Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторских прав Текст существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Статья 176. Нарушение авторского права и смежных прав

Ю.М. Диденко,
студентка 3 курса юридического факультета
ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет», г. Барнаул 

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», 16, июнь 2017 г., с 95-104

Интернет-пространство стало новой площадкой для создания и использования результатов интеллектуальной деятельности. По общему правилу на отношения, складывающиеся в интернет-среде и вне ее, распространяется действие правовых норм, если это не противоречит существу отношений или иное не установлено специальными нормами.

Вместе с тем распространение получил так называемый интернет-нигилизм, согласно которому сеть Интернет свободна от ограничений, в том числе правовых, что приводит к отрицанию существования прав авторов в информационной среде. При этом защита авторских прав в цифровую эпоху осложняется массой дополнительны проблем ввиду постоянно растущей потребности в оперативном обмене информацией, которая не всегда может быть удовлетворена из-за отсутствия доступа к экземплярам авторских произведений, их высокой стоимости и т.д.

Эти и другие причины лежат в основе многочисленных нарушений авторских прав в сети Интернет. При этом масштабы противоправной деятельности увеличивают такие факторы, как экстерриториальность сети Интернет и дальнейшее развитие технических возможностей.

1. В России сферу отношений по защите авторских прав регулируют ГК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ, а также ряд других законодательных актов. В 2013 г. был принят ФЗ от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», именуемый в СМИ как «Антипиратский» закон.

Существует мнение, что принятие «Антипиратского» закона всячески поддерживалось представителями зарубежной и отечественной киноиндустрии, поэтому первоначально объектами, на которые распространялось действие закона, стали лишь фильмы (видеофильмы, кинофильмы и телефильмы). В отношении всех иных объектов авторских прав этот закон не предусматривал правовое регулирование, что также препятствовало применению предварительных обеспечительных мер в целях пресечения нарушений прав на все произведения кроме фильмов.

Сложившееся положение было пересмотрено, и уже через год в «Антипиратский» закон были внесены изменения: с 1 мая 2015 г. защита гарантирована практически всем произведениям, охраняемых авторским правом, включая компьютерные программы, литературные и музыкальные произведения1. Единственным изъятием из сферы действия «Антипиратского» закона остались фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии2.

Действие «Антипиратского» закона применимо в случаях незаконного размещения на сайтах в сети Интернет без согласия правообладателей охраняемых объектов авторских прав – фильмов, музыкальных и литературных произведений и т.п. (далее – нелегальный контент).

Некоторые исследователи относят к особой группе объектов авторских прав гиперссылки на ресурсы3, где можно незаконно скачать нелегальный контент. С подобным толкованием сложно согласиться, поскольку гиперссылка не становится авторским произведением только от того, что она перенаправляет к незаконно размещенным в сети Интернет объектам авторских прав.

Статья 15.7 ФЗ Закона об информации предусматривает процедуру досудебного взаимодействия4 для случаев выявления правообладателем его произведения, размещенного на сайте в сети Интернет без его согласия.

Инициатором проведения такой процедуры может стать сам правообладатель, уполномоченное им лицо, а также лицензиат по договору о предоставлении исключительной лицензии. Именно они в случае нарушения авторских прав правообладателя вправе направить в адрес владельца сайта в сети Интернет, на котором размещено соответствующее авторское произведение, заявление о нарушении. Адресатом заявления должен быть только владелец сайта, на котором размещается такой нелегальный контент5.

Заявление может быть подано как в письменной, так и в электронной форме. Для обеспечения такой возможности ч. 2 ст. 10 Закона об информации возлагает на владельца сайта обязанность указать свое наименование, место нахождения и адрес электронной почты. Стимулом к указанию владельцами достоверных контактных данных служит цель введения внесудебного порядка урегулирования споров – минимизация риска постоянной блокировки. Этим же объясняется предпочтение роли варианта развития событий, при котором в течение 24 часов с момента получения заявления владелец сайта удаляет нелегальный контент.

К сожалению, удаление нелегального контента по заявлению правообладателя не всегда имеет место на практике – иногда владельцы сайта не реагируют на подобные заявления. В таком случае правообладателю приходится обращаться в суд.

Следует подчеркнуть, что в связи с тем, что упомянутый порядок не является обязательным, многие правообладатели его не используют, предпочитая сразу обратиться в суд. Между тем во многих случаях его использование позволило бы оперативно пресечь правонарушение без обращения в судебные органы.

2. Обращению в суд предшествует решение вопроса о том, какой суд компетентен рассматривать возникший спор – суд общей юрисдикции или арбитражный суд.

По смыслу статей 22 и 26 ГПК РФ и ст. 27 и 28 АПК РФ споры, связанные с защитой авторских прав, с участием авторов при нарушении личных неимущественных прав подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

В соответствии с частью 3 ст. 26 ГПК РФ Московскому городскому суду подсудны «в качестве суда первой инстанции гражданские дела, связанные с защитой авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, и по которым им приняты предварительные обеспечительные меры в соответствии со ст. 144.1 Кодекса». Казалось бы, единственным судом, компетентным принимать иски правообладателей о защите авторских прав в сети Интернет, является Мосгорсуд. Однако это правило действует только применительно к ситуациям, когда правообладатель еще до предъявления иска в суд требует применения обеспечительных мер (предварительных обеспечительных мер). Если предварительные обеспечительные меры правообладателем не истребовались, то подсудность дела будет определяться по общим правилам ГПК РФ.

Примером будет решение Хорошевского районного суда города Москвы, обязавшего владельца крупнейшего интернет-ресурса Livetv.ru (ныне — www.livetv.sx) Никитина П.О., специализирующегося на нелегальном размещении спортивных трансляций международных, иностранных и российских спортивных событий, выплатить 88 млн руб. по иску ООО «Лига-ТВ». Одновременно с этим суд обязал ответчика прекратить нарушение исключительных прав ООО «Лига-ТВ» на сообщение телепередач телеканала «Наш Футбол» и запретил создание технических условий для получения с использованием сети «Интернет» сообщений данных телепередач без согласия правообладателя или иного законного основания6.

Несколько позже судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда было рассмотрено дело по апелляционной жалобе Никитина П.О. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 14 января 2014 г. Ответчиком и представителем истца было заявлено ходатайство об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу. Одним из условий мирового соглашения является подтверждение ответчиком прекращения действий, связанных с использованием сайта livetv.ru и принадлежащих ему доменных имен в нарушение интеллектуальных прав истца. Судебной коллегией было отменено решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 14 января 2014 г. и утверждено мировое соглашение7.

Также нельзя не упомянуть, что в силу ст. 33 АПК РФ дела по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, которые осуществляют управление авторскими и смежными правами на коллективной основе, рассматриваются арбитражными судами. Причем, исходя из разъяснений Пленума ВАС РФ, данных им в постановлении от 8 октября 2012 г. № 60 «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам», не имеет значения, выступает ли такая организация от имени правообладателя или от своего имени; является ли правообладатель юридическим лицом, гражданином, зарегистрированным в качестве предпринимателя или незарегистрированным; нет зависимости от характера правоотношений.

3. Защитить авторские права в цифровой среде можно посредством блокировки информационных ресурсов, содержащих нелегальный контент (сайтов, отдельных страниц сайтов и т.п.). Механизм блокировки информационного ресурса, содержащего нелегальный контент, закреплен в приказе Роскомнадзора от 12 августа 2013 г. № 912.

Инициирует процесс заявление правообладателя о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, нарушающих исключительные права. Это заявление подается в электронной форме на сайте Роскомнадзора (nap.rkn.gov.ru)8.

Заявление может быть рассмотрено по существу при условии вынесения судом определения о принятии предварительных обеспечительных мер (ст. 144.1 ГПК РФ). Поэтому к заявлению должна прилагаться электронная копия судебного акта и скриншот или электронная копия страницы сайта в сети Интернет, на котором размещен противоправный контент.

После проверки соблюдения формальных требований на основании полученной информации вносится запись в Реестр нарушений авторских прав, являющийся подсистемой Единой информационной системы Роскомнадзора. Затем Роскомнадзор устанавливает хостинг-провайдера или иное лицо, обеспечивающее размещение в сети Интернет соответствующего информационного ресурса (далее – сайт), и направляет ему уведомление на русском и английском языках с указанием наименования и URL’а, где размещен нелегальный контент.

В течение одного рабочего дня хостинг-провайдер или иное обеспечивающее размещение сайта в сети Интернет лицо должно уведомить владельца сайта о необходимости удаления нелегального контента. Владелец сайта также получает один рабочий день на удаление контента (с момента получения такого уведомления).

Если в течение указанного срока владелец сайта не примет требуемых от него мер, хостинг-провайдер или иное лицо, обеспечивающее размещение сайта в сети Интернет, должны ограничить доступ к этому сайту.

Если же и по истечении трех рабочих дней нелегальный контент все еще будет присутствовать на сайте, то Роскомнадзор принимает меры по блокировке сайта на уровне операторов связи – посредством внесения информации о сетевом адресе, доменном имени и URL’е сайта в специальную информационную систему, на основании которой оператор связи обязан ограничить доступ к нелегальному контенту (а при невозможности – ко всему сайту в целом) в течение суток9.

