК РФ денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил, исключив из его мотивировочной части довод о том, что уступка требования по кредитному договору противоречит пункту 1 статьи 819 ГК РФ, и указав, что этот довод является ошибочным и противоречит сложившейся судебной практике. В остальной части решение суда было оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции по кассационной жалобе кредитной организации решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил и признал постановление органа Роспотребнадзора недействительным. Суд указал, что требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Суд кассационной инстанции также указал, что уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

В связи с изложенным суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что в действиях кредитной организации отсутствует объективная сторона административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ.

17. Банк, к которому в порядке сингулярного правопреемства перешли права по кредитному договору, не может быть привлечен к административной ответственности за включение в кредитный договор условий, нарушающих права потребителя.

Орган Роспотребнадзора провел проверку деятельности банка на предмет соблюдения им законодательства о защите прав потребителей. В ходе проверки было установлено, что в ряд кредитных договоров, кредитором по которым являлся банк, а заемщиками — граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, были включены условия, нарушающие права потребителей (о взимании разовых комиссий за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита, дополнительной комиссии за погашение кредита наличными в отделении банка, о возможности в одностороннем порядке изменить размер ставки по кредиту, а также о том, что все споры между банком и заемщиком рассматриваются в суде по месту нахождения банка).

Орган Роспотребнадзора привлек банк к административной ответственности за включение в договор условий, нарушающих права потребителей ( КоАП РФ).

Банк не согласился с привлечением к административной ответственности и обратился в суд с заявлением о признании постановления органа Роспотребнадзора недействительным, указав, что основания для привлечения его к ответственности отсутствуют, так как данные кредитные договоры заключались между заемщиками и другим банком, а сам заявитель приобрел права по этим договорам в порядке цессии. Возражая против заявления, орган Роспотребнадзора утверждал, что в силу положений главы 24 ГК РФ новый кредитор несет всю полноту ответственности, предусмотренную законодательством, в том числе и перед должником; вина банка в совершении административного правонарушения выражается в том, что после приобретения прав по кредитным договорам он не предложил заемщикам изменить условия договоров, нарушающие права потребителей.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление банка, руководствуясь следующим. Включение в кредитные договоры условий, нарушающих права потребителей, имело место при заключении данных договоров банком — правопредшественником заявителя — с заемщиками. Положения главы 24 ГК РФ регулируют гражданские правоотношения между новым кредитором и должником и не распространяются на отношения, связанные с совершением цедентом административных правонарушений в сфере защиты прав потребителей. Для того, чтобы привлечь лицо к ответственности, административный орган должен был доказать, что правонарушение совершило именно это лицо. Однако из материалов дела вытекает, что условия, нарушающие права потребителей, были включены в кредитные договоры банком-цедентом, уступившим впоследствии свои права по ним заявителю. Суд пришел к выводу о том, что заявитель не совершал вменяемого ему административного правонарушения, поэтому привлечение его к административной ответственности является неправомерным. Суд также отметил, что в случае возникновения спора граждане-заемщики не лишены права ссылаться на то, что соответствующие положения кредитных договоров нарушают законодательство о правах потребителей и, следовательно, являются недействительными (статья 16 Закона о защите прав потребителей).

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная и кассационная жалобы органа Роспотребнадзора — без удовлетворения.

В другом деле банк оспаривал постановление органа Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности на основании КоАП, ссылаясь на то, что права по кредитному договору, которым установлена обязанность гражданина-заемщика по уплате комиссии за ведение ссудного счета, были уступлены им третьему лицу (коллекторскому агентству), поэтому он не может быть привлечен к административной ответственности. Суд не согласился с данным доводом, указав, что банк, заключив с гражданином-заемщиком кредитный договор, содержащий положения, ущемляющие права потребителя, совершил правонарушение, ответственность за которое установлена КоАП РФ. Последующая уступка прав по такому договору третьим лицам не затрагивает правоотношений, возникших в связи с совершением административного правонарушения.


ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Списание долгов. Защита прав заемщиков. Юридическая онлайн — компания «Стопдолг»

законодательством способы защиты прав сторон договора займа и предопределяются их умением обеспечить восстановление нарушенных прав договоре займа слабой стороной принято считать заемщика, особенно если.

Права заемщика. Тестирование.

Федулина, Е. В.
Гражданско-правовая защита прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Задачей любого современного государства является повышение уровня жизни его граждан. Именно уровень жизни определяет качество жизни членов конкретного общества и отражает их возможности в приобретении товаров, работ и услуг, необходимых для нормальной жизнедеятельности. Следует отметить, что для повышения качества жизни населения и сглаживания различий в социально-экономическом положении отдельных слоев общества в условиях ограниченности государственных ресурсов особое значение приобретает задача построения такой модели экономики, которая, обладая социальной направленностью, эффективно взаимодействует с финансово-кредитным потенциалом частного сектора в целях обеспечения расширенного воспроизводства. При этом опыт промышленно развитых стран демонстрирует значительное увеличение емкости рынка именно за счет использования инструментов кредитования.

Между тем, используя кредитные инструменты, граждане-заемщики вынуждены вступать в правоотношения с кредитными организациями и иными профессиональными участниками хозяйственного оборота, будучи слабой стороной таких отношений, что обуславливает необходимость создания и эффективного функционирования специальных правовых институтов, посвященных защите их прав и интересов.

Сегодня в отечественном законодательстве активно идет процесс как общей модернизации системы гражданско-правового регулирования, так и реформирования отраслевых норм, регламентирующих отношения по предоставлению кредитов и займов населению. Принято несколько важных нормативно-правовых актов, кардинально меняющих подходы в построении механизмов защиты прав заемщиков. В частности, 01.07.2014 вступил в законную силу Федеральный закон от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее — ФЗ опотребительском кредите), закрепивший принципиально новую основу правового регулирования отношений по поводу предоставления потребительских займов и кредитов. В этой связи становится очевидной потребность в глубоком теоретическом осмыслении понятия и правового регулирования защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита и потребительского займа.

Для современного этапа развития гражданского оборота характерна неоднозначность подходов судебной практики к вопросам квалификации природы договоров потребительского кредита (займа), что обусловлено противоречивостью и эклектичностью базовых теоретических воззрений, на которых она основывается. Кроме того, судебная практика во многом не учитывает тех значимых изменений, которые произошли в механизме правового регулирования исследуемых отношений. Указанные обстоятельства показывают, насколько исследование проблем защиты прав заемщиков (стороны до-

3

говора потребительского кредита и потребительского займа) важно для формирования адекватной правоприменительной практики.

Для верного понимания механизма гражданско-правовой защиты прав заемщиков требуется всесторонний анализ соотношения действия специальных норм и положений Гражданского кодекса РФ, а также отдельных законов, регламентирующих сходные правоотношения.

Все вышесказанное обуславливает необходимость всестороннего исследования вопросов защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа).

Степень научной разработанности темы.

Исследованию механизма гражданско-правовой защиты посвящено большое количество научных работ, в том числе таких ученых, как Ю.Н. Андреев, Е.Е. Богданова, Е.В. Вавилин, А.П. Вершинин, В.П. Грибанов, Б.Е. Осипов, М.А. Рожкова, В.А. Рясенцев и др.

