С одной стороны, защита осуществляется в случае нарушения права из способов защиты прав на земельный участок, — это признание права на.

Принцип восстановления нарушенных прав

Совокупность таких мер в наиболее общем виде называ­ется способом защиты нарушенных прав или интересов.

В данном параграфе проведенного исследования наи­большую научную ценность представляют ответы на следую­щие вопросы:

1)     открытый или закрытый перечень способов защиты на­рушенных прав установлен в статье 12 ГК РФ?

2)     вопросы выбора конкретных способов защиты нару­шенных корпоративных прав.

Правоприменительной практикой был выработан обще­признанный тезис, в соответствии с которым корпоративные права защищаются в рамках общих положений гражданского законодательства. Речь идет о статье 12 ГК РФ, в которой закре­плен перечень тех способов, посредством которых могут быть защищены нарушенные гражданские права. Законодательная техника и буквальное толкование приведенной статьи подска­зывает нам, что данный перечень не является исчерпывающим («защита гражданских прав осуществляется в том числе ины­ми способами, предусмотренными законом»).

Вместе с тем, на прак­тике по-прежнему, даже несмотря на относительную определенность правовой нормы, заложенной в статье 12 ГК РФ, ключевым считается вопрос, который можно сформули­ровать следующим образом: является ли перечень способов защиты, установленный приведенной статьей открытым и ка­ковы пределы ее «открытости»?

В юридической доктрине главенствующим является мне­ние о том, что такой перечень действительно является откры­тым, поскольку законодатель сформулировал вышеуказанную правовую норму так, что из нее очевидно, что есть иные, не перечисленные им самим способы защиты.

способы защиты гражданских прав

Однако, согласно точке зрения В. А. Белова, названный подход требует уточнения, поскольку «перечень способов за­щиты все-таки имеет исчерпывающий характер: другое дело, что он не исчерпывается тем перечнем, который содержится в статье 12 ГК РФ, — к нему также могут быть добавлены способы, которые закреплены в иных нормах ГК РФ и в нормах иных федеральных законах».

Таким образом, здесь в полной мере реализуется право­вой принцип: защищаться можно только такими способами, которые есть в законе.

Правильность приведенных доводов иллюстрируется сле­дующей судебной практикой.

Довольно широкое толкование статьи 12 ГК РФ предло­жено Арбитражным судом Уральского округа в одном из его постановлений: «способы защиты гражданских прав пред­усмотрены в ст. 12 и 13 ГК РФ. Перечень способов защиты гражданских прав не является исчерпывающим. Однако иной способ защиты права, согласно указанию абз. 13 ст. 12 данного кодекса, должен быть прямо предусмотрен законом»3.

Расширительный подход применяет и Ставропольский краевой суд: «признание сделки действительной можно рас­сматривать как способ защиты гражданских прав, несмотря на то, что он отсутствует в ст. 12 ГК РФ, поскольку самой статьей 12 (абз. 13) ГК РФ предусматривается применение иных спосо­бов, указанных в законе».

Следовательно, исходя из того, что корпоративные субъ­ективные права охватываются гражданскими правами, можем заключить, что нарушенные корпоративные права подлежат защите посредством не только тех способов, которые указаны в статье 12 ГК РФ, но и с помощью иных способов, прямо на­званных в законе.

Следующий интересующий нас вопрос касается непо­средственно использования отдельных способов защиты кор­поративных прав.

  1. Признание права.

Иски о признании права на акции, доли — довольно рас­пространенное явление, однако, как отмечает правопримени­тельная практика, чаще всего это связано с выбором неверного способа защиты.

К примеру, иск о признании права собственности предъ­является покупателем к продавцу по договору купли-прода­жи акций в случаях, когда отчуждатель не исполняет своих обязанностей по передаче ценных бумаг.