В случаях когда судебный акт о блокировке по тем или иным причинам отменен, Роскомнадзор в течение трех рабочих дней со дня получения судебного акта об отмене уведомляет хостинг-провайдера или лицо, обеспечивающее размещение сайта в сети Интернет, и операторов связи об отмене мер по ограничению доступа к данному ресурсу.

В январе текущего года стало известно, что в Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ подготовлены поправки в Закон об информации в части способа блокировки сайтов, содержащих запрещённый контент10. Эти поправки, в частности, предусматривают, что Роскомнадзор может быть наделен полномочиями по самостоятельному определению способа блокировки каждого сайта, попавшего в его «черные списки». Сегодня то, каким образом будет заблокирована та или иная страница сайта, решает оператор связи; но если сайт блокируется по IP-адресу, заблокированными могут оказаться и сайты, не выходящие в своей деятельности за рамки правового поля.

На наш взгляд, предложенные изменения, вызванные необходимостью защитить законопослушные ресурсы, которые оказались на одном IP-адресе с нарушителем, носят прогрессивный характер, являются шагом к установлению баланса между ущемленными интересами правообладателей и законопослушных лиц, использующих тот же IP-адрес, что и нарушитель.

Также следует отметить, что с 1 мая 2015 г. действует положение, закрепленное в ст. 15.6 Закона об информации, суть которого сводится к следующему: если в сети Интернет на определенном сайте замечено неоднократное неправомерное размещение информации, которая содержит объекты авторских и (или) смежных прав; либо информация, необходимая для их получения посредством сети Интернет, — такой сайт может быть подвергнут постоянной блокировке на основании решения Мосгорсуда.

Так, например, акционерное общество «ТНТ-Телесеть» обратилось в Мосгорсуд с исковым заявлением к компаниям КлаудФларе, Инк (CloudFlare, Inc), 3НТ Солутион ЭЛЭЛП (3NT Solutions LLP), обществу с ограниченной ответственностью «Дельта-Нет» о защите исключительных прав на аудиовизуальное произведение — фильм «Универ. Новая общага», в котором истец просит запретить перечисленным компаниям создание технических условий, обеспечивающих размещение фильма «Универ. Новая общага» на сайтах сети «Интернет» http://filmask.ru, http://web-films.net, http://vsfilm.ru, а также настаивает на принятии мер по постоянному ограничению доступа к перечисленным сайтам.

Требования мотивированы следующим: акционерному обществу «ТНТ-Телесеть» принадлежит исключительное право на использование данного фильма; ответчики, являясь провайдерами хостинга упомянутых сайтов, совершают действия и создают условия для неправомерного использования спорного аудиовизуального произведения без согласия истца, чем нарушают его исключительные права. Кроме того, такие нарушения происходят систематически, что подтверждается вступившими в законную силу решениями Московского городского суда11.

Рассмотрев дело по существу, Мосгорсуд удовлетворил исковое заявление акционерного общества, запретив компаниям создание технических условий, обеспечивающих размещение, распространение и иное использование фильма «Универ. Новая общага» и ограничил на постоянной основе доступ к сайтам http://filmask.ru, http://web-films.net, http://vsfilm.ru12.

В судебной практике институт «вечной блокировки» (под «вечной блокировкой» подразумевается запрет российскими операторами связи предоставлять доступ к определенному сетевому ресурсу в связи с установлением факта правонарушений в порядке, установленном законодательством) подвергается критике в связи с тем, что в ГПК РФ не определен период, по истечении которого факт совершения предыдущего правонарушения владельцем сайта не учитывается. По мнению А.И. Савельева, факт «вечной блокировки» может привести к ситуации, когда у доменного наименования сайта меняются владелец и направленность деятельности хозяина сайта, но последствия совершенного ранее нарушения авторских прав в информационной среде не изменяет факт «вечной блокировки» сайта. Исходя из этого автор считает уместным введение своеобразного аналога «судимости» — временного периода, истечение которого обнуляет факт совершения соответствующего правонарушения в информационной среде. Не критикуя эту идею в целом, нельзя не отметить, что недостаточно жестко оговорены мотивы «приобретения» именно заблокированного сайта в условиях, когда заинтересованное лицо может свободно зарегистрировать новый домен и разместить на нем свой сайт.

Проблема, обсуждаемая применительно к блокировке как меры защиты авторских прав в цифровой среде, заключается в чрезвычайно распространившейся популяризации способов ее обхода. В интернете предлагается множество вариантов с подробным описанием, а также специальными разделами для начинающих)13. Разрешению этой проблемы препятствует отсутствие соответствующей законодательной базы. На наш взгляд, формирование такой базы нужно начинать с малого: ввести административную ответственность для владельцев сайтов за распространение информации о способах и методах обхода блокировок14. Пусть эта мера и не искоренит проблему как таковую, но с введением ответственности ситуация гарантированно будет улучшаться.

4. С практической точки зрения также важен вопрос об ответственности информационного посредника за нарушение авторских прав в сети Интернет: такую ответственность в соответствии с п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ информационный посредник несет на общих основаниях, установленных Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных п. 2 и 3 ст. 1253.1 ГК РФ.

В пункте 3 ст. 1253.1 ГК РФ предусмотрено, что одним из условий освобождения информационного посредника от ответственности является принятие им необходимых и достаточных мер для прекращения нарушения. Возникает вопрос: какие меры считать таковыми?

На практике нередки случаи, когда информационный посредник ограничивается уведомлением нарушителя о наличии на его сайте нелегального контента, но не удаляет этот контент и не блокирует доступ к сайту. Вердикт суда в таком случае однозначен – привлечение информационного посредника к ответственности.

Складывающая судебная практика заставляет информационных посредников использовать различные технологии, направленные на исключение нелегального контента.

В качестве примера можно привести систему Content ID видеохостинга YouTube, разработанную в 2007 г. (в России заработала с 2010 г.) для авторов, направивших свои произведения в эту систему и желающих отслеживать, как они используются. В результате все загружаемые на YouTube видео сравниваются с базой данных, содержащей файлы правообладателей, и при обнаружении совпадения Content ID предъявляет требования от имени правообладателя. Итогом выявления незаконно размещенного авторского произведения являются:

1)

отключение звука для аудиодорожки, права на которую принадлежат правообладателю;

2)

блокирование видеоролика и невозможность просмотра;

3)

монетизирование видеоролика посредством добавлении рекламы (причем в некоторых случаях доход может делиться между правообладателем и пользователем, загрузившим видео);

4)

отслеживание статистики просмотров15.

Другим заслуживающим внимания примером стала система «цифрового отпечатка», используемая в социальной сети ВКонтакте. Ее использование приводит к тому, что при загрузке на сайт файлов произведений, в отношении которых уже поступали жалобы правообладателей, их скачивание будет невозможно: при попытке скачать такой файл появляется сообщение о том, что он удалён по требованию правообладателя16.

Таким образом информационные посредники прилагают определенные усилия к отслеживанию нарушений. Помимо указанного это осуществляется и, например, путем предоставления правообладателям возможности сообщить о материалах, предположительно нарушающих их интеллектуальные права. Так, социальная сеть ВКонтакте запрашивает информацию о спорном содержимом, подтверждающие документы и информацию о правообладателе17.

5. Особая проблема – субъекты, не относящиеся согласно действующему законодательству к информационным посредникам, но осуществляющие схожую деятельность.

Например, функционал сайт savefrom.net позволяет скачивать аудио, видео и другие файлы с определенных ресурсов18. Среди доступных для скачивания ресурсов фигурирует youtube.com, условия пользования которого содержат запрет получения доступа к контенту с помощью «какой-либо технологии или средств, отличных от страниц видеовоспроизведения на самом Веб-сайте, Плеера YouTube или иных подобных средств, которые YouTube может специально предоставить для указанной цели»19. Следовательно, при скачивании файлов с YouTube с помощью сайта savefrom.net имеет место нарушение прав видеохостинга «YouTube». Более того, многие организации сотрудничают с YouTube и прямо указывают на своих сайтах, что воспроизведение возможно исключительно при использовании встроенных функций YouTube, а трансляция видео с помощью собственных плееров запрещается (в частности, такие правила установлены пользовательским соглашением проекта «ПостНаука»20). Ни такие организации, ни YouTube не заинтересованы в свободном скачивании, соответственно сайты, подобные savefrom.net, косвенно нарушают их права.

Правообладатели, законно размещающие контент на YouTube, также могут пострадать, если пользователь уйдет с сайта в силу того, что существует определенная система поощрения, базирующаяся на количестве просмотров видеоролика, наличии рекламы и т.д. Также при незаконном скачивании и дальнейшем использовании ролика может быть нарушена целостность произведения, право на неприкосновенность произведения путем внесения изменений, сокращений, дополнений, комментариев (ст. 1266 ГК РФ «Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений») и т.д.

Таким образом пользователи, обращающиеся к сайтам, подобным savefrom.net, становятся нарушителями. Конечного пользователя привлечь к ответственности крайне проблематично. Вместе с тем противоправное действие обнаруживается не только со стороны пользователя, но и со стороны владельцев (администраторов) этих сайтов. Они предоставляют возможность для нарушения прав, а сами работают с легальными сайтами, защищенными как информационные посредники. Ресурс SaveFrom.net в разделе «Правообладателям» прямо указывает, что не размещает файлы, не публикует ссылки на них и предлагает при нарушении авторских прав обращаться к администрации сайтов, хранящих файлы: youtube.com и rapidshare.com21.