Различные аспекты правового регулирования отношений, возникающих в сфере банковского кредитования, исследовались Е.А. Боннер, М.И. Брагинским, В.В. Витрянским, А.А. Вишневским, В.Г. Голышевым, М.Н. Илюшиной, Б.М. Гонгало, Т.И. Илларионовой, Е.А. Сухановым, А.П. Сергеевым, Ю.К. Толстым, В.А. Беловым, ЛГ. Ефимовой, Н.Н. Захаровой, Ю.Б. Фогельсоном, Л.Т. Ибадовой, М.Ю. Катвицкой, Р.И. Каримуллиным и др.

Важное значение имеют также работы российских авторов, занимающихся исследованием отдельных вопросов гражданско-правовой защиты (Т.Е. Абова, С.С. Алексеев, Н.А. Баринов, А.В. Барков, ВС. Белых, С.Н. Братусь, В.В. Долинская, О.С. Иоффе, В.П. Камышанский, А.Н. Ко-жухарь, В.А. Лапач, Л.А. Лунц, Б.И. Пугинский, С.А. Хохлов и др.).

Необходимо также отметить некоторые работы, появившиеся в последнее время, посвященные отдельным аспектам правового регулирования отношений в сфере потребительского кредитования. Например, диссертационные исследования О.М. Иванова «Правовое регулирование стоимости потребительского кредита», Р.Г. Юсипова «Особенности гражданско-правового регулирования денежных обязательств в правоотношениях банковского кредитования», СА. Румянцева «Формирование общих положений гражданско-правовой концепции защиты прав потребителей банковских услуг», Н.А. Швачко «Гражданско-правовое положение потребителя как субъекта кредитного договора».

Однако при всем многообразии работ, посвященных вопросам защиты гражданских прав, с одной стороны, и правовому регулированию предоставления банковских кредитов (займов), с другой стороны, правовое обеспечение защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа) не являлось предметом комплексного научного исследования. Указанные выше авторы затрагивают в основном вопросы защиты гражданских прав в целом, без учета специфики правового статуса заемщика

4

как участника заемных правоотношений, а также особенностей положений специального законодательства в области потребительского кредитования.

Объектом диссертационного исследования является система общественных отношений, складывающихся при осуществлении гражданско-правовой защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа).

Предмет диссертационного исследования составили нормы, регламентирующие отношения, возникающие по поводу заключения, исполнения и прекращения договоров потребительского кредита (займа), а также релевантная правоприменительная практика, касающаяся особенностей защиты прав заемщиков.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является выявление особенностей механизма гражданско-правовой защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа), разработка предложений и обоснование выводов, касающихся особенностей применения отдельных способов защиты прав заемщиков по договору потребительского кредитования.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

— выявить специфику правовой природы прав заемщика в сфере потребительского кредитования;

— выявить особенности договора потребительского кредита (займа) как основания возникновения прав заемщика;

— выработать общую классификацию субъективных прав заемщика по договору потребительского кредита (займа);

— определить особенности категории «защита гражданских прав» применительно к отношениям потребительского кредитования;

— выделить наиболее эффективные формы и средства защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа);

— сформировать систему способов защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа);

— установить особенности применения способов защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа);

— предложить специфические способы защиты прав заемщика от недобросовестного поведения кредитора при исполнении обязательств по договору потребительского кредита (займа).

Методологическую основу диссертации составили общенаучные и специальные методы: функциональный, системно-структурный, сравнительно-правовой, аналитический, формально-логический и др.

Теоретическую основу исследования составили работы ведущих представителей отечественной правовой науки: С.С. Алексеева, М.М. Агаркова, А.В. Баркова, С.Н. Братуся, М.И. Брагинского, Е.В. Вавилина, А.П. Вер-

5

шинина, В.В. Витрянского, В.П. Грибанова, Д.М. Генкина, Г.С. Демидовой, B.C. Ема, В.В. Зайцева, О.С. Иоффе, В.П. Камышанского, О.А. Красавчико-ва, В.В. Кулакова, Д.И. Мейера, М.Н. Малеиной, А.В. Малько, А.А. Молчанова, И.Б. Новицкого, Б.И. Пугинского, О.Л. Рассказова, В.А. Рясенцева, Н.В. Рабинович, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, И.С. Самощенко, В.Л. Сле-сарева, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Д.О. Тузова, Ф.С. Хейфеца, З.И. Цыбуленко, Г.Ф. Шершеневича, В.П. Шахматова, A.M. Эрделевского, В.Ф. Яковлева и др.

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ и ГК РФ, ФЗ о потребительском кредите, иные федеральные законы, содержащие нормы, регулирующие отношения, связанные с защитой прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа).

Кроме того, в работе активно использованы постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащие официальное толкование исследуемых норм.

Эмпирическую основу настоящегоисследования составили материалы правоприменительной практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции различного уровня по делам, связанным с защитой участников кредитных правоотношений; факты, отраженные в научной правовой литературе и периодической печати.

Научная новизна исследования определяется комплексным подходом к вопросу о раскрытии феномена защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа). Настоящая работа является одной из первых попыток комплексного подхода к разрешению неисследованных либо недостаточно исследованных актуальных проблем, касающихся защиты слабой стороны в кредитных (заемных) правоотношениях. Многие ранее исследованные в науке гражданского права вопросы защиты гражданских прав преломляются в свете действующих в современном российском гражданском праве норм и правил о потребительском кредитовании.

В рамках диссертационного исследования дается определение понятия потребительского кредита (займа) как объекта гражданских прав. Раскрывается специфика прав заемщиков с позиции особенностей природы отношений, возникающих по поводу предоставления потребительских займов и кредитов гражданам. Рассматриваются новые аспекты механизма гражданско-правовой защиты прав и интересов заемщиков с позиции изменений гражданского законодательства в данной области.

Новый подход выражается в том, что впервые сформулировано понятие договора потребительского кредита (займа) и дана его характеристика как особого вида гражданско-правовых обязательств; раскрывается содержание прав заемщиков и проводится их классификация; названы критерии для разграничения прав заемщиков в зависимости от особенностей применяемых

6

форм и способов их защиты. В работе впервые выделены и раскрыты видовые особенности способов защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора и недобросовестного поведения кредитора при исполнении им обязательств по договору потребительского кредита (займа).

На защиту выносятся следующие основные положения, отражающие и конкретизирующие научную новизну диссертационного исследования:

1. Под потребительским кредитом (займом) как объектом гражданских прав следует понимать имущественные блага, включающие вещи или имущественные права, способные выполнять функцию законного средства платежа, предоставленные кредитной организацией или некредитной финансовой организацией гражданину для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, на условиях возвратности, срочности и возмездности, с использованием такого правового средства, как договор потребительского займа или договор потребительского кредита.