По данному вопросу еще в 1999 году высказывался Выс­ший арбитражный суд РФ (далее — ВАС РФ): «в соответствии с порядком, установленным статьей 29 Федерального закона от 22 апреля 1996 года № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг», права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой (акцией), перехо­дят к их приобретателю с момента перехода прав на эту цен­ную бумагу, который должен сопровождаться уведомлением держателя реестра. На основании статьи 28 того же Закона права владельцев таких ценных бумаг бездокументарной фор­мы удостоверяются в системе ведения реестра — записями на лицевых счетах у держателя реестра».

В связи с этим, более чем странно выглядит правоприме­нительная практика окружных судов, которые удовлетворяют подобные иски и признают подобных истцов собственниками акций, несмотря на отсутствие соблюденного установленного законом порядка перехода права собственности на ценную бумагу.

Другая ситуация связана с переходом долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью. Момен­том такого перехода является нотариальное удостоверение соответствующей сделки. Исходя из этого и сам законодатель предусмотрел такой способ защиты прав лица, утратившего долю или часть доли в уставном капитале помимо его воли, как иск о признании за ним права на указанную долю или часть доли. Вместе с тем, в случае отказа в таком иске, доля или часть доли признается принадлежащей добросовестному приобретателю как раз с момента нотариального удостовере­ния сделки по отчуждению указанной доли или части доли.

  1. Восстановление положения, существовавшего до нару­шения права.

Например, в случае прекращения прав собственности на акции (доли) наиболее распространенными способами защи­ты со стороны участников корпораций являются:

—      восстановление записи о владении акциями на лицевом счете в реестре акционеров общества или восстановление за­писи о праве собственности на долю в уставном капитале ООО в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) (ст. 12 ГК РФ);

—      виндикация акций (долей) из чужого незаконного вла­дения (ст. 301-303 ГК РФ);

—      признание сделок, связанных с куплей-продажей акций (долей) недействительными;

—      возмещение всевозможных убытков с общества и (или) регистратора (например, в связи неисполнением обязательств по ведению реестра акционер может взыскать с АО и реги­стратора солидарно убытки в размере стоимости списанных акций)

Уместно в данной ситуации замечание И.С. Шиткиной, которая отмечает, что все перечисленные способы защиты прав на практике обычно применяются с комбинированном виде (например, требование о признании сделки по купле­продажи акции недействительной предъявляется вместе с тре­бованием о восстановлении записи на лицевом счете в реестре АО). Это связано, в первую очередь, с тем, что для полного восстановления положения истца, существовавшего до нару­шения его прав, очень часто не хватает одного лишь способа защиты — само по себе признание вышеназванной сделки не­действительной еще не означает, что будут восстановлены его утраченные права на акцию (долю).

Огромный размах в научном мире имеет дискуссия по поводу допустимости предъявления виндикационных требо­ваний в отношении акций (долей).

Относительно возможности виндикации акций еще в 1998 году утвердительно высказался ВАС РФ, поэтому данный подход, несмотря на научную критику, в том числе со стороны Е. А. Суханова, на практике уже не подвергается сомнению.

Совершенно иначе обстоит дело с виндицированием долей в уставе ООО по аналогии с акциями: в арбитражной практике сложилось два взаимоисключающих подхода. Со­гласно первому, такая виндикация имеет место быть; а в со­ответствии со вторым подходом, предъявление виндикаци­онного иска в отношении долей недопустимо из-за «особой специфики предмета спора».

В рамках проводимого исследования не представляется возможным детально проанализировать все способы защиты корпоративных прав, однако невозможно обойти стороной вопрос о характере и природе требований, связанных с восста­новлением корпоративного контроля.

Действующее законодательство РФ не содержит трактов­ку определения «корпоративный контроль», однако указанное обстоятельство не препятствует его использованию в судебной практике.

С. В. Сарбаш под корпоративным контролем понимает совокупность определенных прав по принятию управленче­ских решений, а также корпоративных актов по управлению юридическим лицом.

Способы защиты прав, используемые при восстанов­лении корпоративного контроля, довольно разнообразны и могут быть выражены, например, в оспаривании решений об­щих собраний об одобрении сделок, направленных на непра­вомерное отчуждение имущества общества (вывод активов) или в признании недействительными корпоративных записей в системе ЕГРЮЛ, признании недействительной произведен­ной реорганизации юридического лица.

