Для реализации указанной задачи суд разъясняет сторонам их права и В свою очередь стороны при заключении мирового соглашения не всегда могут наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу суда осуществлять проверку соответствия утверждаемого им мирового.

Правовая природа мирового соглашения в гражданском судопроизводстве

 

Под правовой природой мирового соглашения понимаются сущность, его основные качества и свойства [13, с. 27].

В процессуально-правовом смысле под мировым соглашением понимается заключенное сторонами в гражданском судопроизводстве и утвержденное судом соглашение, в силу которого истец и ответчик путем взаимных уступок заново определяют свои гражданские права и обязанности и на этой основе устраняют между собой гражданско-правовой спор. Есть несколько подходов к судебному мировому соглашению как процессуальному договору, но наиболее подробно этот вопрос освещен Р. Е. Гукасяном [7, с. 111].

Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее — ГПК РФ) содержит нормы (ст. ст. 39, 43, 173) [2], регулирующие правовой институт мирового соглашения в рамках гражданского процесса. При этом ГПК РФ фактически не содержит четкой юридико-технической нормы о порядке заключения мирового соглашения по спорам, рассматриваемым в гражданском судопроизводстве. Так, не прописан порядок «овеществления» условий мирового соглашения: ни по форме, в которую стороны облекают свое решение, ни по содержанию, основываясь на котором стороны согласились урегулировать спорные вопросы путем определения для себя «по-новому» прав и обязанностей.

В теории гражданского процессуального права устоялось мнение о том, что институт мирового соглашения представляет собой способ прекращения гражданско-правового спора [5, с. 142]. Конечно, с этим нельзя не согласиться. В то же время следует признать правильным тезис о том, что «институт мирового соглашения представляет собой несколько более масштабный и универсальный механизм правового регулирования гражданско-правовых отношений, чем просто способ прекращения гражданско-правового спора» [19, с. 269], поскольку стороны, прекращая одни (спорные) обязательства, договариваются об установлении новых обязательств (новация) или изменении существующих (отступное).

Приняв решение о заключении мирового соглашения, стороны под контролем суда формируют условия мирового соглашения. При этом они стремятся найти наиболее приемлемый способ урегулирования спора для достижения своих интересов. Что же касается действий суда, то при осуществлении контрольных функций суд должен дать правовую оценку законности содержащихся в мировом соглашении субъективных правил поведения сторон в виде устанавливаемых ими субъективных прав и обязанностей [4, с. 271].

Нормы гражданского процессуального права (ст. ст. 173 и 39 ГПК РФ) определяют, что мировое соглашение может быть заключено на любой стадии судопроизводства только между сторонами (между которыми есть гражданско-правовой спор) и, следовательно, не может быть совершено иными участвующими в деле лицами (третьими лицами без самостоятельных требований, прокурором). Мировое соглашение имеет силу только при утверждении его судом. Мировое соглашение — это двусторонний договор, в котором стороны идут на взаимные уступки, заново определяя свои права и обязанности по спорному правоотношению. Суды должны иметь в виду, что не по всем правоотношениям возможно заключение мирового соглашения (например, по делам о лишении родительских прав, изменении размера алиментов ниже установленного законом предела это невозможно) [15, с. 55]. Таким образом, суд фактически придает мировому соглашению (по юридической сути гражданско-правовой сделке) квалифицированную форму. Можно ли назвать иначе юридические действия суда по проверке условий мирового соглашения и его утверждению? Полагаю, вряд ли есть веские основания считать такое суждение ошибочным.

Мировые соглашения могут заключаться как на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в ходе судебного разрешения дела по существу.

В процессуально-правовом смысле заключение мирового соглашения возможно только в исковом производстве на любой стадии гражданского процесса. Безусловно, стороны могут заключить мировое соглашение и вне гражданского судопроизводства, но его юридические цели — урегулирование возникшего гражданско-правового спора (переданного на разрешение суда), прекращение возбужденного искового производства и приобретение соглашением исполнительной силы (возможность принудительного исполнения его условий службой судебных приставов) — в полном объеме будут достигнуты только в процессе проверки судом условий мирового соглашения, его утверждения (путем вынесения соответствующего определения). Если соглашение заключается во внесудебном порядке, оно при возникновении спора является одним из обстоятельств спорного дела, подлежащего исследованию и оценке судом, и не имеет юридической силы мирового соглашения, утвержденного судом.

Следует признать справедливым следующее мнение: «При утверждении мирового соглашения необходимо специально обращать внимание участников на способы и порядок выполнения принимаемых ими на себя обязательств. До того, как суд вынесет определение, он должен быть уверен, что принимаемое соглашение исполнимо. В противном случае вряд ли целесообразно прекращать судопроизводство и утверждать мировое соглашение» [11, с. 7].

Процессуально-правовые нормы, регулирующие институт мирового соглашения, обязывают суд проявлять инициативу в примирении сторон. Соблюдая процессуальные нормы института мирового соглашения, суд должен выяснить у стороны, изъявившей желание заключить мировое соглашение, добровольно ли совершается это действие, понимает ли сторона его содержание, значение и последствия (что при отказе истца от иска производство по делу будет прекращено, повторное обращение в суд с таким же иском станет невозможным; мировое соглашение, утвержденное судом, будет иметь силу судебного решения и может быть исполнено в принудительном порядке). Все эти вопросы суд должен задать сторонам, при необходимости разъяснить им значение и последствия совершаемого действия, отразить это в протоколе судебного заседания. Исходя из ст. 173 ГПК РФ можно говорить о том, что реализация сторонами норм института мирового соглашения осуществляется следующими образом: устные заявления, условия мирового соглашения заносятся в протокол судебного заседания и подписываются обеими сторонами. Если мировое соглашение выражено в адресованных суду письменных заявлениях, эти заявления приобщаются к делу, что указывается в протоколе судебного заседания.

«Стороны, желая окончить дело миром, договариваются об условиях мирового соглашения. Причем это соглашение может быть выработано сторонами и вне судебного заседания. Затем стороны обращаются к суду за утверждением выработанных ими условий. Следовательно, мировое соглашение — это волеизъявление самих сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними, т. е. стороны договариваются об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей в отношениях друг с другом в целях окончания процесса без вынесения судебного решения. Утвержденное судом мировое соглашение представляет собой один из способов судебной защиты нарушенного или оспоренного права. Характерной особенностью данного способа является то, что суд не разрешает своим волеизъявлением спор, находящийся на его рассмотрении, а проверяет законность разрешения спора (путем заключения мирового соглашения) самими спорящими сторонами» [12, с. 5].

Еще в п. 4 руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР от 11 октября 1965 г. говорилось, что в необходимых случаях в зависимости от характера спора суды должны содействовать окончанию дела путем заключения мировых соглашений. Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» дает следующие указания: «Согласно принципу диспозитивности стороны вправе уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству окончить дело мировым соглашением».

Судебное мировое соглашение должно отвечать определенным требованиям. Во-первых, как гражданско-правовой договор, оно подчинено правилам гражданского права. Мировое соглашение, имеющее хотя бы один из пороков, с которыми закон связывает недействительность сделки (ст. ст. 166–179 ГК РФ) [1], не может быть утверждено судом. Во-вторых, целью судебного мирового соглашения является окончательная ликвидация спора между сторонами, с чем связаны требования ясности содержания мирового соглашения, полной определенности и безусловности установленных им прав и обязанностей [3, с. 142].

Поскольку мировое соглашение выступает основанием для принудительного исполнения, недопустимо включать в него неясные условия, способные служить поводом для возбуждения новых споров. Суд может не утвердить мировое соглашение сторон, если оно противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, например закон точно определяет размер требований, а стороны хотят его изменить (в частности, при взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей нельзя установить сумму алиментов ниже предела, указанного законом). Не может заключаться мировое соглашение по вопросам, которые прямо регулируются отраслевыми нормами права и потому не могут решаться соглашением сторон.

Значение правового института мирового соглашения обусловлено в настоящее время тем, что это одна из форм проявления принципа диспозитивности сторон, один из путей добровольного урегулирования спора сторонами без применения государственного принуждения. Вместе с тем очевидно, что присуждение — это еще не фактическое взыскание, поэтому истцу иногда выгоднее получить реально хотя бы некоторую сумму, чем иметь исполнительный лист на полную сумму, но с неясной перспективой взыскания по нему, что часто встречается в современном гражданском обороте.

Итак, можно сделать следующий вывод о процессуально-правовой природе мирового соглашения как института гражданского судопроизводства: в гражданском процессе инструментарий мирового соглашения предоставляет сторонам правовую возможность урегулирования возникшего гражданско-правового спора и прекращения спорных отношений по конкретному предмету иска.