2. Установлено, что договор потребительского займа и договор потребительского кредита являются правовыми средствами достижения целей участников гражданских правоотношений, отличающимися особым предметом и объектом, специфичным субъектным составом, порядком их заключения, изменения и расторжения, позволяющими выделить названные договоры в отдельный вид договора займа — договор потребительского кредита (займа). Сформулировано авторское определение договора потребительского кредита (займа): «По договору потребительского кредита (займа) кредитная организация или некредитная финансовая организация (кредитор) передает или обязуется передать гражданину (заемщику) в собственность на условиях возвратности, срочности и возмездности денежные средства (в наличной или безналичной форме, в том числе с использованием электронных средств платежа) для использования в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, и оказать сопутствующие услуги, а заемщик обязуется возвратить кредитору в установленный договором срок (сроки) сумму полученного кредита (займа), уплатить проценты за его использование и оплатить стоимость оказанных услуг на условиях, согласованных сторонами при его заключении».

3. Аргументирован вывод о том, что гражданские права заемщика, вытекающие из отношений по поводу заключения, исполнения и прекращения договоров потребительского кредита (займа), можно классифицировать по различным основаниям (по характеру прав; по степени их универсальности; в зависимости от направленности прав, определяющей динамику правоотношения; по функциональной направленности). При этом в зависимости от особенностей, применяемых форм и способов зашиты гражданских прав заемщика предлагается выделять: группу прав заемщика, обуславливающих согласование и закрепление справедливых условий кредитного договора

7

(договора займа), а также группу прав заемщика, направленных на обеспечение надлежащего исполнения условий договора потребительского кредита (займа).

4. Доказано, что заемщик по договору потребительского кредита (займа) не является потребителем в общепринятом законодательством значении — субъектом потребительских отношений. Особенность его правового статуса заключается в том, что заемщик, являясь слабой стороной обязательства, возникающего из договора потребительского кредита (займа), наделен особыми возможностями по совершению как самостоятельных действий, направленных на защиту своего субъективного права (самозащита), так и инициированию правоохранительной деятельности государственных институтов (юрисдикционная защита) с учетом специфики защищаемого права.

5. Обосновано, что понятие самозащиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) следует раскрывать в двух значениях: 1) как форму их защиты, допускаемую в случаях, когда заемщик располагает возможностями для правомерного воздействия на кредитора или иное лицо, нарушающее его права и законные интересы, без обращения за помощью к юрисдикционным органам; 2) как специфический способ защиты, предполагающий самостоятельное применение мер защиты. Защита прав заемщика способом самозащиты может реализовываться применением к кредитору или иному лицу, нарушающему права заемщика, как фактических (необходимая оборона), так и юридических действий (меры оперативного воздействия), допустимых для предупреждения, пресечения и восстановления нарушенного субъективного права.

6. Аргументирована целесообразность выделения самостоятельных способов защиты прав и законных интересов заемщика по договору потребительского кредита (займа) в две группы: 1) способы защиты от несправедливых условий кредитного договора (договора займа); 2) способы защиты от недобросовестного поведения кредитора при исполнении обязательств по договору потребительского кредита (займа).

7. Установлено, что способами защиты прав заемщика от несправедливых условий кредитного договора (договора займа) являются прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности. При этом выявлено, что возмещение убытков не относится к самостоятельным способам защиты прав заемщика от несправедливых условий кредитного договора (договора займа), а является мерой ответственности, применяемой к кредитору в рамках применения последствий недействительности сделки.

8. Обоснован вывод о том, что защита прав и законных интересов заемщика от недобросовестного поведения кредитора при исполнении обязательств по договору потребительского кредита (займа) осуществляется такими способами защиты, как признание права, самозащита, присуждение к ис-

8

полнению обязанности в натуре, взыскание неустойки, возмещение убытков, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до нарушения права. При этом доказано, что специальные способы защиты, предусмотренные Законом «О защите прав потребителей», не подлежат применению при защите прав заемщика по договору потребительского кредита (займа), вытекающих из обязательств по предоставлению и возврату потребительского кредита (займа).

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Содержащиеся в диссертации положения, рекомендации и выводы, сделанные в результате исследования положений правовых норм и теоретических разработок в области защиты прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа), могут использоваться при обобщении правоприменительной практики, а также при внесении дополнений и изменений в положения действующего законодательства, посвященного регулированию материально-правовых и процессуальных вопросов защиты гражданских прав. Результаты настоящего диссертационного исследования могут использоваться в образовательном процессе при подготовке учебно-методических пособий в рамках курсов гражданского права и отдельных спецкурсов, посвященных обязательственному и предпринимательскому праву.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертационное исследование, его результаты обсуждены и одобрены на методических семинарах и заседании кафедры гражданского права Института права ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет».

Основные положения работы нашли отражение в публикациях автора. Выводы были изложены на X международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Правовая система и вызовы современности» (Уфа, 5-7 декабря 2014 г.), международной научно-практической (заочной) конференции, посвященной 65-летию юридического образования в Республике Башкортостан «Актуальные проблемы частного права в свете модернизации гражданского законодательства» (Уфа, 6 июня 2014 г.), IV международной научно-практической конференции «Конвергенция частного и публичного права: экономические, социальные и правовые проблемы», посвященной памяти профессора Н.М. Коршунова (Москва, 30 мая 2014 г.), всероссийской научно-практической конференции, посвященной 65-летию Института права Башкирского государственного университета и высшего юридического образования в Республике Башкортостан «Модернизация юридического образования: проблемы и перспективы» (Уфа, 5-6 ноября 2014 г.).

Основные положения диссертации использованы в учебном процессе, в том числе при разработке рабочей программы дисциплины «Гражданское право», а также при проведении лекционных и семинарских занятий со студентами Института права Башкирского государственного университета.

9

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования, устанавливается степень научной разработанности проблемы, приводятся теоретическая, методологическая и практическая основы работы, раскрывается ее практическая и теоретическая значимость, показывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, и приводятся данные об апробации результатов исследования.

Первая глава «Общая характеристика прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) как объекта гражданско-правовой защиты» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и правовая природа прав заемщика в сфере потребительского кредитования» на основе анализа научных работ отечественных исследователей рассматриваются существующие взгляды на юридическую природу прав заемщиков.

Анализируя различные мнения, автор отмечает, что гражданские правоотношения, возникающие при нарушении субъективных прав и интересов заемщиков, являющихся стороной договоров потребительского кредита (займа), обладают существенными особенностями, обусловленными в первую очередь спецификой самих гражданских прав указанных субъектов. Отмечается, в частности, что особенности субъектного состава, объектов и содержания конкретных регулятивных правоотношений обуславливают возможности и объем защиты гражданских прав заемщиков, границы которой предопределены самой природой правоотношений, возникающих по поводу предоставления, использования и возврата потребительского кредита (займа).

Автор указывает, что исследуемые отношения возникают по поводу особого объекта — денежных средств. При этом по договору потребительского кредита (займа) могут предоставляться наличные, безналичные, а также электронные деньги. Автор указывает, что в соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса РФ наличные деньги относятся к разновидностям вещей. Безналичные денежные средства и электронные деньги не признаются вещами, а относятся к иному имуществу — имущественным правам. При этом безналичные денежные средства и электронные деньги в момент предоставления в распоряжение клиента, становятся составной частью его имущества. Учитывая изложенное, диссертант считает необходимым отразить специфику

10

указанных объектов через универсальный термин «имущественное благо», основная особенность которого в аспекте исследуемой проблематики состоит в возможности его использования в качестве законного средства платежа.