Подобную деятельность необходимо ввести в правовое поле. На сегодняшний день Антипиратский закон – достойная законодательная наработка в области защиты авторских прав в цифровой среде, но это очевидный пробел. В законодательстве пока нет вариантов привлечения владельцев таких ресурсов к ответственности (возможности сводятся к судебным тяжбам с сайтами, правомерно размещающими объекты авторских прав, и погоне за конечными пользователями). В связи с этим считаем необходимым расширить понятие информационного посредника и предлагаем следующее чтение: «Лицо, осуществляющее передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети «Интернет», лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети, лицо, предоставляющее возможность воспроизведения объектов интеллектуальной собственности, размещённой другими лицами в сети «Интернет», — информационный посредник — несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 настоящей статьи».

Таким образом законодательная деятельность в области защиты авторских прав в цифровой среде сегодня достигла серьезного прогресса. Значительный вклад в обеспечение защиты авторских прав в информационной среде внес Антипиратский закон, ставший, несмотря на неоднозначное отношение к нему на стадии принятия, гарантом уважения интересов правообладателей. Кончено, практика применения механизма защиты авторских прав в сети Интернет далека от совершенной, но как минимум начата достойная деятельность в этом направлении, развитие которой видится в области поиска баланса интересов всех субъектов. Отчасти достижению такого баланса будут способствовать нововведения, предлагаемые Министерством связи и массовых коммуникаций РФ.

Предлагаем законодательное решение вопроса о противодействии обходу блокировок начать с введения административной ответственности для владельцев сайтов за распространение информации о способах и методах обхода блокировок и внести в главу 13 КоАП статью следующего содержания: «Распространение сведений о способах получения информации, доступ к которой должен быть ограничен, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей».

Считаем необходимым расширить понятие информационного посредника и включить в число таковых лиц, предоставляющих возможность воспроизведения объектов интеллектуальной собственности, размещённой другими лицами в сети «Интернет», в связи с чем предлагаем внести дополнение в ст. 1253.1 ГК РФ.


1Здесь следует подчеркнуть, что перечень объектов авторского права не является закрытым и охватывает любые произведения науки, искусства, литературы, независимо от достоинств и назначения произведения. Как известно, под охраной авторского права находится лишь форма произведения, но не его содержание. Авторское право согласно п. 5 ст. 1259 ГК РФ не распространяется на концепции, принципы, идеи, методы, процессы, языки программирования и т.д. Также ГК РФ прямо исключает из числа объектов авторских прав официальные документы государственных и муниципальных органов, фольклор, сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер.

2По мнению А.И. Савельева, это объясняется отсутствием объединения правообладателей такого рода объектов, которое смогло бы лоббировать их интересы (Савельев А.И. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (постатейный). М.: Статут. 2015. С. 104).

3Савельев А.И. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (постатейный). С. 107.

4Аналогичная процедура предусмотрена § 512 Закона США об авторском праве в цифровую эпоху 1998 г. (Digital Millennium Copyright Act, далее – DMCA).

5Вместе с тем в DMCA предусматривается возможность подачи заявления в адрес любого лица, обеспечивающего возможность размещения информации в сети Интернет – не только владельцу сайта, но и хостинг-провайдеру.

6 Решение Хорошевского районного суда г. Москвы по делу № 2-167/14 по иску ООО «Лига-ТВ» к Никитину Павлу Олеговичу о возмещении убытков, защите интеллектуальных прав [электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-xoroshevskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva-s/act-471857460/(дата обращения 23 января 2017 г.).

7Апелляционное определение Московского городского суда от 2 июля 2014 г. № 33-28469/14.

8Для авторизации на этом сайте необходима предварительная регистрация на сайте www.gosuslugi.ru.

9Получение доступа к информации из Реестра нарушений авторских прав осуществляется в автоматическом режиме, посредством обращения к сервису vigruzki.rkn.gov.ru.

10 Блокировка сайтов Роскомнадзором будет производиться по-новому: [сайт]. URL:http://rusargument.ru/37670_blokirovka_sajtov_roskomnadzorom__budet_proizvoditsya_po_novomu_nuramura1979(дата обращения 16 февраля 2017 г.).

11Решение от 28 декабря 2015 г. по гражданскому делу № 3-846/2015 . Решение от 17 августа 2016 г. № 3-986/2016 . Решение от 12 мая 2016 г. № 3-687.

12Решение Московского городского суда от 14 марта 2017 г. № 3-73/17.

13 Самые простые способы обхода блокировки сайтов: [сайт]. URL:https://vellisa.ru/sposobyi-obhoda-blokirovki-saytov(дата обращения 16 февраля 2017 г.). По мнению составителей подобных практических советов, с лучшей стороны зарекомендовали себя такие способы, как установление специальных плагинов для браузеров, например, плагина friGate для Mozilla и Chrome; вход на нужный сайт через онлайн-переводчик Google, когда для просмотра страницы достаточно ввести в поле нужный сайт и нажать, после того, как он высветится синим цветом и т.д.

14Например, можно было ввести в гл. 13 «Административные правонарушения в области связи и информации» КоАП статью следующего содержания: «Распространение сведений о способах получения информации, доступ к которой должен быть ограничен, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от ста тысяч до двухсот тысяч рублей». Размер штрафов предложен на основе анализа других норм гл. 13 КоАП.

15 Cправка — YouTube. Как работает система Content ID: [сайт]. URL: https://support.google.com/youtube/answer/2797370?hl=ru(дата обращения 23 января 2017 г.).

16 «Известия»: «ВКонтакте» ввела цифровые отпечатки для книг перед судом с правообладателями: [сайт]. URL:https://vc.ru/n/vk-books-check(дата обращения 25 января 2017).

17В правилах рассмотрения заявлений социальной сети ВКонтакте, при презумпции добросовестности заявителей, оговаривается возможность злоупотребления правом и его последствия.

18Savefrom.net: [сайт]. URL: http://ru.savefrom.net/ (дата обращения 12 февраля 2017 г.).

19 Условия использования платформы проведения конкурсов компании YouTube: [сайт]. URL:https://www.youtube.com/t/terms(дата обращения 12 февраля 2017 г.).

20 Соглашение об использовании материалов Редакционно-издательского дома «ПостНаука»: [сайт]. URL:https://postnauka.ru/terms-of-use(дата обращения 15.02.2017).

21FAQ — ответы на часто задаваемые вопросы»: [сайт]. URL: http://ru.savefrom.net/faq.php(дата обращения 15 февраля 2017 г.).

Авторские и смежные права защищаются способами, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Виды нарушений авторских прав

Согласно закону, владелец какого-то произведения имеет исключительное право использовать, публиковать, распространять или изменять это произведение в течение определенного периода времени. Другое физическое или юридическое лицо не может использовать или распространять произведение без разрешения владельца.

Если человек пытается использовать или распространять произведение без разрешения, то он автоматически нарушает авторские права. Закон о защите авторства распространяется и на контент в Интернете.

Нарушение авторских прав – что это

Нарушение авторства в Интернете – это форма кражи интеллектуальной собственности. К самым частным нарушениям относят:

  • загрузку музыкальных файлов и фильмов;
  • пиратство определенных типов программных приложений.

За нарушение авторства предусмотрен штраф. Но его размер зависит от степени нарушения. Люди, признанные виновными в мелких нарушениях, таких как незаконная загрузка нескольких музыкальных файлов, могут быть просто оштрафованы. Большие нарушения, однако, могут привести к тюремному заключению.

У правообладателя, создавшего произведение, есть законные права, к которым относят:

  1. Разрешение на воспроизведение произведения. Это исключительная возможность воспроизводить, копировать, дублировать или транскрибировать произведение в любой фиксированной форме. Нарушение всего этого может произойти, если кто-то, кроме владельца, сделает копию работы и перепродает ее.
  2. Разрешение на производные произведения. Это возможность на изменение текста, ради создания новой работы – то есть рерайт. Такой текст является «производной работой». Нарушение авторства может произойти в таком случае может произойти, если кто-то напишет сценарий, основанный на любимой книге Джона Гришама, и продаст такой сценарий.
  3. Разрешение на распространение. Это просто право распространять произведение путем продажи, аренды, аренды или кредитования. Судебные иски музыкальной индустрии, нацеленные на веб-сервисы для обмена файлами, утверждают, что эти сервисы нарушают право на распространение, которое имеют звукозаписывающие компании.
  4. Разрешение на публичный показ. Это право показывать копию произведения непосредственно широкой публике, вешая копию произведения в общественном месте, размещая ее на сайте, размещая на пленке или передавая ее общественности любым другим способом. Нарушение авторства происходит здесь, если кто-то, кроме правообладателя, предлагает произведение для публичного показа.
  5. Разрешение публичного исполнения. Это право читать, играть, танцевать, играть или показывать произведение в общественном месте или передавать его публике. Нарушение авторского права произошло бы здесь, если бы кто-то решил дать выступления мюзикла “Оливер!” без получения разрешения от владельца.