Что представляет собой правовой институт мирового соглашения с позиции гражданско-правовых норм? Здесь можно говорить о том, что в материально-правовом аспекте мировое соглашение — это сделка, направленная на прекращение одних (спорных) обязательств между сторонами и установление других (разрешающих этот спор). В соответствии с принципом свободы договора, закрепленным в ст. 450 ГК РФ, стороны могут устанавливать для себя гражданские обязанности и прекращать их. Конечно, указанное положение не исключает возможности установления в законе запрета прекращать обязательства по соглашению сторон, например законом «установлен запрет на изменение договора государственного займа» [16, с. 215].

В теории гражданского права обязательство называют относительным правоотношением, в котором одно лицо (должник) по требованию другого лица (кредитора) обязано совершить действие [6, с. 417] (либо воздержаться от совершения действия) по предоставлению ему определенных материальных благ. Объектом обязательства, вытекающего из мирового соглашения, будет действие должника (действия продавца по передаче предмета купли-продажи покупателю; надлежащие действия исполнителя по предоставлению потребителю коммунальных услуг по отоплению, горячему водоснабжению и т. п.).

Согласно норме ст. 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. д.) либо воздержаться от действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора и из иных оснований, указанных в ГК РФ. Из теории гражданского права известно, что гражданские правоотношения (в том числе по поводу обязательств) возникают из определенных юридических фактов. Так, в соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Договор представляет собой уникальное правовое средство, в рамках которого интерес каждой стороны может быть удовлетворен лишь посредством удовлетворения интереса другой стороны. Стороны спорного правоотношения заинтересованы в заключении и надлежащем исполнении мирового соглашения.

Поскольку между сторонами имеет место гражданско-правовой спор по тому или иному обязательственному правоотношению и стороны намерены заключить сделку — мировое соглашение, направленное на прекращение одного обязательства (либо его части) и установление другого обязательства на иных условиях, то прекращение обязательства не исключает возникновения между сторонами нового обязательства, цель которого — устранить возникший дисбаланс во взаимоотношениях сторон.

Основанием прекращения обязательств служат правоустанавливающие факты. Наиболее естественный способ завершения взаимоотношений по обязательству — их исполнение. Однако он не единственный в условиях гражданского оборота. Его участники могут столкнуться с обстоятельствами, в силу которых обязательственные отношения прекратятся не по причине исполнения. Возникает спорная ситуация. Тогда для минимизации и без того неизбежных дополнительных расходов стороны, выработав взаимоприемлемые условия, сами договариваются о прекращении обязательства путем заключения мирового соглашения, по-новому определяя для себя права и обязанности, т. е. фактически заключая гражданско-правовой договор. Прекращение обязательств должно быть надлежащим образом оформлено. По общему правилу прекращение обязательств оформляется теми же способами, что и их установление.

Однако не каждое обязательство может быть прекращено. В соответствии с п. 2 ст. 414 ГК РФ новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, по уплате алиментов. Целевое назначение этих обязательств, как правило, исключает какое-либо их изменение, так как они призваны обеспечить систематическое доставление содержания нетрудоспособным и иждивенцам.

Нормы ГК РФ, регулирующие обязательства вследствие причинения вреда жизни или здоровью (§ 1 и 2 гл. 59), не предусматривают их прекращения по соглашению сторон.

Что же касается алиментных обязательств, урегулированных в разд. V Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ), то норма п. 2 ст. 414 ГК РФ, являющаяся общей по сравнению со специальными положениями СК РФ об алиментных обязательствах, требует корректировки. В п. 2 ст. 101 Семейного кодекса РФ [18] прямо указана возможность расторжения сторонами соглашения об уплате алиментов. При расторжении соглашения прекращается и соответствующее алиментное обязательство. Так, согласно ст. 104 СК РФ способы и порядок уплаты алиментов по соглашению об уплате алиментов определяются этим соглашением. Соглашением об уплате алиментов может устанавливаться передача плательщиком алиментов имущества в собственность получателя алиментов. Причем может быть предусмотрен как разовый акт, так и периодическое наделение получателя алиментов правом собственности на какое-либо имущество. Соглашением может предусматриваться предоставление какой-либо вещи в пользование получателя алиментов (безвозмездное или возмездное). Денежные выплаты могут быть заменены выполнением работ, оказанием услуг. Сочетание способов уплаты алиментов может быть самым разнообразным. Например, плательщик обязуется передать в собственность получателя алиментов какое-либо имущество и, кроме того, ежемесячно выплачивать определенную сумму (осуществлять уход, выполнять работы и т. д.) [20, с. 9].

Таким образом, нет оснований сомневаться в юридической возможности заключения новации в алиментных обязательствах, в том числе устанавливаемых путем выработки мирового соглашения сторон (в случае возникновения спора).

Необходимо отметить, что при заключении мирового соглашения, имея в виду положения о новации, стороны должны явно выразить намерение прекратить первоначальное обязательство. В противном случае новое обязательство будет существовать наряду с первоначальным.

Безусловно, мировое соглашение, как и отождествляемое с ним новационное соглашение, не должно содержать условий, влекущих признание его недействительным, поскольку мировое соглашение может совершаться как в судебном, так и во внесудебном порядке. Таким образом, в первом случае соглашение о новации должно отвечать требованиям процессуального законодательства: быть направленным на окончание судебного дела (спора), соответствующим образом удостоверенным и утвержденным судом [17, с. 164]. Гражданско-правовой смысл мирового соглашения с позиции норм о новации заключается в том, что происходит прекращение первоначального обязательства (являющегося предметом спора). С момента вступления в силу (после утверждения мирового соглашения судом) обновленного обязательства стороны освобождаются от действия первоначального обязательства; их взаимоотношения с этого момента определяются условиями нового обязательства.

В гражданском праве существует еще одна норма права, призванная регулировать гражданско-правовые отношения по прекращению обязательства, — отступное (ст. 409 ГК РФ). Юридический смысл отступного состоит в наделении должника с согласия кредитора возможностью заменить первоначальный предмет исполнения другим при частичном сохранении остального обязательства. Можно сказать, что ответчик посредством предоставления отступного «освобождается» от долга, т. е. от обязательств совершить какое-то действие в пользу истца (либо воздержаться от действия), которое возникло из договора, причинения вреда или иных оснований. Ответчик (должник) обязан был исполнить эти обязательства, но по соглашению с ответчиком истец отступает от своего права и освобождает ответчика от исполнения возложенных на него обязанностей. Вместо прежнего исполнения истец получает от ответчика определенную сумму денег, имущество или имущественное право, услугу и т. п. В гражданском обороте соглашение об отступном, как правило, заключается уже в ходе исполнения обязательства, в том числе при ненадлежащем исполнении обязательств должником. «Следует иметь в виду, что соглашение об отступном не только определяет условия и порядок прекращения основного обязательства, но и является основанием для возникновения у кредитора соответствующих прав на отступное — права собственности или иных вещных прав либо права требования. Если соглашение об отступном предусматривает передачу должником кредитору недвижимости, то в силу ст. 131 ГК РФ такая сделка подлежит обязательной государственной регистрации» [8, с. 15]. Исполнение должником условий соглашения об отступном означает, что прежние его обязательства прекращаются и стороны не оказываются связаны новым обязательством.

Представляется, что гражданско-правовой смысл процессуально-правового института мирового соглашения с позиции норм об отступном заключается в том, что стороны добровольно договорились о частичном отказе от требований одной стороной (истцом) и одновременно признании оставшихся требований другой обязанной стороной (ответчиком).

Из изложенного следует, что независимо от того, направлено такое соглашение на изменение правоотношения или на его подтверждение, стороны мирового соглашения обязуются рассматривать существующие между ними правоотношения в том виде, как это предусмотрено мировым соглашением, и руководствоваться им в своем поведении относительно предмета спорных отношений.

Детальная нормативная регламентация процессуально-правового института мирового соглашения в ГПК РФ, на наш взгляд, вызвана развитием принципа диспозитивности в гражданском процессе, который, безусловно, будет играть позитивную роль в отправлении правосудия. Соблюдение судом принципа диспозитивности при разрешении гражданско-правовых споров — гарантия реализации законных интересов сторон [10, с. 11]. Предоставление сторонам возможности реализовать свои процессуальные права имеет еще один положительный момент: экономятся средства и время участников процесса при разрешении споров.

Однако вопреки указанным преимуществам данный способ урегулирования споров на практике применяется редко. Стороны по-прежнему, в основном, предпочитают властное разрешение спора даже в тех случаях, когда существуют предпосылки заключения мирового соглашения [14, с. 23].

В заключение отметим, что применение мирового соглашения на практике вызывает сложности как у юристов, так и у граждан, самостоятельно отстаивающих свои права в суде. Самое главное, отсутствие в ГПК РФ четко прописанного процессуального механизма ведет к низкой эффективности закона, основной целью которого как раз и является защита нарушенных прав и законных интересов участников гражданского процесса [9, с. 79].