В своем Постановлении от 10 июня 2008 года № 5539/08 Президиум ВАС РФ обозначил, что иск о переводе на участ­ника прав и обязанностей покупателя из договора купли-про­дажи доли и признании за истцом права собственности на эту долю направлен на восстановление корпоративного контроля.

Таким образом, можем заключить, что появление и ак­тивное применение такого ключевого способа защиты корпо­ративных прав, как восстановление права на корпоративный контроль, обусловлено стремлением участников гражданско­го оборота к достижению конечной цели в виде возврата себе утраченной возможности принятия корпоративных решений наиболее прямым и коротким путем, в обход многостадийно­го применения других способов.

ВАЛИКАРАМОВ Денис Джалилович
магистрант Института права Башкирского государственного университета

КОНОВАЛОВА Екатерина Андреевна
старший преподаватель кафедры международного права и международных отношений Института права Башкирского государственного университета

  

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Легкий способ отменить любое постановление сотрудника ГИБДД (должны знать все!)

ит.п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов. Самозащита гражданских прав с позиций теорий — это форма их защиты, Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 003 Способы защиты гражданских прав. Возмещение убытков

Признание права как способ защиты гражданских прав

В подавляющем большинстве случаев только сами субъекты правоотношений обеспечивают защиту своих прав. Они обращаются в различные органы (властные, судебные органы и др.) или применяют самозащиту. О последнем способе защиты прав и пойдет речь.

Лицо, чьи права нарушаются, должно действовать так, чтобы устранить или не допустить нарушения и при этом самому не преступить закон. При возникновении разногласий сначала нужно выяснить их причину. Возможно, это лишь недопонимание ситуации или непрофессиональность противоположной стороны. В этом случае будет достаточно тактичного указания на нарушение. Если же оппонент действует намеренно и грубо, придется защищаться любыми законными способами и в первую очередь использовать самозащиту. Она упомянута в ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав. Однако понятие самозащиты в кодексе не раскрыто. Сказано лишь, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК РФ).

Не удивительно, что на практике в отношении самозащиты возникает немало вопросов. Вот лишь некоторые из них:

  • что можно считать самозащитой,
  • как самозащита соотносится другими институтами гражданского права (например, способами обеспечения обязательств),
  • возможна ли самозащита в договорных отношениях,
  • где заканчивается самозащита и начинается неправомерное поведение,
  • какие бывают способы самозащиты.

Ответы на эти и другие вопросы дает судебная практика. А наиболее полное определение самозащиты можно найти в одном из решений Арбитражного суда Свердловской области.

Варианты самозащиты

На практике выделяются следующие особенности самозащиты:

  • активные действия потерпевшего (бездействие не считается самозащитой);
  • самостоятельность (иногда с помощью третьих лиц) защиты без обращения к государственным органам или к нарушителю (например, компания может заказать товар, работу или услугу у другого контрагента);
  • самозащита применяется в случае нарушения или его реальной угрозы;
  • действия потерпевшего должны быть соразмерны нарушению.

Придерживаясь этих несложных правил, потерпевший может:

  • предупредить нарушение своих прав;
  • восстановить положение, существовавшее до нарушения;
  • пресечь действия, нарушающие право или создающие угрозу нарушения;
  • прекратить или изменить правоотношение.

Понятно, что в силу разнообразия ситуаций, которые могут возникнуть в жизни, законодатель не может предусмотреть все возможные способы самозащиты. Однако некоторые меры в законе все же закреплены. Например, ст. 1299 ГК РФ допускает использование правообладателем технических средств для контроля доступа к произведению и для защиты авторских прав.

В качестве примеров самозащиты можно привести:

  • превентивные меры, нацеленные на исключение возможности нарушения (например, установка сигнализации, замков);
  • аудио-, видеофиксация;
  • удержание вещи (ст. 359 и 712 ГК РФ);
  • оставление задатка;
  • продажа залога или удерживаемой вещи;
  • продажа предмета договора подряда (п. 6 ст. 720, ст. 738 ГК РФ);
  • изъятие арендованного судна арендодателем (ст. 208 и 221 Кодекса торгового мореплавания РФ, п. 5 ст. 65 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ);
  • необходимая оборона;
  • крайняя необходимость.