Служба защиты авторского права, прежде всего, занимающаяся регистрацией, не несет ответственности за соблюдение закона, которым она руководит. Нарушение авторских прав, как правило, является гражданским делом, которое правообладатель должен рассматривать в суде.

Законы об авторском праве

Подтверждение авторства в России распространяется на произведения, имеющие отношение к литературе, искусству и науке. Такая защита длится до 70 лет. Законы, фольклор и официальные документы не являются объектом авторского права в России.

Закон об авторском праве гарантирует защиту владельцу творчества. К ней относятся:

  • признание в качестве автора;
  • право выбора, будет ли произведение опубликовано или не будет обнародовано;
  • право снимать работы с публичного просмотра;
  • право на неприкосновенность, которая защищает достоинство автора.

Экономические или родовые права разрешают третьим лицам воспроизводить его произведения, а также распространять, публиковать или транслировать продукт творения. Не существует общего права, позволяющего автору получать деньги за свое творчество, если произведение не является аудиовизуальным.

На что распространяются авторские права

Под авторство попадают:

  • картинки, фотографии;
  • видеоряд;
  • аудио;
  • некоторые документы;
  • эмблемы, лого;
  • тексты и так далее.

Особенности нарушения авторских прав в интернете

Кто-то считает, что если в Интернете не указан автор произведения, то такая публикация не попадает под закон об авторском праве. Ниже приведен пример строки об авторских правах: Copyright © 2007-2009 [ваше имя].

Виды ответственности за нарушение авторских прав

Существует несколько видов ответственности за нарушение авторских прав: административная, гражданская и уголовная.

Административная

В адрес виновника могут быть применены и административные меры. Например, согласно ст. 7.12 и ст. 14.10 КоАП РФ, имеют отношение к таможенным органам. То есть в данном случае речь идет о перевозке авторского произведения.

Гражданско-правовая

Данному нарушению посвящена целая 70 глава ГК России. В которой подробно описывается, на что конкретно может распространяться право и каким образом его нарушение наказывается. Например, в ст. 1301 ГК РФ говорится о том, что нарушения исключительного права на произведения наказываются штрафом в размере от 10 000 до 5 млн. рублей. Поэтому лучше всего урегулировать отношение в досудебном порядке.

Уголовная ответственность

Согласно ст. 146 УК России, наказания за такое деяние устанавливается в виде штрафа до 100 тыс. рублей или лишением свободы до 2-х лет. К данной статье относится правонарушение, равное присвоению авторства, а также хранению, перевозке и продаже чужого творчества.

Уголовная ответственность за подобные деяния предусмотрена во многих странах. Но степень наказания зависит от законодательства.

Как использовать контент легально

Чтобы использовать созданный кем-то контент в своих целях, необходимо руководствоваться законодательством РФ и нормами поведения в Интернете.

С разрешения автора

Например, лучше всего при публикации на своей странице фото, картинки, текста, лого и т.д. спрашивать у автора разрешение. В некоторых случаях лучше все это задокументировать у нотариуса, для защиты своих прав.

Цитирование

При публикации научных статей, авторы которых вам не известны, лучше всего заимствованный текст оформлять в виде цитаты.

Без согласия автора

Есть три исключения из правил нарушения авторских прав, которые позволяют одному воспроизводить произведение другого без получения лицензии или переуступки прав:

  1. Добросовестное использование. Это доктрина, которая разрешает воспроизведение материалов, защищенных авторским правом, с ограниченной целью обучения, рецензирования, литературной критики и тому подобного.
  2. Всеобщее достояние. Это относится к таким произведениям, например, как: «The Star-Spangled Banner» можно исполнить, не платя никому лицензионные сборы, потому что срок действия авторского права истек.

Кто-то считает, что то, что опубликовано в интернете, не подлежит авторству, так как имеет общий доступ для всех. Но кто-то считает, что даже при таком обстоятельстве, какое-то изобретение должно быть подтверждено авторством или запатентовано.

Без согласия автора вы можете на свой страх и риск разместить какой-то авторский контент. Но лучше всего это делать по закону. Так вы сможете обезопасить себя от юридической проблемы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что не стоит злоупотреблять пробелами в российском законодательстве в области авторского права. Рано или поздно вам все равно придется ответить за свои действия в суде. Поэтому мы вам советуем – соблюдать законодательство.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторских прав Текст существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Ответственность за нарушение авторских прав

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Объекты интеллектуальной собственности становятся все более значимой составляющей отечественной экономики. В Республике Беларусь создано и постоянно совершенствуется законодательство об интеллектуальной собственности, обеспечивающее охрану результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. В то же время уровень нарушения прав интеллектуальной собственности остается достаточно высоким.

Действующее законодательство содержит нормы различной отраслевой принадлежности, позволяющие обладателю прав интеллектуальной собственности защитить свои интересы, а также привлечь нарушителя к гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности. Анализ таких мер ответственности и стал предметом настоящего материала.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности

Общие положения

Анализ мер гражданско-правовой ответственности, предусмотренных действующим законодательством в отношении нарушителей прав интеллектуальной собственности, необходимо начинать с разграничения понятий «защита гражданских прав» и «ответственность за нарушения гражданских прав». Категории «защита» и «ответственность» не тождественны. Гражданско-правовая ответственность как одна из форм государственно-принудительного воздействия, применяемого к нарушителю гражданских прав уполномоченным органом, в основном сводится к имущественным санкциям, которые применяются в целях восстановления положения потерпевшего и предупреждения дальнейших нарушений.

Защита гражданских прав представляет собой средства правового воздействия, направленного на восстановление или пресечение нарушенного или оспоренного гражданского права. Эти средства применяются в отношении нарушителя, как правило, независимо от его вины. Такое понимание защиты позволяет правообладателям использовать предусмотренные законодательством меры при защите своих прав, не будучи связанными ни вопросами доказывания вины нарушителя, ни наличия ущерба и его размера.

И способы защиты гражданских прав, и меры гражданско-правовой ответственности перечислены в ст.11 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК). Для защиты нарушенных прав интеллектуальной собственности наиболее часто заявляются требования:

о признании права;

восстановлении положения, существовавшего до нарушения права;

пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

К числу мер гражданско-правовой ответственности, применяемых в связи с нарушением прав интеллектуальной собственности, можно отнести требование о возмещении убытков, а также применяемое при нарушении личных неимущественных прав авторов требование о компенсации морального вреда.

Возмещение убытков — универсальная мера гражданско-правовой ответственности, применяемая для восстановления имущественного положения потерпевшего как в рамках договорных отношений, так и во внедоговорных отношениях. При возмещении убытков имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь (материального вреда). Согласно ст.14 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При нарушении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности убытки правообладателя определяются преимущественно как упущенная выгода, то есть доходы, которые правообладатель мог бы получить в том случае, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно на основании заключенного с ним договора. Особенность возмещения убытков в том, что согласно части второй п.2 ст.14 ГК, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы.

Несмотря на то, что приведенный в ст.11 ГК перечень весьма значительный, он не исчерпывающий. Применительно к защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации общие способы защиты уточняются и дополняются в самом ГК: ст.989 ГК предусматривает, что их защита помимо способов, предусмотренных ст.11 ГК, может осуществляться также путем:

1) изъятия материальных объектов, с помощью которых нарушены исключительные права, и материальных объектов, созданных в результате такого нарушения;

2) обязательной публикации о допущенном нарушении с включением в нее сведений о том, кому принадлежит нарушенное право;

3) иными способами, предусмотренными законом.

При этом следует отметить, что используемое законодателем понятие «изъятие материальных объектов» соответствует понятию конфискации (ст.244 ГК) и может быть отнесено к числу мер гражданско-правовой ответственности.

Помимо этого, дополнительные меры гражданско-правовой ответственности предусмотрены в законах, посвященных отдельным объектам интеллектуальной собственности, а именно:

• в Законе Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве и смежных правах);

• Законе Республики Беларусь от 05.02.1993 № 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания (далее — Закон о товарных знаках и знаках обслуживания).

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных авторских и смежных прав

Понятия «авторское право» и «смежное право исполнителя» включают в себя как личные неимущественные права автора (исполнителя), так и исключительное право, являющееся по своей природе правом имущественным. Поэтому следует обратить внимание на то, что Закон об авторском праве и смежных правах предусматривает специальные меры гражданско-правовой ответственности только в отношении нарушенных исключительных прав. Такая мера — компенсация, предусмотренная нормой п.2 ст.56 Закона об авторском праве и смежных правах. Компенсация взыскивается с нарушителя вместо возмещения убытков в размере от 10 до 50 тысяч базовых величин (далее — БВ), определяемом судом с учетом характера нарушения.

Компенсация как мера гражданско-правовой ответственности представляется более эффективной, чем возможное требование возмещения убытков, поскольку норма Закона об авторском праве и смежных правах сформулирована таким образом, что требование взыскания компенсации может предъявляться в тех случаях, когда обладатель исключительных авторских или смежных прав не смог или не захотел определить размер понесенных им в результате нарушения его прав убытков. Обзор судебной практики подтверждает данный тезис. Требование взыскать с нарушителя компенсацию в размере, определяемом в базовых величинах — самое распространенное в случаях нарушения исключительных авторских и смежных прав.