Анализируя субъектный состав правоотношений, соискатель указывает, что сторонами обязательств по предоставлению потребительского кредита (займа) являются кредитор и заемщик (должник). При этом кредиторами в отношениях по предоставлению потребительского займа и кредита могут быть не всякие лица, а лишь те, которые прямо указаны в законе. Заемщиком же по договору потребительского кредита (займа) всегда является физическое лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить, получающее или получившее потребительский кредит (заем).

Автор отмечает, что кредиторов можно условно разделить на две группы: на лиц, способных предоставлять денежные средства потребителю (первоначальные кредиторы), и на лиц, способных быть лишь стороной уже заключенного и исполненного (в части предоставления денежных средств) договора потребительского займа и кредита, то есть эта группа включает правопреемников первоначальных кредиторов. В группе первоначальных кредиторов следует выделять кредиторов по предоставлению кредита и кредиторов по предоставлению займа.

Кредитные банковские и кредитные небанковские организации могут быть участниками отношений по предоставлению потребительского кредита. Кредиторами по предоставлению потребительского займа могут быть как кредитные организации, так и некредитные финансовые организации, которые осуществляют профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов (ломбарды, кредитные кооперативы, микрофинансовые организации). Иные субъекты гражданского права могут быть кредиторами по договору потребительского кредита (займа), лишь вступив в правоотношения в порядке правопреемства. Как полагает диссертант, указанная специфика субъектного состава кредитных (заемных) правоотношений накладывает отпечаток на механизм защиты прав заемщика.

Исследуя положения законодательства о потребительском кредите, диссертант приходит к выводу, что законодатель напрямую не использует термин «потребительские нужды». Вместо этого закон формулирует отличительный признак потребительского займа и кредита через словосочетание «цели, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности» (ст. 3 ФЗ о потребительском кредите). Интерес в заимствовании средств часто бывает продиктован необходимостью приобретения товара. Однако данные отношения не всегда связаны с приобретением определенного имущества. Предоставленный кредит или заем могут выступать лишь средством аккумулирования будущих доходов гражданина в целях повышения его покупательской способности. В таком случае речь идет именно об абстрактных потребностях, не нашедших отражения в товаре, услуге

11

или результате работы. Здесь интерес в предоставлении заемных средств физическому лицу сам формирует потребность. Поэтому в силу отсутствия непосредственного потребления в основе отношений, связанных с предоставлением гражданам кредитов и займов, диссертант полагает, что их неверно считать потребительскими в чистом виде.

Во втором параграфе «Особенности договора потребительского кредита (займа) как основания возникновения прав заемщиков» раскрывается специфика договоров потребительского кредита (займа), исследуется их правовая природа.

Автором установлено, что в кредитных правоотношениях участвуют два или более субъекта, преследующих различные социально-экономические цели. Целью заемщика является получение средств для последующего приобретения товаров, работ или услуг, целью кредитора — получение прибыли. Диссертант полагает, что указанные различия целей участников кредитных правоотношений разрешаются в результате применения ими такого особого правового средства, как договор потребительского кредита (займа). Специфика указанного правового средства характеризуется следующими особенностями.

В первую очередь, такие договоры являются разновидностью предпринимательских договоров, поскольку одной из сторон выступает профессиональный участник хозяйственного оборота (предприниматель). Соискатель приходит к выводу, что на стадии его заключения в качестве стороны сделки может выступать только организация, имеющая право на заключение договоров потребительского кредитования. Иное лицо может вступить в правоотношение на стороне кредитора лишь в порядке правопреемства.

Также, по мнению диссертанта, специфика исследуемого правового средства отражается в предмете договора потребительского займа и кредита, которым следует считать действия кредитной организации или некредитной финансовой организации по предоставлению гражданину-заемщику определенной денежной суммы в качестве кредита (займа) и действия заемщика по возврату указанной суммы и уплате кредитору вознаграждения за пользование заемными денежными средствами. Диссертант заключает, что само предоставление денежных средств в рамках исполнения договора потребительского займа и потребительского кредита не может считаться услугой.

Однако данный договор может быть заключен по модели смешанного, включать в себя условия, присущие как и договору банковского кредита (обязанность кредитной организации предоставлять кредит клиенту при недостаточности его собственных средств для проведения той или иной операции по счету), так и договору об оказании услуг (обязанность кредитной организации открыть счет, выполнять поручение клиента о перечислении денежных средств и т. д.).

12

Автор приходит к выводу, что действующее законодательство выделяет две группы условий договора потребительского кредита (займа): общие и индивидуальные. Состав общих условий нормативно не определяется. Законодатель ограничивается лишь указанием на то, что такие условия устанавливаются кредитором в одностороннем порядке в целях многократного применения (ч. 3 ст. 5 ФЗ о потребительском кредите). Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально.

Договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто согласие по всем его индивидуальным условиям. К существенным условиям договора потребительского кредита относятся: его предмет, индивидуальные условия, а также размер процентных ставок по кредитам, имущественная ответственность сторон за нарушение обязательств, порядок расторжения договора. Для договоров потребительского зама, заключенного с некредитной финансовой организацией, существенными считаются индивидуальные условия и предмет.

По мнению диссертанта, договор потребительского займа и договор потребительского кредита являются правовыми средствами достижения целей участников гражданских правоотношений, отличаются особым предметом и объектом, специфичным субъектным составом, порядком их заключения, изменения и расторжения, позволяющими выделить названные договоры в отдельный вид договора займа — договор потребительского кредита (займа).

Третий параграф «Классификация прав заемщика по договору потребительского кредита (займа)» посвящен исследованию субъективных прав заемщиков, нуждающихся в защите.

Автор полагает, что заемщики по договорам потребительского кредита (займа) обладают различными субъективными правами и законными интересами. При этом субъективное право определяется диссертантом как мера возможного поведения, обеспеченная возможностью притязания, то есть возможностью прибегнуть к содействию государственного аппарата, обладающего силой принуждения. Законные интересы характеризуются тем, что им не противостоят прямые юридические обязанности соответствующих лиц.

Диссертант предлагает классифицировать права заемщиков, вытекающие из отношений по поводу заключения и исполнения договоров потребительского кредита (займа), по различным основаниям: по характеру прав (имущественные и неимущественные); по их универсальности (общие и специальные); в зависимости от их направленности, определяющей динамику правоотношения (права заемщика, связанные с заключением договора, его исполнением и прекращением); по функциональной направленности (информационные права; права заемщика на отказ от кредита и на досрочный его возврат; права, ограничивающие возможность уступки прав

13

требований по договору; права, ограничивающие возможность одностороннего изменения условий договора; права на соблюдение условий взаимодействия с кредитором; право на бесплатное исполнение денежного обязательства по договору потребительского кредита (займа); право на свободный выбор контрагентов в отношении дополнительных услуг).