Самозащита без договора

Самозащита применяется как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Этот вывод следует из анализа судебной практики. От вида правоотношений зависят лишь способы самозащиты.

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12.04.2016 по делу № А60-47032/2015

Самозащита является формой защиты, в рамках которой используются (применяются) различные способы защиты самим управомоченным лицом – обладателем нарушаемого (нарушенного) субъективного гражданского права с соблюдением законных требований и пределов самозащиты. Самозащита прав как форма защиты позволяет правообладателю субъективного гражданского права (а в предусмотренных законом случаях и представителю правообладателя) прибегать к защите своих оспариваемых, нарушенных, нарушаемых или находящихся под угрозой нарушения прав и законных интересов без обращения к помощи государственных и иных органов (организаций) в целях предупреждения, пресечения и восстановления своих прав ввиду невозможности использования иных форм защиты в силу объективных и субъективных причин с учетом характера совершаемого (или потенциального) правонарушения, вида и содержания нарушаемого субъективного гражданского права.

Вы видите начало этой статьи, чтобы читать всё

В данном случае будут действовать другие способы защиты права Незаконный владелец – это лицо, хотя и владеющее имуществом (в том числе или безнадзорный скот и не заявившее об этом в нарушение положений ст.

САМОЗАЩИТА КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ РАБОТНИКОМ СВОИХ ПРАВ

Дунаев, В. В.

Понятие и виды форм защиты гражданских прав.

Издавая нормы права и, тем самым, предоставляя возможность возникновения на ее основе субъективных прав и охраняемых законом интересов, государство обязано предусмотреть и соответствующую форму их защиты[1]. Сегодня у управомоченного субъекта есть широкий выбор форм защиты его гражданских прав. Однако, наличие нескольких форм защиты права ставит перед законодателем проблему разграничения их использования.[2] А следовательно перед субъектом права встает вопрос об эффективности и целесообразности использования той или иной формы защиты.

Думается, что будет логически оправданным в начале настоящего исследования вышеуказанной темы, рассмотреть виды форм защиты гражданских прав и выделить в них особенности, влияющие на определение самого понятия «форма защиты».

Беря за основу своей классификации форм защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов круг субъектов, управомоченных осуществлять защиту, Г. П. Арефьев выделяет государственную, общественную, самозащиту, смешанную и третейскую формы. При этом, по мнению автора, к государственным формам защиты субъективных прав следует отнести судебную, арбитражную и административную, а к общественной форме — деятельность по защите прав и интересов, осуществляемую товарищескими судами, профсоюзными комитетами, правлениями колхозов, товарищества, общества и кооператива.[3]

В. П. Воложанин выделяет самостоятельную защиту права, защиту, осуществляемую юрисдикционными органами, общественную защиту. Защиту, осуществляемую юрисдикционными органами автор подразделяет на защиту в спорном и бесспорном порядке[4].

С. В. Курылев классифицирует формы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов по характеру связи юрисдикционного органа со спорящими сторонами, выделяя при этом: 1) разрешение спора юрисдикционным актом одной из сторон спорного правоотношения; 2) разрешение спора актом органа, не являющегося участником спорного правоотношения, но связанного с одним или обоими участниками спорного правоотношения определенными правовыми или организационными отношениями; 3) разрешение спора органом, не являющимся участником спорного правоотношения и не связанным с ним правовыми или организационными отношениями помимо процессуальных[5].

Исходя из природы юрисдикционного органа, Д. М. Чечот выделяет судебную, арбитражную, административную, нотариальную и общественную формы защиты.[6]

По аналогичному основанию классифицирует формы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов и Ю. К. Осипов, выделяя государственную, общественную, смешанную и третейскую формы разрешения юридических дел. При этом государственную форму вышеуказанный автор делит на административную, арбитражную и судебную; общественную – на профсоюзную, колхозную и кооперативную; смешанную – на паритетную (орган, рассматривающий спор о праве, состоит из равного количества представителей заинтересованных сторон) и совместную (спор рассматривают несколько самостоятельных органов одновременно), третейскую — на разрешение дел судом, образованным по соглашению между гражданами и по соглашению между организациями[7].