Однако применение компенсации вызывает некоторые теоретические и практические вопросы. Основной вопрос: каким образом должен рассчитываться размер взыскиваемой с нарушителя компенсации? Законодатель ограничился установлением минимального и максимального размеров и требованием к суду учитывать существо правонарушения. Однако анализ решений, вынесенных разными судами за время действия Закона об авторском праве и смежных правах, позволяет говорить о том, что судебные инстанции, принимая решения о присуждении компенсации, не приводят в мотивировочной части решения обоснования ее размера, при этом размеры компенсаций, присуждаемых по аналогичным спорам, могут существенно различаться.

Правовая природа компенсации, взыскиваемой за нарушение авторских и смежных прав, требует отдельного рассмотрения. Как отмечают многие исследователи, предусмотренная Законом об авторском праве и смежных правах компенсация заимствована из англосаксонской системы права, где она действует в форме штрафных (статутных) убытков. Суть статутных убытков состоит в том, что правообладатель при условии доказанности факта нарушения своего права может до вынесения окончательного судебного решения потребовать вместо взыскания реальных убытков и упущенной выгоды присуждения статутных убытков за все нарушения, являющиеся предметом судебного разбирательства, в пределах, определенных законом. Если суд установит, что нарушение права интеллектуальной собственности было преднамеренным, сумма статутных убытков может быть увеличена. При этом нельзя не отметить, что в таком понимании институт компенсации за нарушение права не соответствует основным началам гражданского права в континентальной правовой системе, исходящего из эквивалентно-возмездного характера правоотношений (примечание 1).

 

Справочно

В современной цивилистике сформировались две точки зрения в отношении правовой природы компенсации за нарушение исключительных прав. Выступающие за признание за компенсацией штрафной природы приводят следующие аргументы:

1) компенсация не нуждается в доказывании. Правообладателю в большинстве случаев неизвестен точный размер убытков, сложно доказать размер упущенной выгоды. Необходимость доказывания в делах о нарушении исключительных прав влечет за собой значительные, часто превышающие тяжесть нарушения затраты. В таких условиях компенсация (своего рода штраф) представляет собой универсальный и очень удобный для правообладателя способ привлечь нарушителя к ответственности;

2) с помощью института компенсации можно не только удачно возмещать прямой ущерб и упущенную выгоду, но и компенсировать нематериальный вред, причиняемый правообладателям;

3) возможность получения значительных сумм компенсации без необходимости доказывания является дополнительным стимулом для обращения в суд за защитой своих прав со стороны правообладателей;

4) карательный и устрашающий аспекты компенсации положительно сказываются на укреплении общего правопорядка, а виновное лицо и все общество таким образом ограждаются от будущих неправомерных действий в превентивном порядке (простое возмещение убытков не достигает такой цели).

Сторонники правовосстановительной природы института компенсации приводят следующие доводы:

1) частное право предусматривает в качестве правового последствия противоправного действия полное возмещение причиненного вреда, но не обогащение пострадавшего. Взыскание штрафа недопустимо в гражданских отношениях, поскольку не совмещается с целями и принципами гражданского права;

2) порядок исчисления размера компенсации противоречит принципу соразмерности, который в гражданском праве проявляется через компенсационный характер исчисления подлежащего возмещению вреда; при этом надлежащей целью гражданского процесса с его характерными правилами является лишь восстановление нарушенного имущественного права (примечание 2).

 

Несмотря на спор о допустимости применения компенсации как альтернативы возмещению убытков, причиненных нарушением прав интеллектуальной собственности, большинство ученых-цивилистов, исходя из эквивалентно-возмездного характера гражданских правоотношений, указывают на недопустимость применения мер гражданской ответственности, приводящих к неосновательному обогащению потерпевшего за счет нарушителя (примечание 3). Именно поэтому абсолютно справедливо суждение о том, что размер взыскиваемой с нарушителя компенсации должен быть соразмерен понесенным правообладателем убыткам (примечание 4).

Однако эти предложения не были учтены в отечественном законодательстве. Норма о выплате компенсации в предыдущих редакциях Закона об авторском праве и смежных правах была сформулирована таким образом, что допускала различные толкования, в том числе и такое: «…право на получение компенсации не может быть ограничено какими-либо условиями ее получения, и правообладатель может требовать выплаты компенсации даже в случае отсутствия у него убытков…» (примечание 5). Таким же путем пошла и судебная практика.

 

Пример

Решением судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.08.2006 исковые требования общества с дополнительной ответственностью «В» к гражданину Я. удовлетворены в полном объеме. Суд постановил взыскать с ответчика, допустившего незаконное распространение экземпляров фонограмм, компенсацию в сумме 1 020 000 руб. Доводы ответчика о том, что истец не вправе требовать компенсации, поскольку не доказал факт причинения ему убытков или получения ответчиком дохода вследствие нарушения смежных прав, суд признал несостоятельными и не основанными на законе, поскольку согласно п.2 ст.56 Закона об авторском праве и смежных правах способ защиты нарушенного права — компенсация — применяется по выбору истца вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Требование об уплате компенсации может быть удовлетворено только при наличии доказательств несанкционированного использования объекта авторского права или смежных прав, то есть факта нарушения (примечание 6).

 

Обратите внимание!

В действующей редакции Закона об авторском праве и смежных правах данный подход нашел законодательное закрепление. Согласно норме части второй п.2 ст.56 Закона об авторском праве и смежных правах компенсация подлежит взысканию в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав, при этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.

 

Однако размер убытков, понесенных правообладателем, может иметь значение при определении конкретного размера присуждаемой компенсации, поскольку комментируемая норма требует от суда определять размер компенсации «с учетом характера нарушения». Можно привести достаточно примеров из судебной практики, когда частичное удовлетворение требования о взыскании с нарушителя компенсации мотивировалось «отсутствием каких-либо серьезных последствий для истца, связанных с допущенным нарушением».

 

Пример

Решением судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 31.10.2003 по иску гражданина К. к республиканскому унитарному предприятию «Г» требование о взыскании компенсации в связи с бездоговорным использованием ответчиком созданного истцом произведения изобразительного искусства было удовлетворено частично. При этом размер компенсации был уменьшен в три раза по сравнению с требуемым «…с учетом характера допущенных ответчиком нарушений и их размеров, затруднительного финансового положения ответчика, а также отсутствия каких-либо серьезных последствий для истца» (примечание 7).

 

Пример

Решением судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 06.11.2003 требование истца К. к индивидуальному предпринимателю Д. о взыскании компенсации в сумме 7 000 000 руб. удовлетворено частично. При определении размера компенсации суд учитывал характер нарушения, период времени, в течение которого оно допускалось, степень вины нарушителя, то есть нарушение прав истца по неосторожности, отсутствие каких-либо серьезных последствий для истца, связанных с допущенным ответчиком нарушением, а также материальное положение ответчика (примечание 8).

 

Пример

Решением судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь от 11.02.2011 по иску гражданки П. к совместному обществу с ограниченной ответственностью «В» требуемый размер компенсации был уменьшен вдвое с мотивировкой «учитывая характер и объем допущенного ответчиком нарушения авторского права, степень его вины, отсутствие для истицы каких-либо серьезных последствий, связанных с нарушением, а также принцип разумности и справедливости…» (примечание 9).

 

Еще одна серьезная проблема, связанная с применением компенсации как меры гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных авторских и смежных прав, — это складывающаяся судебная практика взыскания компенсации с лиц, доказывающих отсутствие своей вины в нарушении этих прав. В свое время судебной коллегией по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь были рассмотрены два однотипных дела, по которым было принято решение о взыскании компенсации с книготорговых организаций.

 

Пример

Решением судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.11.2004 были частично удовлетворены исковые требования гражданки А. к унитарному предприятию (УП) «Ц» о взыскании компенсации в связи с нарушением авторского права. Гражданка А. обратилась к УП «Ц» с иском о взыскании компенсации в связи с тем, что магазин осуществил продажу шести экземпляров книги, автор которой истица. Проданные книги относились к тиражу, выпущенному в 2003 г. издательством — обществом с дополнительной ответственностью «Х.» после истечения срока действия заключенного с А. авторского договора, в связи с чем по решению суда этот тираж был признан контрафактным. Истица, полагая, что действиями книжного магазина было нарушено ее исключительное право на распространение произведения, потребовала в целях защиты своего нарушенного права взыскать компенсацию. Суд данное требование удовлетворил частично, уменьшив размер компенсации. Доводы представителя ответчика о том, что магазин не может нести ответственность, поскольку в его действиях отсутствует вина (работники магазина не знали, да и нее могли знать, что продаваемые ими книги были контрафактными), суд назвал «несостоятельными», не пояснив, в чем эта несостоятельность состоит (примечание 10). Фактически ответчик осуществил действия по распространению экземпляров произведения. Предусмотренный Законом об авторском праве и смежных правах принцип исчерпания права на распространение в данном случае неприменим, поскольку, как в последующем было установлено судом, введенные в гражданский оборот экземпляры были опубликованы неправомерно. Таким образом, действия книжного магазина формально представляли собой нарушение исключительного права автора. Однако должен ли он нести гражданскую ответственность, если его действия были совершены без вины, поскольку на момент заключения сделки с издателем являющиеся предметом спора книги еще не были признаны судом контрафактными?