Вместе с тем задача определения особенностей защиты прав заемщиков в таких отношениях, по мнению автора, предполагает выделение двух групп субъективных гражданских прав: группы прав заемщиков, обуславливающих согласование и закрепление справедливых условий кредитного договора (договора займа); группы прав заемщиков, направленных на обеспечение надлежащего исполнения условий договора потребительского кредита (займа).

Вторая глава «Механизм гражданско-правовой защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Категория «защита гражданских прав» в потребительском кредитовании» исследовано понятие «защита гражданских прав» применительно к сфере потребительского кредитования. В нем также приводится критический анализ существующих в научной литературе определений терминов «защита» и «субъект защиты».

Отмечается, что защита прав заемщиков по договорам потребительского займа и потребительского кредита осуществляется в рамках материального охранительного правоотношения, возникающего в момент их нарушения, оспаривания либо создания препятствий для реализации. Содержанием такого правоотношения является право заемщика на защиту и корреспондирующая ему обязанность.

Исследуя доктринальные подходы к определению понятия «защита», автор приходит к выводу о необходимости выделения следующих характерных черт понятия «защита гражданских прав заемщиков». Во-первых, защита предполагает реализацию предоставленных субъекту защиты возможностей (права на защиту). Во-вторых, наличие определенной формы предполагает необходимость совершения какого-либо действия. В данной связи понятие «защита гражданских прав заемщиков» предлагается определить как действия уполномоченного лица или компетентных органов по пресечению нарушения субъективного права или его восстановления, совершаемые в определенной форме.

Диссертант отмечает, что использование по отношению к заемщику по договору потребительского займа (кредита) дефиниции «потребитель» в значении Закона о защите прав потребителей представляется спорным. По мнению автора, заемщик является потребителем лишь в узком значении данного термина — как слабая сторона заемных правоотношений, и, выступая субъектом гражданско-правовой защиты, наделен особыми возможностями по со-

14

вершению самостоятельных действий, направленных на защиту своего субъективного права (самозащита) и инициированию правоохранительной деятельности государственных институтов (государственная защита). Поэтому субъектами охранительных гражданских правоотношений становятся субъекты защиты, то есть лица, чьи права нарушены, а также обязанные лица, нарушившие субъективные гражданские права других лиц, обладающие гражданской правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью.

Автор полагает, что нарушение прав заемщика связано не только с исполнением договора потребительского займа или кредита, оно возможно и на стадии заключения договора, и в результате изменения его условий. Поэтому на отдельных стадиях развития кредитных отношений с участием гражданина-заемщика могут возникать различные охранительные правоотношения.

На стадии заключения договора чаще всего нарушаются права заемщика, связанные с участием в согласовании условий будущего обязательства. На стадии его исполнения в основном нарушения связаны с взиманием дополнительных платежей либо несоблюдением режима взаимодействия между заемщиком и кредитором или коллекторскими организациями. Значительная доля нарушений связана с необоснованным отказом кредитора от исполнения своих обязательств и односторонним изменением условий договора или расторжением его ранее установленного срока.

Таким образом, в рамках возникших охранительных правоотношений реализуется не только субъективное право заемщика на защиту, реально осуществляются его регулятивные субъективные гражданские права, самозащита, но и правоприменительная деятельность органов (лиц), наделенных охранительно-защитной функцией.

Во втором параграфе «Формы и средства защиты прав заемщика в механизме гражданско-правовой защиты» рассматриваются формы и средства защиты применительно к защите прав заемщиков по договорам потребительского кредита (займа).

Автором отмечается, что в литературе нет единства в определении значения термина «форма защиты». Анализируя различные научные позиции, диссертант приходит к выводу, что форма защиты прав не только представляет собой предусмотренный законом комплекс процедур осуществления защиты тем или иным субъектом защиты, но и указывает на конкретный вид субъекта правовой защиты (государственный суд, орган государственной власти, орган нотариата, общественные организации, медиатор и др.), определяет объем полномочий указанного субъекта защиты, предусматривает возможные им способы и средства защиты, то есть отражает характер деятельности субъекта по защите нарушенных прав.

В работе отмечается, что защита гражданских прав и интересов заемщиков по договорам потребительского займа и кредита осуществляется

15

в двух формах: юрисдикционной, включающей судебный и административный порядок, и неюрисдикционной, в рамках которой выделяются самозащита, третейское разбирательство, примирительные процедуры и общественная защита. При этом, несмотря на существенный вклад медиаторов, третейских судов и общественных организаций в обеспечение механизма защиты прав и законных интересов заемщиков по договорам потребительского кредита (займа), действенной формой автор признает именно судебную защиту, предполагающую беспристрастность и независимость разбирательства, а также обязательность судебного акта и, как следствие, высокую вероятность его неукоснительного исполнения.

Исследование положений действующего законодательства позволяет сделать вывод, что российское право не содержит легальной дефиниции «средство защиты», в силу чего указанное понятие следует признать исключительно доктринальным. При этом автором поддерживается сформировавшийся в науке «инструментальный подход» к определению понятия средств защиты.

По мнению диссертанта, средства защиты представляют собой волевые действия субъекта защиты или иного лица, необходимые для применения установленных гражданским законодательством способов защиты субъективных прав и интересов в целях пресечения нарушения или их восстановления. В системе средств защиты гражданских прав заемщиков по договорам потребительского займа и кредита предлагается выделять средства защиты, применяемые в юрисдикционной форме, и средства, используемые в неюрисдикционной форме.

В рамках юрисдикционной формы защиты гражданских прав заемщиков автор предлагает выделять в качестве средств защиты иски, жалобы, заявления и иные обращения к компетентному органу с требованиями о защите. При этом действия заемщиков (субъектов защиты) по подаче соответствующего иска или жалобы понимаются автором как юридический факт, с которым связано возникновение процессуальных правоотношений, направленных на защиту их субъективного права.

Неюрисдикционная форма защиты, по заключению диссертанта, предполагает совершение гражданином совокупности действий по восстановлению нарушенных кредитором прав без обращения в судебные и иные компетентные государственные органы. Предполагается, что защита прав в рамках неюрисдикционной формы, включая их восстановление, осуществляется, как правило, самостоятельными действиями лиц.

Автор указывает, что при осуществлении своих прав в форме самозащиты заемщик может применить разрешенные законом фактические действия по оказанию противодействия нарушителю путем самообороны (например, ограничить доступ коллекторов, действующих в нарушение предписаний закона, в жилище заемщика), а также действовать посредством предъ-

16

явления правомерных требований к нарушителю его прав (требование о надлежащем исполнении обязательства, односторонний отказ от нарушенного кредитором договора, удержание и т. п.).

В третьем параграфе «Способы защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа)» рассматривается понятие «способ защиты».

Диссертант приходит к выводу, что действующее законодательство не содержит легального определения столь значимого, понятия, а использует лишь контекстуальное определение «защита гражданских прав осуществляется путем…» и перечисляет конкретные способы защиты гражданских прав.

В результате критического анализа различных точек зрения автор приходит к выводу, что способ защиты прав и интересов заемщиков по договорам потребительского кредита (займа) включает в себя предусмотренные законодательством меры защиты и (или) ответственности, посредством которых осуществляется пресечение и предупреждение нарушений субъективных прав и охраняемых законом интересов, а также восстановление прав в случае их нарушения.