 

Литература:

 

  1.      Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 29.09.2015) // СПС КонсультантПлюс.
  2.      Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 15.09.2015) // СПС КонсультантПлюс.
  3.      Гражданский процесс: Учебник / Под ред. д.ю.н., проф. А. Г. Коваленко, д.ю.н. проф. А. А. Мохова, д.ю.н., проф. П. М. Филиппова. М., 2012.
  4.      Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. Ю. К. Осипова. М., 2009.
  5.      Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. М. С. Шакарян. М., 2009.
  6.      Гражданское право / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2010.
  7.      Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дисс….докт. юрид. наук. Саратов, 1971.
  8.      Дедиков С. В. Соглашение об отступном // Бизнес-адвокат. 2009. № 8.
  9.      Жирков В. Н. Мировое соглашение как способ урегулирования гражданско-правовых споров в гражданском судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. № 2.
  10. Жуйков В. М. Новое в гражданском процессуальном праве (комментарий законодательства) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. № 5.
  11. Зайцев И. Л. Реальность судебной защиты // Рос. юстиция. 1990. N 8.
  12. Зинченко А. И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве // Сб. науч. тр. Саратов, 1984.
  13. Кендзерская К. В. К вопросу о разграничении мирового и медиативного соглашений // Мировой судья. 2011. N 5.
  14. Кищук Я. А. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс, 2013. № 5.
  15. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М. К. Треушникова. М., 1996.
  16. Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации / Под общ. ред. В. Д. Карповича. М., 2011.
  17. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. В. Крашенинникова. М., 2011.
  18. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // СПС КонсультантПлюс.
  19. Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В. М. Корельского, В. Д. Перевалова. М., 2008.
  20. Шилохвост О. Ю. Прекращение обязательства новацией // Российская юстиция. 2006. № 8.
  21.  

Так, не прописан порядок «овеществления» условий мирового соглашения: ни Приняв решение о заключении мирового соглашения, стороны под только в процессе проверки судом условий мирового соглашения, его что реализация сторонами норм института мирового соглашения.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Distrust — Andrey Loshak — TEDxMoscow

Порядок заключения мирового соглашения в гражданском процессе 2019 г.

Арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора (ч. 1 ст. 138 АПК РФ). При этом стороны вправе заключить мировое соглашение на любой стадии арбитражного процесса по любому гражданскому делу, в том числе и при исполнении судебного акта (ст. 139 АПК РФ). Для реализации указанной задачи суд разъясняет сторонам их права и обязанности, последствия совершения или несовершения ими процессуальных действий в установленный срок (п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК РФ), право обратиться к суду на любой стадии арбитражного процесса в целях урегулирования спора миром, а также принимает меры для заключения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон (п. 2 ч. 1 ст. 135, ч. 2 ст. 158 АПК РФ). Между тем стороны должны заключить такое мировое соглашение, которое не только бы не нарушало действующего нормативного регулирования, но и не нарушало бы прав и законных интересов третьих лиц (ч. 3 ст. 139 АПК РФ). Следует обратить внимание, что это — прямое указание закона. В свою очередь стороны при заключении мирового соглашения не всегда могут соблюсти баланс прав и интересов третьих лиц.

Если на имущество наложен арест, то оно уже не может стать предметом мирового соглашения

Анализируя релевантную судебную практику, можно выделить несколько доводов, которые обычно заявляются лицами, участвующими в деле, для последующей отмены состоявшегося мирового соглашения.

Мировым соглашением нарушаются права другого лица, не участвовавшего в деле, но являющегося участником иного спора или исполнительного производства, где также участвует одна из сторон мирового соглашения. Нередки ситуации, когда в отношении одного и того же лица в производстве судов находится несколько судебных дел. Также возможна ситуация, при которой на момент спора или вынесения судебного решения по одному делу в отношении ответчика имеется исполнительный лист по другому делу.

Изменения в Гражданский кодекс РФ (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100- ФЗ) дополнили Кодекс ст. 174.1, которая закрепила последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено.

Цитата:«Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете» (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ).

Таким образом, на законодательном уровне теперь закреплено, что недобросовестный приобретатель имущества, распоряжение которым запрещено, не сможет получить судебную защиту своих прав по сделке, совершенной в обход запрета (исполнительного листа).

Причины такой позиции объясняются тем, что если суд утвердит мировое соглашение при наличии исполнительного документа в отношении одного из лиц, заключивших такое соглашение, суд примет акт о правах и обязанностях лица, не участвующего в деле. Лица, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт по правилам, установленным ст. 42 АПК РФ.

Теперь новеллы ГК РФ подкрепляют положения ч. 4 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229- ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. При этом в силу п. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте. Таким образом, если на имущество наложен арест судебным приставом-исполнителем, то такое имущество не может являться предметом никакого мирового соглашения.

Так, по одному из дел суд указал, что собственник имущества не вправе распоряжаться самостоятельно имуществом, которое находится под арестом. В ином случае исполнение условий заключенного мирового соглашения может привести к невозможности принудительного исполнения требований о взыскании с ответчика соответствующих денежных средств (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2012 по делу № А45-10026/2012). Аналогичные выводы содержатся в постановлении ФАС Поволжского округа от 17.07.2012 по делу № А49-1892/2012).

При схожих обстоятельствах интересна позиция ФАС Западно-Сибирского округа, который обратил внимание на природу мирового соглашения: такой документ должен быть направлен на разрешение конфликта, а не на отчуждение имущества, выполняя функцию «юридического прикрытия сделок». Более того, суд счел оспариваемое мировое соглашение не соответствующим п. 2 ст. 140 АПК РФ, поскольку в мировом соглашении должны быть оговорены только те обязательства, спор в отношении которых является предметом судебного разбирательства (постановление от 21.04.2011 по делу № А70-2524/2010).

В судебной практике также встречается и иная позиция. Так, арбитражный суд может не принять определение суда общей юрисдикции о наложении ареста на спорный объект недвижимости в качестве доказательства, подтверждающего нарушение прав заявителя.

В одном из дел обеспечительные меры в виде ареста, постановленного судом общей юрисдикции, действовали на момент заключения мирового соглашения. При этом заявитель представил арбитражному суду соответствующие доказательства того, что объект недвижимости уже передан ему ответчиком и не может быть передан истцу в рамках мирового соглашения (акт приема-передачи объекта и соглашение об отступном). Однако суд, сославшись на отсутствие государственной регистрации права собственности на спорный объект недвижимости за заявителем, отказал в удовлетворении его кассационной жалобы (определение ФАС Волго-Вятского округа от 03.02.2011 по делу № А28-1538/2010).

Следует отметить, что, по-видимому, суд ошибочно не придал значение соглашению об отступном и заключенному в его исполнение акту приема-передачи.

Резюмируя сказанное по данному вопросу, следует отметить, что практику о защите прав третьих лиц, не участвующих в процессе, но являющихся участниками исполнительных производств, можно считать в целом устоявшейся в пользу лица, претерпевшего нарушение его права.

Мировое соглашение может нарушать права участника или акционера одной из сторон спора

К данной группе процессуальных нарушений при утверждении мировых соглашений можно отнести заключение мирового соглашения одной из сторон с нарушением порядка, предусмотренного для сделок с заинтересованностью и крупных сделок, либо заключение мирового соглашения, условия которого явно выходят за пределы дела, по которому оно заключается.

Условия соглашения выходят за пределы дела. В научной литературе указывается, что мировое соглашение как процессуальный способ урегулирования спора усилиями сторон своим предметом предполагает взаимные уступки сторон в материальном правоотношении, являющемся предметом процесса1.

Между тем, встречается и позиция, согласно которой основной особенностью мирового соглашения как договора является его в основном односторонне обязывающий характер: в соответствии с мировым соглашением в большинстве случаев обязанности возлагаются на ответчика, права же имеет только истец. Такое положение логично вытекает из сущности мирового соглашения как средства урегулирования спора. Ведь заключается оно в том случае, когда ответчик признает свою вину в нарушении права истца. В противном случае, если исковые требования являются не обоснованными, вряд ли ответчик пойдет на заключение соглашения2. С данной позицией следует согласиться, однако при таком положении вещей роль суда, проверяющего и утверждающего мировое соглашение, возрастает многократно и сводится к защите более слабой процессуальной стороны и других лиц, как участвующих в процессе, так и не участвующих.

В судебной практике нередки ситуации, когда более слабая процессуальная сторона соглашается на мировое соглашение, содержащее злоупотребление правом сильной стороны процесса.

По одному из дел стороны в мировом соглашении указали повышение суммы государственной пошлины, подлежащей выплате по мировому соглашению в случае, если ответчик своевременно не исполнит обязательство по перечислению суммы основного долга. В данном случае суд пришел к выводу, что такое условие не только свидетельствует о внутренней противоречивости (неясности действительной воли контрагентов) мирового соглашения, но также без законных оснований нарушает баланс интересов сторон и порождает трудности в исполнении мирового соглашения (определение ФАС Волго-Вятского округа от 26.01.2012 по делу № А82-13631/2010).