Общепринятый принцип гражданского права заключается в том, что условием привлечения к ответственности является наличие вины, а случаи ответственности без вины — исключение и должны быть прямо предусмотрены в законе. Согласно п.2 ст.933 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.

 

Обратите внимание!

В отношении лиц, допустивших невиновное нарушение исключительных прав, должны применяться только меры защиты (требование о пресечении действий, нарушающих право, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права), но не меры ответственности. Однако данные теоретические рассуждения, очевидно, не получают поддержки на практике.

 

Закон об авторском праве и смежных правах устанавливает минимальный размер компенсации — 10 БВ. Следовательно, если правообладатель выбирает именно этот способ возмещения нанесенного в результате нарушения прав материального ущерба, размер компенсации не может быть менее 10 БВ даже при самом незначительном нарушении.

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на товарные знаки

Перед тем как анализировать нормы законодательства, устанавливающие меры ответственности за нарушение исключительных прав на товарные знаки, необходимо четко определить, что следует считать таким нарушением. Согласно ст.3 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания нарушением прав владельца товарного знака признаются несанкционированные изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в гражданский оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных товарным знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 15 июля 2016 г. ст.3 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания изложена в новой редакции Законом Республики Беларусь от 05.01.2016 № 352-З (далее — Закон № 352-З). Комментарий см. здесь.

 

Наряду с использованием обозначения, тождественного охраняемому знаку, нарушением также считается использование обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком. Определения понятия «обозначение, сходное до степени смешения», в Законе о товарных знаках и знаках обслуживания нет. Согласно норме п.117 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2009 № 1719 (далее — Положение), обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Оценка сходства обозначений производится на основе общего впечатления, формируемого с учетом неохраняемых элементов. При этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначения, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветового исполнения и т.д. Таким образом, категория «сходство до степени смешения» оценочная, и ее применение зависит от решения суда, принимаемого на основании имеющихся в деле доказательств того, что обозначение, применяемое привлекаемым к ответственности лицом, не обладает различительной способностью по отношению к охраняемому знаку.

Сфера действия исключительного права на товарный знак ограничивается категориями товаров, указанных в свидетельстве о регистрации знака. При этом нарушением исключительного права на товарный знак будет признаваться использование тождественного или сходного до степени смешения обозначения в отношении товаров, однородных с указанными в свидетельстве. Закон о товарных знаках и знаках обслуживания не поясняет, какие товары следует считать однородными.

Такое определение дается в п.1 Положения: однородными признаются товары, относящиеся к одному и тому же роду (виду), которые при маркировке сходными товарными знаками могут создавать у потребителя представление о принадлежности их одному производителю. Согласно п.130 Положения при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. В Положении также разъясняется, что для установления однородности товаров могут приниматься во внимание род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и др. Вывод об однородности товаров и услуг делается по результатам анализа по перечисленным критериям в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Специфика товарного знака, признанного общеизвестным в Республике Беларусь, состоит в том, что нарушением прав владельца такого знака признается его использование в отношении любого товара (услуги) вне зависимости от того, к каким товарам (услугам) такой знак применяется его владельцем.

Специальные меры гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак предусмотрены в ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания. Согласно п.2 данной статьи защита гражданских прав от незаконного использования товарного знака, кроме требований о прекращении нарушения и взыскании причиненных убытков, осуществляется также путем:

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 15 июля 2016 г. ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания изложена в новой редакции Законом № 352-З. Комментарий см. здесь;

 

удаления с товара или его упаковки незаконно используемого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, и (или) уничтожения изготовленных изображений товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения;

ареста или уничтожения товаров, в отношении которых был незаконно применен товарный знак;

наложения штрафа в пользу потерпевшей стороны в размере стоимости товара, в отношении которого был незаконно применен товарный знак.

Применение возможных способов защиты и мер гражданско-правовой ответственности, названных в ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания, осуществляется по выбору владельца товарного знака или лица, обладающего исключительной лицензией на его использование. Кроме того, могут применяться и те способы защиты (меры ответственности), которые предусмотрены ст.11 и 989 ГК. Данный тезис подкрепляется нормой п.10 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2005 № 9 «О некоторых вопросах применения законодательства при рассмотрении гражданских дел, связанных с защитой права на товарный знак и знак обслуживания» (далее — постановление № 9).

Необходимо обратить внимание на формулировку п.1 ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания, согласно которой за использование товарного знака, а также обозначения, сходного с ним до степени смешения, для однородных товаров с нарушением требований данного Закона виновные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь. Несмотря на свою внешнюю декларативность, данная норма имеет принципиально важное значение, поскольку в отношении защиты исключительного права на товарный знак устанавливает принцип возложения предусмотренной Законом о товарных знаках и знаках обслуживания гражданской ответственности на основании вины.

 

Обратите внимание!

В отношении лица, использующего товарный знак, но сумевшего доказать отсутствие своей вины, могут применяться только меры защиты, в первую очередь — требование о прекращении использования товарного знака. Такие меры ответственности, как возмещение убытков, взыскание штрафа, применимы только в отношении лица, виновного в нарушении прав на товарный знак.

 

Приведенный в Законе о товарных знаках и знаках обслуживания перечень способов защиты и мер ответственности требует особого внимания. Содержание каждого из возможных требований, которые владелец товарного знака может предъявить нарушителю, в целом понятно. Непонятно лишь то, в каком сочетании они могут использоваться правообладателем. Может ли он, например, потребовать от нарушителя прекратить использование знака, возместить убытки и, кроме того, взыскать с нарушителя штраф в размере стоимости этого товара? Ответ на этот вопрос неочевиден. Не добавило ясности и постановление № 9, п.10 которого предусматривает, что владелец знака может выбирать один или одновременно несколько способов защиты. Вопрос особенно актуален в связи с тем, что такие из названных в ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания способы защиты, как возмещение убытков и штраф, взыскиваемый с нарушителя в пользу правообладателя, выполняют одну и ту же функцию — компенсируют имущественные потери правообладателя.

В практике известны случаи, когда владелец товарного знака заявлял несколько требований, связанных с защитой своих прав и взысканием с нарушителя денежной компенсации.

 

Пример

Общество с ограниченной ответственностью «П», владелец товарного знака «Из рук в руки», зарегистрированное в Республике Беларусь в отношении товаров 16 класса по Международной классификации товаров и услуг (печатные изделия периодические, включая газеты), обратилось с иском к совместному предприятию (СП) «С». Истец указал, что ответчик, являющийся учредителем газеты «Из рук в руки. Белорусский выпуск», осуществляет незаконное использование товарного знака «Из рук в руки». Наряду с требованием запретить ответчику использовать указанный товарный знак истец потребовал взыскать с СП «С» и штраф в размере стоимости 27 тиражей газеты на общую сумму 82 млн.руб., и возмещение убытков в виде упущенной выгоды, определенной в размере 7 млн.руб. Требование о взыскании штрафа судом было удовлетворено, а в возмещении убытков истцу было отказано. Однако отказ суд мотивировал не тем, что истец не может одновременно заявить два направленных на компенсацию имущественных потерь правообладателя требования, а тем, что истец не доказал, что в результате нарушения он понес убытки в виде упущенной выгоды. Такое решение суда в совокупности с приведенной выше нормой постановления № 9 оставляет открытым вопрос о возможности одновременного взыскания с нарушителя штрафа в размере стоимости товара, незаконно обозначенного товарным знаком, и возмещения причиненных нарушением убытков.

 

Вопросы вызывает и предусмотренная нормой подп.2.3 п.2 ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания возможность наложения штрафа в пользу потерпевшей стороны в размере стоимости товара, в отношении которого был незаконно применен товарный знак.

Необходимо определить правовую природу данного штрафа. Отдельные исследователи понимают термин «штраф» буквально, как разновидность неустойки (примечание 11). Таким же путем пошла и судебная практика.

 

Пример

Истец — общество с ограниченной ответственностью «Л», обладатель исключительного права на комбинированный товарный знак «Секретные исследования», потребовал взыскать с ответчика — частного унитарного предприятия «Р» штраф в размере стоимости тиражей газеты «Секретные исследования» № 6-10 за 2001 г. в связи с тем, что в указанных выпусках газеты несанкционированно использовался товарный знак истца. Судебная коллегия по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь решением от 17.07.2003 удовлетворила заявленный иск частично. Исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что в титуле указанных выпусков газеты «Секретные исследования» помещено обозначение, тождественное товарному знаку истца, что нарушает его исключительное право. Однако, учитывая, что допущенное ответчиком нарушение исключительного права истца на товарный знак «не повлияло на хозяйственную деятельность истца, не причинило ему существенного материального ущерба», суд посчитал требуемый истцом штраф, определенный на основании нормы подп.2.3 п.2 ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания, «явно несоразмерным последствиям нарушения» и счел необходимым в соответствии со ст.314 ГК уменьшить размер подлежащего взысканию штрафа в два раза (примечание 12).