Диссертант замечает, что основная группа способов защиты, предоставленных заемщику, рассчитана на случаи, когда кредитор навязывает гражданину условия договора, которые последний не принял бы, имея реальную возможность влиять на процесс формирования условий будущего обязательства. Нарушения прав и интересов заемщиков в данном случае могут сводиться: 1) к нарушению информационных прав в виде предоставления неполной или недостоверной информации о кредитном продукте, формирующей у гражданина ложное представление об условиях заемного или кредитного обязательства; 2) навязыванию дополнительных услуг; 3) установлению скрытых платежей. Способами защиты от таких нарушений являются прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной, применение последствий ее недействительности и др.

Следующая группа способов защиты направлена на обеспечение надлежащего исполнения сторонами условий обязательства. Автор отмечает, что на практике частыми нарушениями здесь выступают неправомерное начисление и взимание не установленных договором платежей, нарушение кредитором порядка зачета погашенной суммы кредита (займа), неправомерный отказ кредитора от исполнения договора, нарушение правил взаимодействия с заемщиком при взыскании суммы задолженности и др.

В связи с особенностями названных нарушений способами защиты прав и интересов заемщиков в данной группе являются восстановление положения, существовавшего до нарушения права; самозащита права; присуждение к исполнению обязанности в натуре; возмещение убытков; взыскание неустойки; компенсация морального вреда.

17

Таким образом, в зависимости от специфики защиты диссертант выделяет в системе способов защиты прав и законных интересов заемщиков две группы: 1) способы защиты от несправедливых условий кредитного договора (договора займа); 2) способы защиты от недобросовестного поведения кредитора при исполнении условий договора потребительского кредита.

Третья глава «Видовые особенности способов защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа)» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Специфика применения способов защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа)» исследуются особенности применимых в данной области способов защиты.

Рассматривая специфику способов защиты от несправедливых условий кредитного договора (договора займа), диссертант полагает, что в силу особенностей нарушаемых прав и интересов допустимыми способами защиты, входящими в данную группу, являются прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности.

В работе отмечается, что несмотря на согласование сторонами индивидуальных условий договора потребительского кредита, к иным (общим) условиям, отраженным в формулярах, подготовленных кредитором, применяются правила о договоре присоединения. Юридические последствия квалификации договора потребительского кредита (займа) как договора присоединения заключаются в наделении заемщика (как слабой стороны в обязательстве) правом требовать расторжения или изменения его по особым основаниям, которые не признаются таковыми в отношении иных гражданско-правовых договоров. При этом, отмечает автор, названные способы защиты реализуются только в юрисдикционной форме, то есть путем обращения в компетентный суд.

Говоря о таком способе защиты прав заемщика, как признание договора недействительным и применение последствий его недействительности, автор отмечает, что основания признания кредитных договоров и договоров потребительского займа таковыми могут быть различными. Основаниями недействительности таких договоров необходимо назвать порок формы, несоответствие его требованиям закона (порок содержания), порок субъектов, порок воли.

При квалификации договора как совершенного под влиянием заблуждения, обмана, насилия, кабальной сделки наступают особые правовые последствия в виде возможности предъявления требования о возмещении убытков, которая поставлена в зависимость от причин формирования порочной воли. Возмещение убытков в данном случае не относится к самостоятельным способам защиты прав заемщика от несправедливых условий

18

кредитного договора (договора займа), а является мерой ответственности, применяемой к кредитору в рамках применения последствий недействительности сделки.

По мнению диссертанта, при признании кредитного договора (договора займа) недействительной сделкой (либо изначально ничтожной сделкой) наступают последствия, предусмотренные как общими положениями, регулирующими последствия недействительности всякой гражданско-правовой сделки, так и специальными правилами, вытекающими из того обстоятельства, что объектом кредитного договора являются денежные средства. Применение общих положений о последствиях недействительной сделки (ст. 167 Гражданского кодекса РФ) к кредитному договору означает, что заемщик должен возвратить кредитору лишь полученное по сделке, то есть собственно сумму кредита. При недействительности кредитного договора, по которому был выдан кредит и частично произведена уплата капитальной суммы и процентов за пользование им, суд должен применить двустороннюю реституцию, установить размер взаимных требований сторон, зачесть ранее уплаченную истцом сумму и признать задолженность истца перед ответчиком на оставшуюся в результате зачета сумму.

Во втором параграфе «Особенности защиты от недобросовестного поведения кредитора при исполнении обязательств по договору потребительского кредита (займа)» раскрывается специфика применения отдельных способов защиты прав заемщиков.

Утверждается, что способами защиты прав и интересов заемщиков от недобросовестного поведения кредитора при исполнении обязательств по договору потребительского займа или кредита могут являться признание права, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда, самозащита и др.

Автор считает, что для применения признания права в качестве способа в целях защиты нрава конкретного субъекта обязательственного правоотношения требуется, с одной стороны, наличие такого субъективного права, с другой стороны, невозможность его реализации в силу непризнания или оспаривания контрагентом. В данном аспекте может идти речь лишь о субъективных правах, установленных в самом кредитном договоре, а не о правах, предусмотренных законом, так как оспаривание или непризнание кредитором права, вытекающего из нормы законодательства, по сути, не может преодолеваться способом его признания.

В работе отмечается, что любое неисполнение обязательства кредитором, выраженное в ненадлежащем совершении им действия, предписанного обязательством, может стать основанием для присуждения к исполнению обязанности в натуре. Это может касаться непредоставления кредитором сведений о состоянии задолженности заемщика, предусмотренных п. 15 ст. 7 ФЗ о потребительском кредите; нарушения очередности пога-

19

шения задолженности по договору при зачислении произведенного заемщиком платежа (п. 20 ст. ст. 5 ФЗ о потребительском кредите) и т. п.

Для применения самостоятельного способа защиты прав заемщика -возмещения убытков, — по мнению автора, необходимо несколько условий: 1) наличие обязанности кредитора совершить определенное действие или воздержаться от его совершения; 2) неправомерное неисполнение кредитором такой обязанности; 3) умаление в имущественной сфере заемщика; 4) причинная связь между неправомерным поведением кредитора и негативными последствиями для заемщика.

Диссертант полагает, что взыскание повышенной неустойки или применение какого-либо иного способа защиты, предусмотренного Законом о защите прав потребителей, к обязательствам, вытекающим из предоставления кредитором заемщику средств в рамках договора потребительского кредита (займа), невозможно, что обусловлено самой спецификой исследуемых отношений.

Самозащита прав и интересов, по мнению соискателя, может рассматриваться и как форма защиты (определяющая порядок правоохранительного воздействия на нарушителя без обращения к помощи государственных и иных органов и организаций), и как ее способ, определяющий характер применяемых к нарушителю мер. Содержание самозащиты гражданских прав проявляется в специфике мер, осуществляемых в рамках данного способа. При этом в ст. 12 и 14 Гражданского кодекса РФ отражены два хоть и однородных, но отличных друг от друга способа защиты гражданских прав. Один из них является универсальным, применимым к предупреждению правонарушений и устранению последствий нарушения права (ст. 12), другой — специальный, нацелен на пресечение правонарушений (ст. 14).