По другому делу о признании сделки недействительной, где стороны решили окончить дело миром с условием выплаты истцу суммы, значительно меньшей стоимости оспариваемого по сделке имущества, суд отказал в утверждении мирового соглашения. Суд обосновал отказ в утверждении мирового соглашения между сторонами тем, что сделка не может являться недействительной или действительной в силу признания ее таковой лицами, участвующими в деле.

Таким образом, поскольку не может быть утверждено мировое соглашение, предусматривающее денежное возмещение в счет отказа заявителя от требований о признании сделки недействительной, суд отказал в утверждении мирового соглашения (постановление ФАС Московского округа от 28.03.2012 по делу № А40-130686/09-103-634Б). Данные выводы были поддержаны Высшим арбитражным судом РФ (определение ВАС РФ от 16.07.2012 по делу № А40-130686/09-103-634»Б»).

Одной из основных причин, по которым суды отказывают в утверждении мирового соглашения, является запрет на урегулирование мировым соглашением тех вопросов, которые не передавались на рассмотрение суда. В связи с этим стороны не вправе включать в мировое соглашение обязательства, а также условия в отношении имущества, не относящиеся к предмету спора.

Ярким примером такой позиции можно считать следующее дело. По мировому соглашению ответчику, который выступал соинвестором по договору соинвестирования, должны были быть переданы машино-места, являющиеся предметом основного инвестиционного контракта. Суд указал, что положения законодательства об инвестициях не могут быть истолкованы в смысле наделения лиц, финансирующих строительство недвижимости, правом собственности на возводимое за их счет недвижимое имущество (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»). Поэтому мировое соглашение, определяющее условия получения ответчиком машино-мест в инвестиционных объектах на условиях, отличающихся от условий договора соинвестирования, нарушают права и интересы других лиц (постановление ФАС Московского округа от 20.09.2012 по делу № А40-74424/11-28-631).

В то же время превалирующей позицией, является позиция, существенно увеличивающая диспозитивность арбитражного процесса. Согласно этой позиции к мировому соглашению применяются правила о свободе договора. В связи с этим представляет особый интерес и значение определения об утверждении мирового соглашения, в соответствии с которым такой документ является сделкой, утверждаемой судом, и может содержать любые не противоречащие закону условия (постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 по делу № А55-18249/2010, от 30.10.2012 по делу № А50-5161/2011).

Значение такой позиции чрезвычайно велико, поскольку теперь акционеры и участники лиц, участвующих в деле, вправе обжаловать мировое соглашение именно как сделку, которая не соответствует законодательству об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Обжалование подобных сделок не допускается в отрыве от судебного акта, которым утверждено соответствующее мировое соглашение.

Мировое соглашение нарушает порядок, предусмотренный для сделок с заинтересованностью. Часто стороны при заключении мирового соглашения руководствуются сиюминутным результатом, не обдумывая те последствия, к которым мировое соглашение как сделка может привести акционеров (участников) общества.

Существовала практика, согласно которой заключенное мировое соглашение прекращает гражданско-правовые обязательства в пределах рассматриваемых исковых требований, и не содержит условий, затрагивающих права иных лиц, в том числе участников хозяйственных обществ, на этих лиц не возлагается каких-либо обязанностей. Подобные выводы можно встретить во многих судебных актах (постановления ФАС Северо-Западного округа от 28.09.2009 по делу № А56-39746/2008, Московского округа от 24.02.2010 по делу № А40-67986/09-76-315, Уральского округа от 16.06.2010 по делу № А07-14437/2009, Центрального округа от 26.08.2011 по делу № А62-8446/2009 ; определение ФАС Уральского округа от 16.06.2010 по делу № А07-14438/2009).

Однако существовала также и противоположная судебная практика, указывающая на обязанность суда осуществлять проверку соответствия утверждаемого им мирового соглашения требованиям корпоративного законодательства. На наличие указанных точек зрения в судебной практике указал Высший арбитражный суд РФ (определение от 26.09.2012 по делу № А75-1997/2011). В постановлении Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 9597/12 был разрешен целый ряд вопросов, касающихся защиты прав участников обществ (акционеров). В частности, Президиум ВАС РФ указал, что поскольку предметом мирового соглашения могут быть сделки, у соответствующего суда имеется обязанность по проверке мирового соглашения на соответствие императивным нормам закона о сделках. Также Президиум указал, что суд должен проверять представленное на утверждение либо оспариваемое мировое соглашение на соответствие указанным нормам закона при наличии соответствующих доказательств, представленных заинтересованными лицами.

Если взять процедуру утверждения мирового соглашения судом, то из приведенного текста Постановления ВАС РФ можно сделать вывод о том, что мировое соглашение должно быть утверждено судом только после изучения соответствующих доказательств, которые свидетельствовали бы о соблюдении порядка заключения соответствующей сделки обеими сторонами. Более того, эти доказательства должны быть затребованы именно судом. Иными словами, данный вывод можно толковать как обязанность суда запрашивать всякий раз дополнительные доказательства, которые бы подтверждали отсутствие нарушений прав третьих лиц, в частности участников (акционеров) лиц, участвующих в деле, если стороны не приложили их к соответствующим ходатайствам.

Новая ст. 173.1 Гражданского кодекса РФ напрямую урегулировала недействительность сделок, совершенных без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Законодатель установил оспоримость таких сделок, если только законом не предусматривается, что такие сделки являются ничтожными.

В принципе, ничего нового законодатель не придумал. Он закрепил в качестве общих положений то, что уже было многократно обкатано судебной практикой всех инстанций — п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14- ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п. 6 ст. 79 Федерального закона от 26.12.1995 № 208- ФЗ «Об акционерных обществах».

Также следует отметить, что, несмотря на нововведения относительно недействительности сделки, совершенной без надлежащего согласия, остается прежней и практика, согласно которой лицо, оспаривающее сделку, совершенную во исполнение утвержденного судом мирового соглашения, должно оспаривать и сам судебный акт, которым мировое соглашение утверждено. Оспорить подобную сделку при наличии утвержденного судом мирового соглашения можно только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение (постановления Президиума ВАС РФ от 30.09.2003 № 4161/03, от 15.01.2013 № 9597/12).

Между тем суд, рассматривающий жалобу на судебный акт, которым утверждено мировое соглашение, фактически рассматривает по существу спор о признании сделки недействительной в связи с нарушением процедуры ее одобрения, поскольку предметом мирового соглашения могут являться сделки. Следовательно, суд, рассматривающий такую жалобу, также вправе оценить представленные заинтересованным лицом доказательства, свидетельствующие о нарушении порядка одобрения сделки или отсутствии такого одобрения.

В данном случае очевидно, что в силу особой правовой конструкции мирового соглашения, предметом которого могут быть сделки, суд лишь отменит судебный акт нижестоящего суда, которым утверждено мировое соглашение.

Рассматривая вопрос об утверждении мирового соглашения, которым нарушаются права и законные интересы третьих лиц, можно с уверенностью сказать, что судебная практика идет по пути защиты добросовестной стороны, чьи права и законные интересы нарушаются заключаемым соглашением.

Мировое соглашение – особая процессуальная конструкция, предметом которой может являться гражданско-правовая сделка. В силу этого при оспаривании судебного акта, которым утверждено мировое соглашение, лицо оспаривает фактически саму сделку, которая являлась предметом указанного соглашения. При этом лицо вправе представить соответствующие доказательства нарушения процедуры одобрения сделки, или отсутствия такого одобрения вовсе.

Таким образом, юрист добросовестной стороны может сослаться на отсутствие соответствующих доказательств одобрения сделки другой стороной, что поможет соблюсти интересы третьих лиц при заключении мирового соглашения.

Звезда
за правильный ответ

Вы внимательно прочитали статью? Тогда ответьте на вопрос:

Неправильно

Правильно!

Утверждено мировое соглашение. Может ли третье лицо оспорить сделку, ставшую предметом соглашения?

Мировое соглашение – особая процессуальная конструкция, предметом которой может являться гражданско-правовая сделка. В силу этого, фактически, при оспаривании судебного акта, которым утверждено мировое соглашение, лицо оспаривает саму сделку, которая являлась предметом указанного соглашения. При этом лицо вправе представить соответствующие доказательства нарушения процедуры одобрения сделки, или отсутствия такого одобрения вовсе.

Да, оспорив судебный акт, которым утверждено соглашение

Нет, так как оно не было участником судебного разбирательства

Нет, такой способ защиты интересов третьих лиц не предусмотрен

Перечитать статью и сдать тест еще раз

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Мировое соглашение в суде. Заключение мирового соглашения в суде.

Особенности заключения мирового соглашения по отдельным мнению, напрямую зависит от степени реализации принципов диспозитивнс сти и что в мировом соглашении конкретно не указаны срок и порядок исполнения. АПК РФ, выражающееся в проверке исполнения мирового соглашения​.