По мнению М. С. Шакарян, законодательством предусмотрены судебная, общественная и административная формы защиты субъективных гражданских прав[8].

В.С. Белых проводит градацию форм защиты гражданских прав также по субъекту, реализующему охранительную функцию права. Он выделяет защиту, осуществляемую органами специальной юрисдикции (суд, арбитраж, третейские суды и т.д.), защиту, осуществляемую органами общей, отраслевой и межотраслевой компетенции (министерства, ведомства, государственные комитеты), а также непосредственную защиту нарушенных или оспариваемых прав (урегулирование хозяйственных споров в претензионном порядке, бесспорное списание задолженности по требованию кредитора, самозащита нарушенных прав в ситуациях крайней необходимости и т.д.)[9]. А. П. Сергеев отмечает, что «защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты»[10]. Автор предлагает выделять юрисдикционную и неюрисдикционную форму защиты в качестве основных.

В юридической литературе зачастую понятие формы отождествляется или подменяется понятием определенного порядка осуществления защиты. По этому поводу, на наш взгляд, справедливо утверждение Г. А. Свердлыка и Э. Л. Страунинга о том, что форма защиты права указывает на субъект, осуществляющий это право, и ее надо отличать от порядка его осуществления, так как он раскрывает, как право на защиту реализуется в рамках той или иной формы.[11] В этом смысле порядок осуществления защиты права следует понимать как регламентированную законом или договором процедуру применения средств защиты права и законного интереса в рамках той или иной формы защиты. Следовательно, говоря о судебном порядке защиты, административном порядке и других, авторы фактически ведут речь о правовых процедурах в рамках определенной формы защиты. Имеет смысл рассмотреть наиболее распространенные подходы к классификации правовых процедур.

Так, В. П. Грибанов выделяет защиту субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов в судебном порядке, арбитражем, третейским судом, общественном порядке (товарищеские суды, профсоюзные и иные общественные организации), административном порядке и самозащиту.[12]

О. С. Иоффе говорит о существовании общего, специального и исключительного порядка защиты гражданских прав.

Общий порядок включает в себя прежде всего защиту гражданских прав судом. Поскольку судебный порядок имеет общее значение, он, по мнению автора, должен применяться во всех случаях, за исключением изъятий, прямо указанных в законе. О.С. Иоффе относит к общему порядку защиты и арбитраж.

Специальный порядок, считает автор, отличается от судебно-арбитражного порядка защиты гражданских прав тем, что он применяется не в виде общего правила, а только в случаях, прямо указанных в законе. К данному порядку защиты он относит административный порядок, защиту профсоюзными организациями, товарищескими судами, третейский суд.

Особый интерес представляет исключительный порядок, который, по мнению ученого, рассчитан на такую чрезвычайную ситуацию, когда в силу особых условий, при которых совершается посягательство на гражданские права, обеспечить их защиту в судебно-арбитражном или административном порядке невозможно[13]. В данном случае очевидно, что автор имеет ввиду самозащиту гражданских прав.

Учитывая то обстоятельство, что приведенная классификация была разработана в соответствии с требованиями советского законодательства 60-х гг. прошлого века, в целом нельзя не отметить своеобразие основания, по которому О. С. Иоффе проводит градацию порядков осуществления защиты субъективных гражданских прав. Таковым он очевидно рассматривает установленный законом принцип приоритета использования того или иного порядка защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов.

Таким образом, наиболее общим классификационным основанием форм защиты субъективных гражданских прав выступает субъект, правомочный осуществлять защиту гражданских прав. Это еще раз подтверждает обоснованность утверждения Г. А. Свердлыка и       Э. Л. Страунинга о том, что форма защиты указывает на субъекта, осуществляющего меры защиты, тем самым, определяя его в качестве основного, квалифицирующего признака одной формы по отношению к другим.