Таким образом, автор приходит к выводу, что защита прав заемщика способом самозащиты может реализовываться применением к кредитору фактических (необходимая оборона) и юридических действий (мер оперативного воздействия), допустимых для предупреждения, пресечения и восстановления нарушенного субъективного права и законного интереса.

Между тем диссертант критически оценивает возможность применения для защиты прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа) специальных способов, установленных Законом о защите прав потребителей, поскольку регламентация исследуемых правоотношений полностью отнесена к сфере действия специального закона — ФЗ о потребительском кредите.

В заключении диссертации представлены основные выводы, к которым автор пришел в результате исследования.

20

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, перечень которых утвержден ВАК:

1. Тужилова-Орданская, Е.В. Гражданско-правовое регулирование дистанционного договора / Е.В. Тужилова-Орданская // Вестник Волгоградского университета. Сер. «Юриспруденция». — 2012.— № 1 (16). — С. 244-246.-0,2 п. л.

2. Тужилова-Орданская, Е.В. Понятие финансовой услуги / Е.В. Тужилова-Орданская // Правовое государство: теория и практика. — 2014. -№ 1 (35). — С. 153-157. — 0,5 п. л.

3. Тужилова-Орданская, Е.В. Особенности применения некоторых способов защиты прав заемщика при исполнении обязательств по договору потребительского кредита (займа) / Е.В. Тужилова-Орданская // Правовое государство: теория и практика. — 2014. -№4л С. 106-109. — 0,3 п. л.

4. Тужилова-Орданская, Е.В. Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа)7 Е.В. Тужилова-Орданская // Вестник Омского университета. Сер. «Право». — 2015. — № 1 (42). -С. 148-152.-0,5 п. л.

Публикации в иных изданиях:

5. Тужилова-Орданская, Е.В. Европейское право и охрана прав потребителей / Е.В. Тужилова-Орданская // Роль частного права в модернизации российской экономики : сборник научных статей, 23 апреля 2013 г. — Уфа : РИЦ БашГУ, 2013. — С. 385-389. — 0,2 п. л.

6. Тужилова-Орданская, Е.В. Принципы защиты прав потребителей / Е.В. Тужилова-Орданская // Правовая система и вызовы современности : материалы X Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, Уфа, 5-7 декабря 2013 г. — Уфа : РИЦ БашГУ, 2013. — 4.1.-С. 266-268.-0,1 п. л.

7. Тужилова-Орданская, Е.В. Правовое регулирование договора потребительского кредитования: законодательство РФ и стран Евросоюза / Е.В. Тужилова-Орданская // Правовая система и вызовы современности : материалы VIII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, 8-10 ноября 2011 г. — Уфа : РИЦ БашГУ, 2011. — Ч. I. -С. 131-136.-0,3 п. л.

8. Тужилова-Орданская, Е.В. К понятию электронного договора / Е.В. Тужилова-Орданская // Студенческая юридическая наука : сборник

21

студенческих научных статей. — Уфа : РИЦ БашГУ, 2012. — Вып. 9. — С. 135-138.-0,2 п. л.

9. Тужилова-Орданская, Е.В. Особенности защиты прав потребителя по договору потребительского кредитования / Е.В. Тужилова-Орданская // Актуальные проблемы частного права в свете модернизации гражданского законодательства Российской Федерации : сборник научных статей. — Уфа : РИЦ БашГУ, 2014. — С. 146-153. — 0,4 п. л.

10. Тужилова-Орданская, Е.В. Правовое регулирование прав потребителей / Е.В. Тужилова-Орданская // Региональные аспекты защиты прав потребителей : материалы научно-практической конференции, г. Белгород, 15 марта 2012 г. — Белгород : ИД «Белгород», 2013. — С. 141-144. — 0,2 п. л.

11. Тужилова-Орданская, Е.В. Охрана прав потребителей в договоре потребительского кредитования / Е.В. Тужилова-Орданская // Конвергенция частного и публичного права: первые итоги модернизации российского законодательства и перспективы его развития : сборник статей участников IV международной научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Н.М. Коршунова, 30 мая 2014 г. / отв. ред. Ю.С. Харитонова. — М., 2014. — С. 368-373. — 0,3 п. л.

12. Тужилова-Орданская, Е.В. Административный порядок защиты прав заемщикапо договору потребительского кредита (займа) / Е.В. Тужилова-Орданская // 20 лет Гражданскому кодексу Российской Федерации: итоги, тенденции и перспективы развития : материалы Международной научно-практической конференции, Ульяновск, 12 декабря 2014 г. / ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет» ; под ред. Н.А. Барино-ва, СЮ. Морозова. — М. : Проспект, 2014. — С. 212-214. — 0,2 п. л.

13. Тужилова-Орданская, Е.В. Самозащита прав потребителей по законодательству зарубежных стран / Е.В. Тужилова-Орданская // Модернизация юридического образования: проблемы и перспективы : материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 65-летию Института права Башкирского государственного университета и высшего юридического образования в Республике Башкортостан, 5-6 ноября 2014 г.: в 3 ч. / Баш. гос. ун-т. — Уфа, 2014. — Ч. 3. — С. 155-158. — 0,2 п. л.

22


 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 7.1. Способы защиты гражданских прав

Защита субъективных гражданских прав охраняемых законом интересов которые должны защищать субъективные права, а также способы защиты, для защиты нарушенных прав субъекта (гражданина) в сфере Ранее возникала ситуация, когда до заемщика — физического лица.

Конституционный суд защитил права заемщиков

Что касается моего отношения к толкованию, данному Конституционным судом – я полностью удовлетворён. Даже, несмотря на то, что по ряду заданных вопросов конституционное производство было закрыто, я считаю, что поставленной цели добился. И в моральном плане, потому, что банки теперь не смогут говорить, что выиграют любой суд, и в правовом, поскольку у заёмщиков появилось очень мощное оружие – полноценное применение этого Закона в судах вынудит банки пересмотреть своё отношение к по-требителям.

При этом значение имеет не только резолютивная часть решения КСУ, где суд дал толкование закона, но и мотивировочная, в которой он описал, как пришёл к такому выводу.

Но всё по порядку.

Во-первых, КСУ отметил в своём решении, что свобода договора является ограниченной – она ограничивается критериями справедливости, добросовестности, пропорциональности и разумности.

Это крайне важно было донести до судов, которые принцип свободы договора воспринимали, как нерушимый и всепобеждающий повод для вынесения решений только в пользу банков. До сих пор лишь хозяйственные суды позволяли себе проверять дело всесторонне, анализируя законность действий, как заёмщика, так и банка. Суды общей юрисдикции, рассматривая иски кредитных учреждений к гражданам, как правило, не вдавались в тонкости – «банк всегда прав». А обоснованное доказывание представителя должника того, что договор юридически очень сомнительный, заставляло их лишь думать о том, как бы в решении «не заметить» всего, о чём говорил и писал заёмщик.