Мировое соглашение как способ завершения судебного процесса

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ КАК ПРОЦЕДУРА БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ (дипломная работа)

Князева Евгения Александровна
Г. Барнаул, ООО «Юрфин»,
Т. 62 89 31, e-mail [email protected]

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ    1

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ    4

ГЛАВА 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ И УТВЕРЖДЕНИЕ МИРОВОГО    17

СОГЛАШЕНИЯ    17

Стороны мирового соглашения    17

Порядок заключения мирового соглашения.    24

Содержание мирового соглашения    31

Утверждение мирового соглашения.    48

ГЛАВА 3. РАСТОРЖЕНИЕ, НЕИСПОЛНЕНИЕ МИРОВОГО    64

СОГЛАШЕНИЯ, ПРИЗНАНИЕ ЕГО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ    64

3.1. Обжалование определения об утверждении мирового соглашения    64

Расторжение мирового соглашения и признание его недействительным    70

Последствия неисполнения мирового соглашения    76

ЗАКЛЮЧЕНИЕ    79

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ    81

Нормативные акты    81

Судебная практика    83

Специальная литература    85

ВВЕДЕНИЕ

Мировое соглашение является наиболее экономически выгодным способом избежания банкротства должника, восстановления его платежеспособности, урегулирования имущественных разногласий с кредиторами. «Мировое соглашение, — писал Г.Ф. Шершеневич,- представляет выгоды не только для самого должника, восстанавливая его во всех правах, возвращая ему свободу управления и распоряжения имуществом, но и для кредиторов, когда ликвидация обещает затянуться на долгое время и поглотить значительную часть имущества».001

В современный период количество случаев завершения производства по делу о банкротстве заключением мирового соглашения имеет тенденцию к росту. В 2003 году в 170 случаях производство по делам о банкротстве закончилось заключением мирового соглашения.002 Это составляет только 0,3 % от общего количества дел завершенных производством. Этого явно недостаточно.

Процесс во многом осложняется не только нечеткостью и несогласованностью ряда правовых норм, но и теоретической неразработанностью принципиально важных вопросов, связанных с мировым соглашением, спорностью отдельных утверждений, выдвинутых исследователями проблем банкротства.

Правовое регулирование института банкротства в российском законодательстве носит комплексный характер, в нем сочетаются нормы материального и процессуального, публичного и частного права. Эта особенность переносится и на мировое соглашение, как одну из процедур банкротства. Поэтому с целью всестороннего изучения необходимо обращаться к положениям Гражданского, Налогового, Арбитражного процессуального кодексов Российской Федерации. Большое значение для выработки единого подхода к той или иной проблеме имеют материалы судебной практики – постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» и решения по конкретным делам.

Мировые соглашения в деле о банкротстве стали заключаться только с принятием ФЗ «О несостоятельности (бакнротстве)» 1998 г. Положения о мировом соглашении содержались еще в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 года, однако в силу существенных недостатков регулирования мировые соглашения по этому Закону практически не заключались. Сложность, неоднозначность и недолговечность правового регулирования привели к отсутствию монографических работ в области мирового соглашения.

В качестве источника сведений о развитии дореволюционного российского и зарубежного законодательства использована фундаментальная работа Габриэля Феликсовича Шершеневича «Конкурсный процесс». Прослежено развитие положений о мировом соглашении в современный период: с 1992 года по настоящее время.

При формировании теоретических положений о сущности мирового соглашения использованы работы М.И.Брагинского, В.В. Витрянского о договорах, М.А. Рожковой, В.В. Яркова о мировом соглашении в гражданском и арбитражном процессе.

Из современных исследователей вопросам мирового соглашения уделяют внимание В.М. Бартош, А. Дубинчин, Н.Г. Лившиц, В.Ф. Попондопуло, М.В. Телюкина, А.Г. Шуваев. Точку зрения практиков отражают работы А. Егорова, Э.Ю. Олевинского, С. Сарбаш.

Комплексное изучение проблем, касающихся заключения и реализации мирового соглашения, имеет особую актуальность, а его результаты смогут способствовать поиску основ дальнейшего реформирования российского законодательства о банкротстве.

В ходе исследования научных взглядов, сформировавшихся на разных этапах развития законодательства о банкротстве, как в России, так и за рубежом, будет выявлена сущность мирового соглашения, заключаемого в деле о банкротстве, прослежена эволюция подходов к его определению, рассмотрены основные проблемы, возникающие при определении содержания мирового соглашения, на стадии его заключения и в процессе его реализации.

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ

    Мировое соглашение, заключаемое в гражданском и арбитражном процессе, представляет собой одновременно юридический факт материального и процессуального права, вызывая самые различные правовые последствия. Как юридический факт материального права, мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой, которая на определенных условиях прекращает прежние права и обязанности сторон и регулирует взаимоотношения сторон на будущее путем установления их новых прав и обязанностей. Как юридический факт процессуального права, мировое соглашение прекращает производство по делу, оканчивает судебный процесс, имея в этом смысле правопрекращающие последствия. Кроме того, в отличие от обычной гражданско-правовой сделки, заключаемой в рамках взаимодействия участников гражданского оборота, мировое соглашение заключается в рамках судебного процесса, при условии соблюдения процессуальных норм и положений, нарушение которых также может привести к отмене судебного акта об утверждении мирового соглашения. Поэтому источниками правового регулирования мирового соглашения являются не только арбитражное процессуальное законодательство, но и гражданское законодательство, в частности, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее ГК РФ). Ведь в отношении мирового соглашения применяются в случае возникновения спора все общие правила о расторжении договоров и признании сделок недействительными.

Таким образом, по своей правовой природе мировое соглашение является как гражданско-правовой, так и процессуальной сделкой.

Основное отличие мирового соглашения от обычной гражданско-правовой сделки заключается в ее направленности. В соответствии со ст. 153 ГК РФ под сделкой понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданско-правовых последствий (юридические акты). Мировое соглашение, в свою очередь, направлено на защиту уже существующего права и прекращения возникшего спора. «Заключая мировую сделку, стороны, основываясь на принципе свободы договора, вправе отказаться от использования конкретного способа защиты права и ликвидировать конфликт на взаимоприемлемых условиях».003

Кроме того особенности мирового соглашения проявляются и в том, что для придания ему необходимой юридической силы на основании ст.141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее АПК РФ) необходимо судебное утверждение. При утверждении мирового соглашения суд проверяет его на соответствие нормам законодательства, оформляет результаты такого рассмотрения в виде судебного акта. Также в соответствии со ст. 151 АПК РФ утверждение мирового соглашения лишает стороны возможности повторного обращения в суд с тем же спором.

Мировое соглашение в деле о банкротстве — явление отличное от мирового соглашения, заключаемого в гражданском и арбитражном процессе. Эти отличия были явственно видны ученым еще в начале прошлого века. Г.Ф. Шершеневич производил это разделение, базируясь на цели, ради которой это соглашение заключается. При заключении общегражданского мирового соглашения «стороны устраняют существующее между ними спорное отношение путем взаимных уступок. Между тем в конкурсной мировой сделке нет спорности, требования кредитов совершенно определены и признаны; нет также и взаимности уступок, потому что уступка производится только в пользу должника»…004 В данном случае кредиторы стремятся, пусть даже жертвуя частью, получить сумму долга намного быстрее, чем при обычном производстве.

В качестве еще одного основания для сравнения следует выделить характер взаимоотношения сторон при заключении мирового соглашения. Мировое соглашение в гражданском и арбитражном процессе допускается только в отношениях, основанных на принципах равенства и автономии воли. Этот следует из анализа п. 1 ст. 2 ГК РФ, который устанавливает, что гражданским законодательством регулируются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Более того, гражданско-правовая сделка, заключенная под влиянием принуждения, может быть признана судом недействительной.

А мировое соглашение в деле о банкротстве изначально предполагает, что при его заключении будет применяться принуждение в отношении той части кредиторов, которые не согласны на его заключение.

Традиционно мировое соглашение в деле о банкротстве рассматривается в двух аспектах как сделка и как процедура банкротства.

Наибольшие споры ведутся об определении природы мирового соглашения как сделки. Единая точка зрения по этому вопросу не выработана.

Большинство авторов рассматривают мировое соглашение в деле о банкротстве как обычную гражданско-правовую сделку, основанную на равенстве участников.

«Под именем мировой сделки понимается утвержденное судом соглашение между должником и установленным в законе большинством кредиторов, направленное к определению взаимных отношений между несостоятельным должником и всеми его кредиторами, с прекращением возбужденного конкурсного процесса».005

По мнению Н.Г. Лившиц, мировое соглашение означает «добровольное соглашение о частичном отказе от требований одних лиц и одновременно признание оставшихся требований другими обязанными лицами».006

Шуваев также определяет мировое соглашение как «соглашение сторон о прекращении спора на основании взаимных претензий и утверждения взаимных уступок».007

Такой подход к определению необходимо рассматривать как чрезмерно упрощенный, не учитывающий особенности, присущие мировому соглашению, поскольку на основании п. 5 ст. 150 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее Закон о банкротстве) с момента вступления в законную силу мировое соглашение является обязательным для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Причем в соответствии с п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве эти лица могли голосовать и против заключения мирового соглашения.