 

Пример

По иску общества с ограниченной ответственностью «П» к совместному предприятию «С» о защите нарушенных прав на товарный знак суд удовлетворил требования истца частично, уменьшив на основании ст.314 ГК размер штрафа, определенный исходя из фактических данных о количестве товара и его стоимости с 45 до 30 млн.руб., посчитав требуемый истцом размер штрафа явно несоразмерным последствиям нарушения.

 

Приведенные в качестве примеров решения суда нельзя оставить без критического комментария. Названный в Законе о товарных знаках и знаках обслуживания штраф — это не что иное, как альтернатива возможному требованию о возмещении убытков, поскольку основанием для взыскания штрафа стало нарушение исключительного права владельца товарного знака, а назначение штрафа состоит в компенсации понесенных правообладателем материальных потерь. В рассматриваемом деле суд своим решением вдвое уменьшил размер штрафа, рассчитанный исходя из стоимости товара. Помимо того что суд своим решением отменил императивный характер нормы закона, он использовал в качестве обоснования этому норму ст.314 ГК, применимую только в отношении неустойки. В рассматриваемом споре истец не требовал, да и не мог требовать взыскания с ответчика неустойки, поскольку между сторонами не было обязательства, ненадлежащим образом исполненного ответчиком. Истец требовал от ответчика возместить понесенные в результате нарушения материальные потери. Однако суд фактически подменил понятие штрафа как разновидности возмещения убытков понятием штрафа как способа обеспечения исполнения обязательства.

Еще один вопрос, связанный с применением штрафа, — определение его размера. Судебная практика исходит из того, что стоимостью товара признается цена, по которой товар вводится нарушителем права на товарный знак в гражданский оборот.

 

Пример

Решением судебной коллегии по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 19.06.2001 по иску общества с дополнительной ответственностью «М» к совместному предприятию «С» о взыскании штрафа в связи с незаконным использованием ответчиком в выпускаемой им газете товарного знака истца «Из первых рук» размер штрафа был определен путем умножения розничной цены, указанной в выходных данных газеты, на объявленный тираж (примечание 13).

 

Владелец товарного знака может потребовать от нарушителя возмещения убытков. При этом убытки чаще всего рассматриваются как упущенная выгода. Задача правообладателя во многом облегчается нормой ст.14 ГК, согласно которой в случае, если лицо, нарушившее право, получило вследствие нарушения доходы, размер возмещаемой правообладателю упущенной выгоды должен быть не меньше, чем такие доходы.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что правообладатель может определить свои убытки следующими методами:

• определить размер лицензионного вознаграждения, которое владелец товарного знака мог бы получить в случае заключения с нарушителем договора на право использования товарного знака;

• доказать уменьшение объема продаж и определить убытки в размере недополученной прибыли;

• определить размер убытков по принципу «одна единица товара, реализованного нарушителем, приравнивается к одной единице товара, не реализованного правообладателем» (примечание 14).

Предусмотренный в подп.2.2 п.2 ст.29 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания арест или уничтожение товаров, в отношении которых был незаконно применен товарный знак, соответствует предусмотренному в ст.989 ГК изъятию материальных объектов, созданных в результате нарушения исключительных прав, и по своей природе является гражданско-правовой конфискацией, которая имеет определенные особенности по сравнению с конфискацией в административном или уголовном праве. Согласно ст.244 ГК в случаях, предусмотренных законодательными актами, имущество может быть конфисковано у собственника в виде санкции за совершение правонарушения. Таким образом, применение конфискации возможно только в отношении собственника контрафактной продукции, а лица, реализующие такую продукцию на основании договора комиссии, осуществляющие его хранение и т.п., не являются надлежащими ответчиками. Однако остается вопрос: может ли конфискация применяться в отношении лиц, которые, будучи собственниками контрафактной продукции, непосредственно не связаны с ее изготовлением? Если исходить из природы исключительного права и его абсолютного характера, можно говорить о том, что требование о конфискации контрафактных экземпляров как мера защиты применимо в отношении любого лица, являющегося собственником контрафактной продукции и осуществляющего ее введение в гражданский оборот.

 

Обратите внимание!

Вопрос о том, будет ли конфискация мерой ответственности, должен, по мнению автора, зависеть от степени вины лица, вводящего контрафактную продукцию в гражданский оборот.

 

Если такое лицо может доказать отсутствие своей вины, то есть доказать, что оно действовало добросовестно в соответствии с существующими правилами хозяйственного оборота, оно должно иметь возможность требовать в порядке регресса возмещения убытков, причиненных конфискацией, от производителя или поставщика контрафактной продукции. Если же лицо, вводящее контрафактную продукцию в гражданский оборот, знало или должно было знать, что реализуемая им продукция является контрафактной, применяемая в отношении него конфискация должна быть мерой ответственности и такое лицо по общему правилу не вправе требовать от производителя (поставщика) возмещения понесенных убытков в размере стоимости конфискованного товара, если только иное не предусмотрено в заключенном между ними договоре.

 

Справочно

См. также раздел 7 «Судебная защита прав на объекты интеллектуальной собственности» подборки «Интеллектуальная собственность».

Административная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности

Действующее законодательство Республики Беларусь предусматривает меры административной ответственности в отношении лиц, нарушающих права интеллектуальной собственности.

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) содержит несколько составов административных правонарушений, которые прямо или косвенно устанавливают ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности. Основной состав — ст.9.21 «Нарушение авторских, смежных, патентных прав» КоАП. Диспозиция данной статьи сформулирована как «незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности, а также сорта растения или топологии интегральной микросхемы».

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 4 апреля 2016 г. ст.9.21 КоАП изложена в новой редакции Законом Республики Беларусь от 04.01.2016 № 351-З. Комментарий см. здесь.

 

Сразу же необходимо указать на универсальный характер данной нормы. Несмотря на то, что изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования, географические указания, а также секреты производства (ноу-хау) непосредственно не названы в диспозиции статьи, данная норма применима к ним, поскольку согласно ст.998 ГК все эти объекты интеллектуальной собственности охватывает понятие «объекты права промышленной собственности».

Объект данного состава административного правонарушения — установленный порядок использования объектов права интеллектуальной собственности. Субъектами ответственности выступают граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица, виновные в совершении данного правонарушения. Объективная сторона правонарушения выражается в незаконном использовании объектов интеллектуальной собственности. Субъективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ст.9.21 КоАП, характеризуется виной в форме умысла.

В качестве санкции предусмотрено наложение штрафа. Статья 9.21 КоАП предусматривает ответственность, дифференцированную в зависимости от субъекта правонарушения: физическое лицо, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо. Поэтому для правильного применения данной нормы необходимо точно определять субъекта правонарушения.

Предусмотренная ст.9.21 КоАП конфискация предмета правонарушения определена как дополнительное взыскание, применяемое по усмотрению суда. Применительно к нарушению исключительных прав таким предметом правонарушения будет выступать товар, произведенный и (или) вводимый в гражданский оборот с нарушением прав в отношении какого-либо объекта интеллектуальной собственности. Однако такая конфискация связана с серьезной проблемой. В КоАП конфискация определена как принудительное безвозмездное обращение в собственность государства. Иными словами, контрафактная продукция изымается из оборота, переходит в собственность государства. При этом вопрос об уничтожении контрафактной продукции в законодательстве специально не урегулирован. Наряду с диспозитивным характером конфискации контрафактной продукции это также является серьезным недостатком действующего законодательства.

Согласно ст.3.30 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП) протоколы об административных правонарушениях по ст.9.21 КоАП имеют право составлять уполномоченные на то должностные лица:

• органов внутренних дел;

• органов Комитета государственного контроля Республики Беларусь;

• таможенных органов;

• органов, обеспечивающих охрану объектов интеллектуальной собственности.

Круг должностных лиц органов внутренних дел, имеющих право составления указанных протоколов, определен постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 01.03.2010 № 47 «О наделении должностных лиц органов внутренних дел полномочиями на составление протоколов об административных правонарушениях и подготовку дел об административных правонарушениях к рассмотрению».

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 2 марта 2018 г. вместо постановления № 47 действует постановление Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 16.02.2018 № 47 «О наделении должностных лиц органов внутренних дел полномочиями на составление протоколов об административных правонарушениях и подготовку дел об административных правонарушениях к рассмотрению».

 

Постановлением Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь от 15.01.2008 № 2 «О наделении полномочиями на составление протоколов об административных правонарушениях» такие полномочия предоставлены следующим должностным лицам, являющимся сотрудниками государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности»: заместителю начальника центра по коллективному управлению, начальнику и главным специалистам отдела защиты прав центра по коллективному управлению, заместителю начальника и главным специалистам отдела контроля за соблюдением законодательства об интеллектуальной собственности.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 27 апреля 2019 г. постановление № 2 на основании постановления Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь от 18.01.2019 № 1 утратило силу.

 

Согласно норме ст.3.2 ПИКоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст.9.21 КоАП, рассматриваются единолично судьей районного (городского) суда.