Законодательство не содержит не только понятия «форма защиты» субъективного права, но даже не оперирует этим термином как таковым, используя при этом термины «порядок защиты», «способ защиты».

В юридической литературе вопрос определения понятия «форма защиты субъективного права» имеет различные подходы к его разрешению. Учитывая тот факт, что в законодательных актах используются такие термины как способ, порядок, большинство исследователей предлагают определять понятие формы защиты субъективного права через ее соотношение с этими категориями, дополнив их ряд еще категорией «средство защиты». Думается, что было бы не совсем верно рассматривать понятие формы защиты через соотношение с обозначенными категориями, без учета понятия механизма правовой защиты субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов.

Механизм правовой защиты субъективных прав явление системное, благодаря взаимодействию элементов которого можно говорить о динамике охранительной функции права. Так как понятия «форма защиты», «способ защиты», «порядок защиты» и «средство защиты» относятся к охранительно-правовым категориям, то вопрос об их месте и роли в механизме реализации охранительной функции права немаловажен.

Механизм правовой защиты субъективных прав — это взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается восстановление нарушенных субъективных прав, защита охраняемых законом интересов, разрешение правовых споров и устранение иных препятствий в реализации субъективных прав[14]. При определении структуры (основных элементов) механизма защиты следует исходить из структуры механизма правового регулирования, так, как справедливо отметил В. В. Бутнев, механизм защиты – часть механизма правового регулирования[15]. С. С. Алексеев выделяет в качестве основных элементов механизма правового регулирования: 1) юридические нормы; 2) правоотношения; 3) акты реализации прав и обязанностей[16]. Эти же элементы, по вполне обоснованному суждению В. В. Бутнева, составляют структуру механизма правовой защиты субъективных прав.

Придерживаясь вышеуказанной структуры механизма правовой защиты субъективных прав, можно выявить сущностные признаки таких категорий как форма защиты, способ защиты, порядок защиты и средство защиты.

Начнем со способа защиты субъективного права. В юридической литературе выделяют различные определения способа защиты субъективных гражданских прав. Например, А. П. Сергеев понимает под способами защиты закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя[17].

В. В. Витрянский определяет способы защиты гражданских прав как предусмотренные законодательством средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права[18].

В приведенных определениях способа защиты гражданских прав, проявляется одна общая черта, а именно — закрепленность данных мер правовой нормой. И непросто нормой, а нормой охранительного характера материальной отрасли права. В то же время нельзя согласиться с использованием при определении понятия «способ защиты» терминов «средство» и «меры», так как, на наш взгляд, эти понятия не только семантически нетождественны друг другу, но и не согласуются с самой категорией «способ защиты» в качестве его структурно-дефинитивных единиц. А, следовательно, способ необходимо определять иначе.

В словаре С. И. Ожегова способ определяется как действие или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь[19].

В правовой среде способом, как материально-правовой категорией, охватывается как действие, так и бездействие. Еще Д. И. Мейер отмечал, что юридические действия разделяются на положительные и отрицательные. Положительное действие состоит в действительном совершении чего-либо; отрицательное — в таком проявлении воли, которое содержится в воздержании от другого действия[20] (т.е. бездействие — В.Д.). Например, согласно п. 2 ст. 328 ГК РФ в случае непредставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства. В данной правовой норме законодатель указывает на возможность реагирования на нарушение, выраженное в форме бездействия, адекватным способом — таким же бездействием.

На основании вышеизложенного способ защиты гражданских прав можно определить как закрепленные охранительной нормой закона или договора допустимые действия или бездействия (или их совокупность), направленные на предупреждение, пресечение нарушения прав, а так же на их восстановление. Очевидно, что способ защиты охватывается таким элементом механизма правовой защиты субъективных прав как юридическая норма.