Наряду с договорной теорией существуют и другие подходы к определению природы и сущности мирового соглашения.

Предлагалось рассматривать мировое соглашение как судебное решение, объясняя принуждение государственной властью, которая признает требования всех кредиторов под известными условиями, «постановление общего характера представляет только материал для решения суда».008 Но и этот подход не в полной мере объясняет характер и основание принуждения несогласных кредиторов. Такое судебное решение будет содержать вывод о правах лиц, которые к суду за этим не обращались и, возможно, против участия в судебном процессе.

Мировое соглашение, пишет Г.Ф. Шершеневич, является «сложной юридической сделкой, создаваемой волеизъявлением тройной воли должника, общего собрания и суда. Согласие общего собрания и утверждение суда при этом представляется публичными актами с частноправовыми последствиями». 009

По нашему мнению, суд стороной в мировом соглашении не является. Проверяя законность условий мирового соглашения, суд реализует публичный интерес, при этом как особый государственный орган должен занимать активную позицию (в отличие от процессов чисто гражданско-правовых). Придание силы мировому соглашению судом составляет как бы особую форму для мирового соглашения.

В связи с распространением договорных конструкций на ранее не свойственную публичную сферу, в настоящее время в литературе предлагается рассматривать мировое соглашение как публичный договор. Эта позиция базируется на особенностях статуса собрания кредиторов.

Решение о заключении мирового соглашения принимается собранием кредиторов. Вместе с тем собрание кредиторов ни стороной в будущем мировом соглашении ни субъектом гражданского права не является. Законодатель наделяет «кредиторов должника качеством некоторого коллективного субъекта, действующего при заключении мирового соглашения как сторона договора», «отдельными элементами правосубъектности».010 Собрание кредиторов как коллективный квазисубъект наделяется правом принять решение о заключении с должником мирового соглашения (но не может заключать других договоров), обратиться через выбранного представителя в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения, а также некоторыми другими правомочиями, которые можно назвать «обслуживающими» мировое соглашение.

Главный аргумент сторонников публичности мирового соглашения заключается в том, что такое положение совокупности кредиторов должника, когда «она управомочена совершать лишь отдельные прямо определенные законом действия, влекущие возникновение гражданских прав и обязанностей для каждого из кредиторов», «свойственно субъектам, которые действуют в сфере публичного права».011

При этом публичный договор понимается как «волевое соглашение не менее двух субъектов публичного права, заключенное на основании норм публичного права в общественных (общегосударственных) интересах, правовой режим которого содержит элементы, выходящие за рамки частного гражданского права».012

Но при заключении мирового соглашение при банкротстве стороны – должник и кредиторы выступают на равных, они являются субъектами частного права. Можно согласиться только с одним признаком, указанным в данном определении. Действительно, в его условия могут включаться положения об изменении порядка и сроков уплаты обязательных платежей в соответствии с требованиями налогового законодательства.

Это не позволяет нам рассматривать мировое соглашение как публичный договор. Все расхождения в природе мирового соглашения с обычным гражданско-правовым договором полностью объяснимы положениями гражданского права.

Проанализируем мировое соглашение с точки зрения признаков, присущих каждой гражданско-правовой сделке:013

  1. мировое соглашение – это волевой акт, т.е. действия людей;
  2. это правомерные действия;
  3. мировое соглашение направлено на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений;
  4. сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделки.

Являясь по своей сути гражданско-правовой сделкой, мировое соглашение одновременно может порождать и публично-правовые отношения в сфере уплаты обязательных платежей.

Положения ст. 190 АПК РФ позволяют заключать мировые соглашения по делам из административно-правовых отношений в тех случаях, когда спор носит характер экономического. Эта позиция существенно отличается от ранее действовавшего положения о невозможности окончания спора из публично-правовых отношений мировым соглашением.014

Необходимо иметь в виду, что налоговые или иные административные органы при использовании примирительных процедур не вправе выходить за пределы полномочий, предоставленных им правовыми актами, устанавливающими их компетенцию (например, отказаться от взыскания штрафа и т.п.).015

    Фактически сложилась ситуация, что по общему правилу при рассмотрении дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, заключение мирового соглашения не представляется возможным.

    Возможность заключения мирового соглашения в деле о банкротстве прямо предусмотрена ст. 255 АПК РФ.

    Тем самым законодатель прямо указал на то, что способность мирового соглашения служить юридическим фактом для публичных правоотношений не имеет решающего значения, и носит подчиненный по отношению к общегражданским последствиям характер.

Волеизъявление сторон на совершение мирового соглашения нельзя признать полностью свободным, ведь по результатам голосования на собрании кредиторов большинство принуждает миноритарных кредиторов к заключению и исполнению мирового соглашения. Такое положение вещей не соответствует общепризнанным представлениям о формировании воли сторон гражданско-правовой сделки. Но и оно вполне объяснимо с гражданско-правовой позиции.

Чаще всего ограничение в данном случае принципа свободы договора объясняется необходимостью защиты интересов государства, «в концентрированном виде выражающего интересы общества».016

Гражданское право знает случаи возможного ограничения интересов каких-либо субъектов в целях защиты публичного интереса. Согласно п.2 ст.1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В необходимых случаях для защиты особо важных публичных (а значит общих) интересов предусматривается возможность ограничения гражданских прав.

Изначально так установлено, что «в отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения в процессе реструктуризации или в ходе конкурсного производства, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, а, следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом, воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства, принципам».017

Определим отраслевую принадлежность мирового соглашения как гражданско-правовую с публичным элементом, необходимым для защиты общих интересов. Это особая сделка, которая вступает в силу с момента утверждения судом.

Мировое соглашение является многосторонней сделкой. После заключения мирового соглашения у должника возникает обязанность исполнить соглашение в форме, им предусмотренной, у кредитора право на новых условиях получить причитающийся ему долг, у третьих лиц – обязанности, в соответствии с мировым соглашением.

Как и договор, мировое соглашение можно рассматривать в трех ипостасях: как документ, как юридический факт и как правоотношение.

Мировое соглашение, как документ, составляется в письменной форме, чаще всего в виде единого документа и подписывается сторонами.

Мировое соглашение является сложным юридическим фактом, состоящим, в зависимости от конкретной ситуации, из решения собрания кредиторов, согласия отдельного кредитора, решения органов управления должника, определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения.

На основании мирового соглашения происходит новация обязательств. Стороны вступают в новые правоотношения на условиях, предусмотренных мировым соглашением.

В науке нет однозначного мнения по вопросу возмездности мирового соглашения. Некоторые ученые под мировым соглашением понимают «возмездный гражданско-правовой договор, направленный на прекращение спора между сторонами, который реализуется в специально установленном законом процессуальном порядке».018

Исходя из общепринятого понимания возмездности договора как наличия встречного имущественного предоставления 019 , сложно однозначно определить мировое соглашение как возмездный договор. Помимо уже существующих обязательств, должник ничего дополнительно кредиторам не предоставляет.

Закон о банкротстве в ст. 2 устанавливает, что под мировым соглашением понимается процедура, применяемая на любой стадии дела о банкротстве, направленная на прекращение производства по делу путем достижения соглашения между должником и кредиторами.

Исходя из содержания Закона о банкротстве, в науке мировое соглашение определяется как «порядок применения к должнику, обладающему признаками банкротства или официально объявленному несостоятельным, отсрочки и (или) рассрочки исполнения его обязательств, скидки имеющихся у него долгов, исполнения обязательств должника третьими лицами, а также иных мер, направленных на удовлетворение требований кредиторов и допустимых к применению».020

Высказывается мнение, что применение термина «процедура» по отношению к мировому соглашению не совсем корректно.021 Словарь иностранных слов дает следующее определение слова «процедура» (от лат. продвигаться) – официально установленный порядок действий при обсуждении, ведении какого-либо дела.022 Т.е. процедура означает что-то что длится, движется.

Полагаем, что в данном случае под процедурой законодатель, как и в Законе «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 года (далее Закон о банкротстве 1992 года), понимает процедуру достижения договоренности между должником и кредиторами относительно отсрочки и (или) рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов. Ведь фактически нормами главы 6 Закона о банкротстве регулируется то, каким образом заключается мировое соглашение.

Но нормы Закона о банкротстве и позиция Высшего Арбитражного Суда РФ 023 не позволяют рассматривать в качестве начала процедуры мирового соглашения принятие решения собранием кредиторов. В соответствии с положениями ст. 233 Закона о банкротстве процедура мирового соглашения вводится арбитражным судом.