Наряду с нормой ст.9.21 в КоАП предусмотрен еще один состав административного правонарушения, который также применим в случае посягательств на права владельцев средств индивидуализацией, а также владельца патента на промышленный образец. Статьей 11.26. «Незаконное использование деловой репутации конкурента» КоАП установлено, что умышленное использование индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица товарного знака (знака обслуживания), фирменного наименования, географического указания конкурента, либо продажа или предложение к продаже товара (услуги) с применением предупредительной маркировки о товарном знаке (знаке обслуживания), не зарегистрированном в Республике Беларусь, либо копирование промышленных образцов конкурента, влекущие смешение продукции (товаров, работ, услуг) или деятельности с продукцией или деятельностью конкурента, влекут наложение штрафа в размере от 20 до 50 БВ или лишение права заниматься определенной деятельностью.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 29 октября 2018 г. ст.11.26 КоАП изложена в новой редакции на основании Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 № 131-З (далее — Закон № 131-З). Изменились признаки состава административного правонарушения и применяемые виды санкций.

 

Непосредственный объект данного правонарушения — установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности в отношениях с конкурентами. Тем не менее, поскольку данное правонарушение выражается в незаконном использовании охраняемых средств индивидуализации и промышленных образцов, данный состав также можно рассматривать в контексте ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности.

 

Обратите внимание!

Отличие данного состава административного правонарушения в том, что ответственность наступает в отношении конкурирующих хозяйствующих субъектов и, как правило, за действия, связанные с производством продукции, с использованием или имитацией товарного знака или иных средств индивидуализации конкурента или копированием его внешнего вида, охраняемого в качестве промышленного образца.

 

Субъектами правонарушения названы индивидуальный предприниматель и должностное лицо юридического лица. Однако санкция ст.11.26 КоАП предусматривает привлечение к ответственности наряду с должностным лицом и само юридическое лицо, в отношении которого возможно взыскание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, поскольку из смысла ст.6.9 КоАП следует, что лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в лишении права заниматься лицензируемым видом деятельности и по определению должно применяться в отношении субъектов хозяйствования.

Уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности

Уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности предусмотрена ст.201 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК), которая устанавливает ответственность за нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Упоминание как изобретательских, так и патентных прав обусловлено тем, что объектом преступного посягательства могут выступать права и законные интересы как патентообладателя, так и автора технического или дизайнерского решения, еще не получившего патентной охраны.

Часть первая ст.201 УК устанавливает ответственность за присвоение авторства и принуждение к соавторству.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 4 апреля 2016 г. название и часть первая ст.201 УК изложены в новой редакции на основании Закона Республики Беларусь от 05.01.2016 № 356-З.

 

Обратите внимание!

Диспозиция правовой нормы части первой ст.201 УК сформулирована таким образом, что ответственность может наступать только в том случае, если речь идет об объектах права промышленной собственности.

 

Это существенный недостаток отечественного законодательства, поскольку нарушение права авторства в отношении произведений науки, литературы и искусства имеет не меньшую общественную опасность, нежели аналогичные противоправные действия в отношении изобретений и иных объектов права промышленной собственности, и при этом представляет более распространенное явление.

Часть первая ст.201 УК предусматривает три состава преступления.

С объективной стороны нарушение изобретательских прав выражается в совершении следующих действий:

1) присвоение авторства — заключается в получении патента на чужое изобретение, полезную модель, промышленный образец;

2) принуждение к соавторству — означает оказание различными способами (обычно путем психологического воздействия) давления на изобретателя (дизайнера, селекционера) или заявителя с целью включения себя или иного лица, не имеющего оснований считаться соавтором изобретения, полезной модели, промышленного образца или сорта растения, в качестве соавтора в заявку на получение патента;

3) незаконное разглашение сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца или сорта растения до официальной публикации сведений о них предполагает ознакомление вопреки закону с материалами заявки хотя бы одного лица, помимо лиц, имеющих право доступа к этим материалам.

Потерпевшими в соответствующих случаях выступают:

• автор изобретения, полезной модели, промышленного образца, сорта растения — в отношении присвоения авторства или понуждения к соавторству;

• заявитель — в отношении разглашения сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца или сорта растения до официальной публикации.

Субъективная сторона преступления характеризуется наличием прямого или косвенного умысла.

В научной литературе под признаком «принуждение к соавторству» предлагается признавать воздействие, которое существенно ограничивает свободу волеизъявления потерпевшего и направлено на ложное оформление лица в качестве одного из авторов изобретения, полезной модели, промышленного образца. Способами такого принуждения выступают насилие, угроза его применения или повреждения чужого имущества, а равно угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего и его близких (примечание 15).

Состав преступления, предусмотренный частью второй ст.201 УК, включает незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности, совершенные в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение или сопряженные с получением дохода в крупном размере. Согласно примечанию к ст.201 УК крупным размером дохода (ущерба) признается доход (ущерб) на сумму более 500 БВ.

 

Обратите внимание!

Условием привлечения лица к уголовной ответственности по части второй ст.201 УК будет либо административная преюдиция, либо факт извлечения в результате нарушения дохода в крупном размере.

 

Состав преступления, предусмотренный частью третьей ст.201 УК, называет несколько квалифицирующих признаков, наличия любого из которых достаточно для привлечения к ответственности по этой части ст.201 УК:

• совершение преступления, предусмотренного частью второй ст.201 УК, повторно;

• совершение преступления группой лиц по предварительному сговору;

• совершение преступления с использованием служебного положения;

• причинение ущерба в крупном размере.

 

Обратите внимание!

При этом административная преюдиция уже не требуется.

 

В качестве санкции за преступления, предусмотренные частями второй и третьей ст.201 УК, предусмотрены общественные работы, штраф, арест, ограничение или лишение свободы.

Законодатель не упоминает о возможности конфискации контрафактных товаров, что вряд ли можно назвать удачным решением. Однако, по мнению специалистов, конфискация контрафактных товаров в рамках привлечения к уголовной ответственности все-таки возможна на основании части шестой ст.61 УК в форме специальной конфискации, состоящей в принудительном изъятии в собственность государства орудий и средств совершения преступления.

Следует обратить внимание на процессуальные особенности привлечения к уголовной ответственности по ст.201 УК. Согласно ст.26 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь дела по ст.201 УК относятся к категории дел частно-публичного обвинения, то есть возбуждаемых не иначе как по заявлению правообладателя, потерпевшего от неправомерных действий по использованию объекта его интеллектуальной собственности.

При нарушении прав владельцев средств индивидуализации (товарных знаков, фирменных наименований, географических указаний), а также промышленных образцов применима норма ст.248 «Незаконное использование деловой репутации конкурента» УК, диспозиция которой аналогична диспозиции ст.11.26 КоАП. Условие привлечения к ответственности в соответствии со ст.248 УК — это совершение перечисленных действий в течение года после наложения административного взыскания за такие же действия. Санкция ст.248 УК предусматривает наказание в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ на срок до 2 лет, ареста на срок до 3 месяцев, или ограничения свободы на срок до 2 лет.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 29 октября 2018 г. ст.248 УК исключена Законом № 131-З. Устранена уголовная ответственность за незаконное использование деловой репутации конкурента при одновременном сохранении за него административной ответственности в ст.11.26 КоАП.

 

Примечание 1. Старженецкий В. О природе компенсации за нарушение исключительных прав // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2003. — № 8. — С.31.

Примечание 2. Старженецкий В. Компенсация за нарушение исключительных прав: возмещение убытков или штраф? // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2006. — № 1. — С.65-66.

Примечание 3. Гражданское право: В 2 т. Том I.: Учебник / под ред. проф. Е.А.Суханова. — М.: Изд-во БЕК, 2002. — С.430-431.

Примечание 4. Попова И.В. Новая редакция закона об авторском праве и смежных правах: накопившиеся проблемы должны быть устранены // Право Беларуси. — 2004. — № 32. — С.57.

Примечание 5. Ступень И. Нарушение имущественных прав авторов / Юрист.- 2005. — № 7. — С.46.

Примечание 6.Судовы веснiк. — 2006. — № 4. — С.42.

Примечание 7.Архив Судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. Дело № 12-1/22-2003.

Примечание 8. Судовы веснiк. — 2004. — № 2. — С.27.

Примечание 9. Судовы веснiк. — 2011. — № 4. — С.32.

Примечание 10. Архив судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. Дело № 12-01/38-2004.

Примечание 11. Маевская Т.В. Товарный знак (знак обслуживания) как объект промышленной собственности. — Мн.: Институт математики НАН Беларуси, 2003. — С. 112.

Примечание 12. Архив судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. Дело № 12-1/8-2003.

Примечание 13. Архив судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь. Дело № 12-1/12-2001.

Примечание 14. Рабец А.П. Правовая охрана товарных знаков в России. Современное состояние и перспективы. — СПб.: юридический центр Пресс, 2003. — С.309.

Примечание 15. Панасенко И.В. Нарушение изобретательских и патентных прав: уголовно-правовой аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. — Ростов-на-Дону, 2010. — С.10.

 

16.04.2015

 

Сергей Лосев, кандидат юридических наук, доцент

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Нарушение авторских прав на YouTube: к чем может привести?

последствия нарушения. Рассмотрим, в каких случаях происходит нарушение авторских прав, кто может заявить требование о защите права, что.