Средство защиты субъективных прав, как уже отмечалось выше, не следует отождествлять со способом защиты. Д. М. Чечот проводит четкую грань между формой защиты, способом и средством защиты субъективного права. Так, в рамках судебной формы защиты автор в качестве средства защиты субъективного права обоснованно рассматривает иск[21]. Следует согласиться с общей идеей Д. М. Чечота о том, что средство защиты является необходимым атрибутом для использования, как формы защиты, так и конкретного способа. Так, например, вряд ли можно говорить о действенности юрисдикционной формы защиты (судебный порядок) и реализации в рамках данной формы такого способа защиты как признание права, если бы закон не предоставил бы управомоченному лицу средство защиты, а именно — иск.

Термин «средство» в юриспруденции рассматривают в широком и узком смысле. В широком смысле средство или правовое средство может охватывать, по мнению некоторых авторов[22], некоторые правовые институты (договор, ответственность), а также отраслевые методы реализации законодательных установлений. В узком смысле средство представляет определенный инструмент, использование которого направлено на достижение определенного правового результата. Думается, что в аспекте защиты субъективных гражданских прав, средство следует рассматривать в узком смысле. Содержание средства защиты права составляет требование процедурно-процессуального и (или) материально-правового характера.

Выше уже было отмечено, что порядок осуществления защиты субъективных гражданских прав совпадает, на наш взгляд, с понятием правовой процедуры.

Интересно мнение Т. Ю. Баришпольской относительно понятия процессуальной формы[23]. Автор рассматривает ее как вид родового понятия «юридическая процедура». Учитывая деление правовых норм на охранительные и регулятивные, Т. Ю. Баришпольская считает, что «юридические процедуры, исходя из «характера основного для процедуры правоотношения» делятся на регулятивные и охранительные процедуры.[24] Исходя из темы настоящей статьи, прямой интерес для нас представляет охранительная процедура.

Т. Ю. Баришпольская определяет гражданскую охранительную процедуру следующим образом: это система складывающихся в определенной последовательности правовых отношений, направленных на выявление и реализацию гражданского охранительного правоотношения. При этом автор подчеркивает, что значимость процедуры для реализации гражданских охранительных связей не следует абсолютизировать: не любое гражданское охранительное правоотношение предполагает в качестве способа осуществления такую процедуру[25]. Безусловно, с этим можно согласиться, так как не каждая норма материального права требует самостоятельной правовой процедуры ее реализации. Например, одна из сторон договора может защитить свои права и интересы, не вступая в определенную законом или договором процедуру защиты (например, претензионный порядок урегулирования спора) и, не обращаясь при этом и к юрисдикционным органам, все равно может применить способ защиты права, например, прибегнуть к удержанию вещи. Таким образом, несмотря на отсутствие правовой процедуры, управомоченное лицо не перестает действовать в рамках неюрисдикционной формы защиты своих гражданских прав. Из этого можно сделать вывод, что понятие формы защиты шире понятия правовой процедуры защиты субъективного права[26].

Ряд цивилистов определяет форму защиты как «определенный порядок защиты прав и интересов, осуществляемый тем или иным юрисдикционным органом в зависимости от его природы»[27].

В. В. Бутнев определяет форму защиты как комплекс согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав, протекающих в рамках единого правового режима[28].

На наш взгляд, форму защиты гражданских прав можно определить как воздействие, основанное на норме права или договоре, протекающее либо в рамках правовой процедуры либо без нее, направленное на предупреждение, пресечение нарушения прав и их восстановление, осуществляемое специальным юрисдикционным органом, либо самим правообладателем.

Большинство ученых цивилистов указывают на смешение понятий способа и формы защиты гражданских прав. Наиболее отчетливо это смешение проявляется в определении понятия «самозащита гражданских прав» (ст. 14 ГК РФ).

В то же время, некоторые ученые, например В. В. Витрянский, относят безоговорочно самозащиту к способам[29]. Однако большинство склоняется к квалификации самозащиты именно как формы защиты, хотя есть и особые мнения по указанному вопросу[30].