По мнению В.В. Витрянского, о мировом соглашении как процедуре банкротства можно говорить лишь в том смысле, что его заключение преследует ту же цель, что и иные реабилитационные процедуры: восстановление платежеспособности и удовлетворение требований кредитов, на условиях, приемлемых для должника. Но фактические расчеты с кредиторами производятся уже за рамками дела о банкротстве.024

Порядок заключения мирового соглашения до момента утверждения его судом в п.18 Постановления Пленума высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» рассматривается лишь как условие, предпосылка для утверждения мирового соглашения судом.

Таким образом, начало «процедуры» мирового соглашения совпадает с моментом придания ему юридической силы арбитражным судом, а значит, с моментом прекращения производства по делу.025

Это означает, что не совсем обосновано рассматривать мировое соглашение в качестве самостоятельной процедуры банкротства. Ведь мировое соглашение может быть заключено в ходе любой процедуры банкротства, и на этом она закончится. Это скорее способ окончания дела о банкротстве. Именно так его традиционно рассматривало российское дореволюционное законодательство.026

С процессуальной точки зрения мировое соглашение фиксирует завершение определенной процессуальной стадии в деле о банкротстве (как правило, завершает само дело о банкротстве, если в последующем определение суда об утверждении мирового соглашения не будет отменено, расторгнуто или пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам). 027

Судебный акт, утверждающий мировое соглашение, ввиду создания им значимых процессуальных последствий оформляется в виде определения, в котором должно быть указано на прекращение дела о банкротстве.

Как процедура банкротства мировое соглашение является особым способом прекращения производства по делу о банкротстве, направленным на предотвращение ликвидации должника и восстановление его платежеспособности.

   

ГЛАВА 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ И УТВЕРЖДЕНИЕ МИРОВОГО

СОГЛАШЕНИЯ

Стороны мирового соглашения

Сторонами мирового соглашения являются должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. Также п. 3 ст. 150 Закона о банкротстве предусматривает возможность участия в мировом соглашении третьих лиц, если они принимают на себя обязанности, предусмотренные мировым соглашением.

В соответствии с положениями абз. 3 п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве, решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимается должником-гражданином или руководителем должника — юридического лица, исполняющим обязанности руководителя должника, внешним управляющим или конкурсным управляющим.

Исходя из смысла ст. 2 Закона о банкротстве, под руководителем понимается единоличный исполнительный орган юридического лица или руководителя коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии в федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Гражданский кодекс Российской Федерации, в ст. 53 предусматривает, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, в предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и обязанности через своих участников.

Решение о заключении мирового соглашения принимается гражданином-должником, руководителем должника — юридического лица или исполняющим обязанности руководителя юридического лица (в случае отстранения руководителя) в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления.

Наряду с руководителем в течение периода наблюдения действует и временный управляющий, назначаемый арбитражным судом. Основной целью его деятельности является обеспечение сохранности имущества должника. Закон о банкротстве в ст. 58 предусматривает, что значительное количество сделок, направленных на распоряжение имуществом должника, руководитель может заключать только с согласия временного управляющего. Поэтому, если в мировое соглашение включены условия, реализация которых без согласия временного управляющего невозможна, такое согласие должно быть получено. В противном случае мировое соглашение не может быть признано заключенным в установленном порядке и не подлежит утверждению арбитражным судом.

Из анализа положений ст.ст. 151 и 152 Закона о банкротстве можно сделать вывод, что в ходе наблюдения и финансового оздоровления сам вопрос заключения мирового соглашения не подлежит согласованию с управляющим, поскольку при этих процедурах органы управления должника сохраняют свои полномочия.

На стадии внешнего управления мировое соглашение со стороны должника заключает внешний управляющий, на стадии конкурсного производства – конкурсный управляющий.

При сопоставлении положений ст.ст. 151 – 154 Закона о банкротстве можно установить, что на всех стадиях дела о банкротстве, если мировое соглашение является сделкой, для которой в соответствии с законом или учредительными документами требуется согласие органов управления должника, то от имени должника соглашение может быть заключено только после соответствующего согласования (одобрения). К числу таких сделок корпоративное законодательство относит крупные сделки (ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», глава Х ФЗ «Об акционерных обществах») и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность (ст.45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», глава ХI ФЗ «Об акционерных обществах»).

Второй стороной мирового соглашения являются кредиторы должника.     Участниками мирового соглашения могут быть все кредиторы третьей очереди – уполномоченные органы, конкурсные кредиторы и кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества.

В заключении соглашения не участвуют кредиторы первой и второй очередей, на момент утверждения мирового соглашения задолженность перед ними должна быть погашена (п. 1 ст. 160 Закона о банкротстве).

Закон о банкротстве отнес уполномоченные органы, представляющие интересы государства при взыскании обязательных платежей, к числу лиц, которые участвуют в заключении мирового соглашения.

По ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 года (далее Закон о банкротстве 1998 года) уполномоченные органы могли требовать исполнения обязанностей по уплате обязательных платежей сразу после окончания производства по делу о несостоятельности. Иными словами, участие в деле публично-правовых органов никак не влияло на решение вопроса о заключении мирового соглашения. 028

До этого большинство авторов высказывались за невозможность отнесения к числу конкурсных кредиторов налоговых и иных уполномоченных органов, и эта позиция полностью соответствовала ранее действовавшему законодательству.

При этом аргументация предлагалась различная. Так, Н.Г.Лившиц в обоснование ссылается на статью 57 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не может быть освобожден от обязанности платить законно установленные налоги и сборы по соглашению.029

Неучастие налоговых органов в заключении мирового соглашения Н.Г. Дубинчин объясняет исключительно тем, что «по смыслу статьи 120 Закона о банкротстве 1998 года участниками мирового соглашения могут быть только кредиторы особого рода — конкурсные кредиторы, к которым налоговые органы не относятся».030

При обобщении всех позиций можно вывести следующее: государственные органы в силу своего особого публичного статуса не могут быть участниками каких-либо договоренностей по вопросам налоговых платежей. Государство не может вступать в торг по безусловным налоговым обязательствам, от которых никто не может быть освобожден.

В то же время, еще в Федеральном законе от 8 июля 1999 года «О реструктуризации кредитных организаций» появилась норма, в соответствии с которой Агентство по реструктуризации кредитных организаций вправе представлять интересы Российской Федерации по обязательным платежам при заключении мирового соглашения с кредитной организацией, в том числе при голосовании по вопросу о его заключении (ст.27).

Практика высказывалась за необходимость внесения в законодательство нормы, устанавливающей, что «определение арбитражного суда о заключении мирового соглашения является основанием для обязательной реструктуризации задолженности должника по обязательным платежам, которая должна осуществляться в порядке, предусмотренном соответствующим законодательством».031

Закон о банкротстве определил направление, которому должны следовать государственные органы при заключении мирового соглашения. Но конкретный порядок и гарантии участия Закон о банкротстве не предусматривает. Налоговое законодательство никаких положений на этот счет не содержит. Поэтому на данный момент сложилось несколько подходов к возможности и существу участия уполномоченных органов в деле о банкротстве, которые будут исследованы при рассмотрении вопроса о содержании мирового соглашения.

Практика показала, что состояние законодательства на данный момент, не позволяет извлекать выгоды из участия государственных органов в мировом соглашении. Как отмечала бывший руководитель Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству Т.Трефилова, «на сегодняшний момент не было ни одного случая предоставления рассрочки по налогам более чем на 6 месяцев. Более решительные шаги могли бы увеличить количество заключаемых мировых соглашений в несколько раз». По ее словам «законодательная комиссия включила в свой план на февраль 2004 года работу над внесением необходимых изменений».032

Однозначно можно сделать только один вывод – участие уполномоченных органов в мировом соглашении необходимо для обеспечения дальнейшей жизнедеятельности должника. Ведь, как правило, государство является самым крупным кредитором, без уступок с его стороны восстановление платежеспособности вызывает существенные сомнения.

В принятии решения о заключении мирового соглашения могут участвовать только те кредиторы, требования которых включены в реестр требований кредиторов. Кредиторы, заявившие свои требования после закрытия реестра, в мировом соглашении не участвуют и вправе предъявить свои требования после утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу в общем порядке и без учета условий мирового соглашения.033

Принимать участие с правом голоса в собрании кредиторов, правомочны только те кредиторы, которые заявили свои требования к должнику, причем они должны быть установлены до проведения такого собрания. Как предусмотрено ст. 100 Закона о банкротстве размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в законную силу определением суда. Установленное требование вносится в реестр требований кредиторов.

На практике встречаются ситуации, когда установленные надлежащим образом требования конкурсного кредитора оказываются не включенными в реестр требований кредиторов, в результате он лишается возможности участвовать в принятии решения о заключении мирового соглашения. Если участие кредитора в голосовании при принятии собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения могло повлиять на результаты голосования, то мировое соглашение не должно утверждаться.

Кредиторы, чьи требования заявлены, но еще не установлены, а также те, кто вообще не обратился с требованием к должнику, по общему правилу участвовать в собрании и голосовать по вопросу о заключении мирового соглашения не могут.