Во-вторых, Конституционный суд отметил в решении, что кредитные договоры могут быть представлены в виде формуляра или иной стандартной формы (часть 1 статьи 634 Гражданского Кодекса – договор присоединения). Это очень важно, так как до этого в судах действовала чёткая установка, что кредитный договор – это не договор присоединения.

Дело в том, что часть 2 этой же статьи Кодекса предусматривает право заёмщика (присо-единившейся стороны договора) требовать его изменения или расторжения, если сможет доказать, что договор содержит условия, явно обременительные для присоединившейся стороны. А кредитные договоры просто кишат нормами, ограничивающими права заёмщика, например, обязанность страховаться только в выбранных банком страховых компаниях, запрет на получение новых кредитов, запрет на предоставление поручительств и так далее.

Теперь достаточно доказать, что конкретный договор является договором присоединения – и его можно расторгать, что, как минимум, приведёт к прекращению начисления процентов и неустоек. При этом, если договор выглядит, как типографский формуляр для заполнения (или содержит неизменяемую часть) тогда и доказывать ничего не надо. А если нет – то можно воспользоваться свидетельскими показаниями (лучше – бывших сотрудников банка) о том, что тексты кредитных договоров изменению не подлежат. Я, как бывший банкир, могу вас заверить – текст кредитного договора с заёмщиком-физическим лицом никогда не обсуждается – если его что-то не устраивает, он может идти в другой банк.

В-третьих, важной, на мой взгляд, является аргументация КСУ о том, что государство поддерживает разумный баланс между коммерческими интересами банков, относительно получения справедливой прибыли от кредитования, и охраняемыми законом правами и интересами потребителей их кредитных услуг. Ключевая фраза здесь – «справедливой прибыли». Мне трудно назвать справедливой прибылью от кредитования ситуацию, когда суд взыскивает пеню, превышающую размер кредита и процентов в несколько раз, а такое – не редкость.

По моему мнению, при рассмотрении судебных споров, касающихся договоров о получении потребительского кредита, суды вполне могут применять Закон Украины «Об ответственности за неисполнение денежных обязательств», который предусматривает, что неустойка (пеня) устанавливается по договорённости сторон, но не более двойной учётной ставки НБУ (около 16-24% годовых). Это, согласитесь, лучше, чем указанные в некоторых кредитных договорах 0,5 — 1% в день (182,5 — 365% годовых). Вышеуказанный закон регулирует хозяйственные отношения, но легко может быть применён по аналогии закона.

В-четвёртых, я считаю ценной и значимой формулировку, изложенную в решении КСУ, и касающуюся способов защиты государством интересов потребителей (заёмщиков). В частности в решении указано, что государство обеспечивает особую защиту более слабого субъекта экономических отношений. Это осуществляется путём установления особого порядка заключения гражданских договоров потребительского кредита, их оспаривания, контроля за содержанием и распределения ответственности между сторонами договора.

Эта формулировка представляет ценность в первую очередь для судей, которым в по-следнее время активно внушалось банками, что за вынесение решения в пользу должника судей будут привлекать к дисциплинарной ответственности. Однако изложенная выше позиция Конституционного суда Украины свидетельствует о готовности власти рассматривать споры в соответствии с законом и признавать договоры о выдаче потребительских кредитов недействительными (в случае оспаривания договора) или незаключёнными (при отсутствии существенных условий договора, предусмотренных ЗУ «О защите прав потребителей»).

В-пятых, в решении КСУ имеется ссылка на порядок заключения договора о предоставле-нии потребительского кредита, на нём хотелось бы остановиться поподробнее. Частью 2 статьи 11 Закона Украины «О защите прав потребителей» предусмотрено, что кредитодатель (банк) обязан предоставить заёмщику до получения кредита в письменной форме информацию о кредитных условиях. Однако, несмотря на то, что это требование появилось в законе с 2005 года, я, как банкир знаю, что реально оно не исполнялось банками до лета 2007 года. В лучшем случае они писали в тексте кредитного договора, что информация якобы получена, но письменных уведомлений об условиях кредитования в банках не существовало. При необходимости, любой бывший работник банка, как свидетель в суде, сможет подтвердить это.

Однако кредиты (в том числе валютные) выдавались. А пунктом 1 части 7 статьи 15 закона предусмотрено, что в случае, если предоставление недоступной, недостоверной, неполной или несвоевременной информации о продукции (кредите) повлекло приобретение продукции, которая не имеет необходимых потребителю свойств – потребитель имеет право расторгнуть договор и требовать возмещения причинённых ему убытков. Данная норма позволяет расторгать валютные кредитные договора и, в порядке компенсации убытков, уменьшать сумму долга до гривневого эквивалента по курсу на момент получения кредита.

Помимо вышеизложенного, за не предоставление или предоставление неполной ин-формации об условиях кредитования, банк несёт ответственность перед государством (бюджетом) в виде штрафа в размере 30% от суммы выданного кредита.

Продолжать список ценных прав, которые наконец-то появились у заёмщиков в связи с принятием решения КСУ, можно ещё очень долго. Уверен, в ближайшее время многие юристы и судьи уделят особое внимание подробному прочтению этого закона. Со своей стороны рекомендую с пристрастием изучить статьи 11, 15, 18, 19, 21, 22, 23, а также по-становление Национального банка Украины №168 от 10.05.2007 г.

Поскольку ранее эти права у заёмщиков были фактически отняты судьёй Верховного суда Украины Луспеником Д.Д., который и является автором обобщений судебной практики, ставших проблемой для целой страны, то сейчас нарушенные права нужно защищать.

Решения судов, постановленные со ссылками на обобщения, либо содержащие доводы о не применении закона, следует пересматривать по вновь выявленным обстоятельствам (заявление о пересмотре решения подаётся в течение одного месяца после возникновения новых обстоятельств). Решения и определения судов, в которых идёт речь об уплате или взыскании госпошлины за рассмотрение иска о защите прав потребителей, следует пересматривать с требованием возврата незаконно полученной госпошлины.

Напоследок, хотелось бы рассказать о тех вопросах, которые были поставлены в конституционном обращении, но не нашли отражения в решении. Это вопросы, ответы на кото-рые должны были фактически подтвердить нормы, которые и так есть в Законе, но судами игнорировались.

В частности, тот факт, что кредиты на покупку жилья являются потребительскими кредитами, вызывал много споров. Судьи в районных и апелляционных судах настойчиво доказывали, что квартира не является продукцией в понимании этого Закона, не приводя, впрочем, никакого обоснования такой позиции. В то же время в части 2 пункта 7 статьи 11 Закона указано, что к потребительским кредитам на покупку жилья не применяется право на отзыв согласия на получение кредита. То есть, прямым текстом законодатель обозначает кредит на покупку жилья, как потребительский кредит. Из этого также следует, что денежная сумма потребительского кредита ничем не ограничена.

Фото: znaikak.ru

Фото: aidcredit.ru

Темы: банки, кредиты, Конституционный суд, права потребителей

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Законно ли требование о самоизоляции? Ответ адвоката

Какие способы безболезненного снижения расходов существуют? кредитными организациями; Механизм защиты нарушенных прав заемщика.