На наш взгляд, самозащиту гражданских прав следует рассматривать как разновидность неюрисдикционной формы защиты гражданских прав. Исходя из смысла термина самозащита, можно сделать вывод об осуществлении защиты исключительно действиями или бездействием самого управомоченного лица. Однако в некоторых обстоятельствах защиту права одного лица может осуществить другое лицо, не обличенное юрисдикцией на это. Речь идет о крайней необходимости, товарищеской взаимопомощи, о действиях в чужом интересе без поручения.


[1] См.: Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С.  53.

[3] См.: Арефьев Г. П. Понятие защиты субъективного права// Процессуальные средства реализации конституционного права на судебную защиту. Калинин, 1982. С. 15–18.

[4] Воложанин В. П. Основные проблемы защиты гражданских прав в несудебном порядке: Автореф. дис. на соиск. уч. ст. доктора юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 7–12.

[5] Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды              Иркутского государственного университета. Сер. Юрид. Т. ХХII. Вып. 3. Иркутск, 1957. С. 162.

[6] Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 52-60.

[7] Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 93-99.

[8] Шакарян М. С. Соотношение судебной формы с иными формами защиты субъективных прав граждан// Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций: Сб. науч. трудов. М., 1985. С. 7–8.

[9] Белых В. С. Формы и способы защиты прав хозяйственных организаций: Учеб. пособие. Свердловск, 1985. С. 5.

[10] Сергеев А. П. Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. С. 337.

[11] Свердлык Г. А., Страунинг Э. Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учеб. пособие. М., 2002. С. 37.

[12] Грибанов В. П. Советское гражданское право: Учебник. Т.1. М., 1979. С. 273–276.

[13] См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право: Учебник. М., 1967. С. 314–319.

[14] Бутнев В. В. Понятие механизма защиты субъектов гражданских прав// Механизм защиты субъективных гражданских прав: Сб. науч. тр. Ярославль, 1990. С. 6.

[16] Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 364–365.

[17] Сергеев А. П. Гражданское право: Учебник. Ч.1/ Под ред. Толстого Ю. К., Сергеева А. П. М., 1999. С. 284.

[18] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 628.

[19] Ожегов С. И. Словарь русского языка/ Под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1986. С. 658.

[20] Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М., 2002. С. 175.

[21] Чечот Д. М. Указ. соч. С. 68–69.

[22] См., например: Липницкий Д. Право и предотвращение хозяйственных правонарушений// Хозяйство и право, 1979, №10. С. 15–20; Огрызков В. Участие юридических служб в разработке правовых средств обеспечения качества продукции// Сов. юстиция. 1977. № 4. С. 5–6.

[23] Баришпольская Т. Ю. Гражданский процесс и процедура (понятие, служебная роль, проблемы теории и практики): Автореф. дис. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. Томск, 1988. С. 10.

[24] Там же. С. 11–14.

[25] Там же. С. 19.

[26] Так, М. М. Зубович, актуализируя проблему защиты прав предпринимателей, ставит акцент в ее изучении на вопросы «неюрисдикционных форм защиты прав предпринимателей, прежде всего – на претензионный порядок и самозащиту прав предпринимателей». Исходя из этого, можно сделать вывод, что автор ставит знак равенства между понятием «форма» и «процедура» (См.: Зубович М. М. Актуальные проблемы предпринимательского права и защиты прав предпринимателей// Сибирский юридический вестник. 2000. № 4. С. 38–42).

[27] См.: Воложанин В. П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. Свердловск, 1974. С.6; Вершинин А. П. Способы защиты гражданских прав в суде: Дис. на соиск. уч. ст. доктора юрид. наук. СПб., 1998. С.12–14; Шакарян М. С. Соотношение судебной формы с иными формами защиты субъективных прав граждан// Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. М., 1985. С. 7.

[28] Бутнев В. В. К понятию механизма защиты субъективных прав// Субъективное право: проблемы осуществления и защиты. Владивосток, 1989. С. 17.

[29] Витрянскийц В. В. Судебная защита гражданских прав: Автореф. дис. на соиск. уч. ст. доктора юрид. наук. М., 1996. С. 14–17.