Третьи лица могут участвовать в мировом соглашении, если они принимают на себя права и обязанности, предусмотренные мировым соглашением.

Ст. 150 Закона о банкротстве устанавливаются определенные требования к третьим лицам. В том случае, если они являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, управляющему, конкурсному кредитору, об этом должно быть проинформировано собрание, а текст мирового соглашения должен содержать информацию о том, что мировое соглашение является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и определенно указывать на характер такой заинтересованности (п.4 ст.151, п.п.3,4 ст.152, п.3 ст.153 Закона о банкротстве).

Анализируя положения ст. 157 Закона о банкротстве можно прийти к выводу, что участие третьих лиц в соглашении не допускается, если таким образом нарушаются права и законные интересы кредиторов.

В законе содержится открытый перечень способов участия третьих лиц в мировом соглашении. Третьи лица, по сути, обещают кредиторам предоставить исполнение определенных обязательств должника. При этом они – самостоятельные участники мирового соглашения, их участие никоим образом не прекращает обязательств должника.034 Третьи лица являются стороной мирового соглашения наряду с должником и кредиторами.

Третьи лица могут быть: 1) инвесторами – лицами, исполняющими обязательства должника перед его кредиторами, т.е. вкладывающими денежные средства или иным образом непосредственно погашающими обязательства должника, либо 2) лицами, принявшими на себя обязательства по обеспечению исполнения должником его обязательств перед кредиторами.035

В любом случае характер взаимоотношений с третьими лицами остальных участников будет устанавливаться только в соответствии с положениями мирового соглашения.

Порядок заключения мирового соглашения.

Мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрение дела о банкротстве. Однако в литературе высказывались возражения о возможности заключения мирового соглашения после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства. Эта позиция была основана на том, что мировое соглашение и конкурсное производство два самостоятельных способа прекращения производства по делу о банкротстве. Действительно, должник признается банкротом, если обстоятельства свидетельствуют о невозможности восстановления его платежеспособности. Но теми же авторами не отрицается возможность заключения мирового соглашения, если у должника есть имущество, достаточное в соответствии с условиями мирового соглашения.036

Чтобы выяснить, в рамках каких процедур чаще всего заключаются мировые соглашения, были изучены 15 дел, ставших предметом рассмотрения Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. Рассмотрим мировые соглашения, заключенные в рамках Закона 1998 года, ввиду недостаточности практики по новому Закону.

No

п\п

No дела

регион

Наблю-

дение

внешнее

управление

конкурсное

производство

1

NА02-2958/2001

Республика Алтай

   

1

2

NА45-8303/02-СБ/1361

Новосибирская область

1

   

3

NА70-1120/3-2000

Тюменская область

   

1

4

NА27-610/2000-4

Новосибирская область

 

1

 

5

NА45-4928/99-СБ/113

Новосибирская область

 

1

 

6

NА27-6825/2002-4

Кемеровская область

 

1

 

7

NА45-5106/99-СБ/115

Новосибирская область

1

   

8

NА81-2009/385Б-99

Ямало-Ненецкий АО

 

1

 

9

NК/Э-84

Омская область

 

1

 

10

NА81-935/396Б-01

Ямало-Ненецкий АО

 

1

 

11

NА75-49-Б/00

Ханты-Мансийский АО

   

1

12

NА27-11239/2001-4

Кемеровская область

1

   

13

NА70-45/3-03

Тюменская область

1

   

14

NА81-25/944Б-03

Ямало-Ненецкий АО

   

1

15

NА27-10/2001-4

Кемеровская область

 

1

 

Наблюдение – 4 мировых соглашения,

Внешнее управление – 7 соглашений,

Конкурсное производство- 4 соглашения

Как можно увидеть большинство мировых соглашений заключается в период наблюдения, когда исследуется финансовое состояние должника и возможность восстановления его платежеспособности, и на стадии восстановительных процедур – при внешнем управлении. Поскольку цель мирового соглашения – восстановление платежеспособности должника, то на стадии конкурсного производства, когда установлена ее невозможность, сомнительна реальность исполнения такого соглашения.

В мировой практике выработана позиция, согласно которой вопрос о принятии мирового соглашения может быть поставлен на рассмотрение общего собрания не ранее истечения срока для заявления требований кредиторов.037 В     соответствии с положениями нашего законодательства это было бы возможно по истечении 1 месяца после введения процедуры наблюдения, и двух – после введения конкурсного производства. Российское законодательство этот момент не учитывает. Считаем целесообразным включение в п.1 ст. 150 Закон о банкротстве абзаца 2, следующего содержания: «Мировое соглашение может быть заключено по истечении установленных сроков для заявления требований кредиторов, после завершения рассмотрения обоснованности всех заявленных требований».

Решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов принимается собранием кредиторов

Решение принимается кредиторами на собрании. Положения закона о том, что решение о заключении мирового соглашения от имени кредиторов принимает собрание, не следует толковать таким образом, что собрание кредиторов будет выступать стороной в мировом соглашении. Собрание кредиторов субъектом гражданского права не является, а, следовательно, стороной в договоре быть не может. Решение собрания нельзя рассматривать как решение совокупности кредиторов, так как при его принятии допускается принуждение меньшинства. Такие конструкции выработаны с учетом особого характера мирового соглашения в деле о банкротстве. Для конструктивного решения вопроса несостоятельности предприятия требуется определенность. Если в гражданском, арбитражном или уголовном процессе ее можно достигнуть в виду достаточно небольшого круга участников, то при банкротстве, где количество кредиторов исчисляется десятками и сотнями, выяснение и учет мнения каждого сделало бы абсурдным этот институт в принципе.

Стороной в мировом соглашении будет каждый отдельный кредитор, в том числе и тот, который голосовал против принятия мирового соглашения.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве собрание кредиторов может быть созвано по инициативе арбитражного управляющего, комитета кредиторов и конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, права требования которых составляют не менее 10% общей суммы требований, включенных в реестр.

При утверждении мирового соглашения суд проверяет правомочность собрания, в частности, надлежащее уведомление кредиторов. 038

Решение общего собрания принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов и считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченных залогом имущества.

Голоса конкурсных кредиторов и уполномоченных органов учитываются в соответствии с суммой требования, включенного в реестр.

Формулировка, содержащаяся в Законе о банкротстве 1998 года, допускала разночтения при решении вопроса об определении количества голосов. Существовало две противоположные точки зрения: нужно учитывать количество конкурсных кредиторов, т.е. каждый кредитор имеет один голос (бывали случаи, когда голоса кредиторов при заключении мирового соглашения учитывались именно таким образом, тогда суд отказывал в утверждении такого мирового соглашения, как принятого с нарушением установленного порядка039 ), либо учету подлежит сумма требований, включенных в реестр. Колебаниям практики положила конец позиция ВАС РФ, выраженная в п.18 Информационного письма ВАС РФ No 64 от 14.06.01 — «решение о заключении мирового соглашения принимается простым большинством голосов конкурсных кредиторов, определяемых для каждого из них пропорционально сумме его требований от общего числа требований кредиторов».

    В зарубежном законодательстве (например, Англии) ранее действовало требование двойного большинства, по числу присутствующих кредиторов и по сумме признанных требований. В российском законодательстве, как отмечает Г.Ф. Шершеневич, всегда требовалось только второе большинство.040

Для принятия решения за него должны проголосовать все кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества должника. По мнению некоторых авторов, такое требование может привести к злоупотреблениям залоговых кредиторов, поскольку они могут блокировать его заключение, добиваясь включения выгодных для себя условий.041

Неурегулированным является вопрос о возможности заочного голосования на собрании по вопросам мирового соглашения. В корпоративном законодательстве предусмотрена такая возможность и процедура ее реализации. Суды при утверждении мирового соглашения должны проверять соблюдение интересов конкретного кредитора, который присоединился к соглашению посредством письменного волеизъявления. Главное, чтобы вопросы, по которым выражалось мнение кредитора, и ответы соответствовали содержанию решения, принятого собранием кредиторов. Сложно определить однозначно, должны ли результаты такого голосования учитываться, особенно в случаях, когда «заочный» кредитор обладает количеством голосов, способным повлиять на решение собрания.

Согласно положению п.1 ст. 155 Закона о банкротстве мировое соглашение заключается в письменной форме. Практически все авторы отмечают, большую целесообразность заключения мирового соглашения в виде единого документа.

Закон прямо не устанавливает такого требования, но при анализе положений п. 2 данной статьи, о том, что мировое соглашение подписывается лицом, принявшим решение о заключении соглашения и представителем собрания кредиторов, можно увидеть, что подписываться сторонами может только единый документ.042

В то же время не согласимся с позицией, согласно которой согласие сторон на заключение может быть изъявлено другими способами, кроме подписания текста документа, например, должником — посредством подписания заявления, подаваемого в суд, с просьбой утвердить мировое соглашение на условиях, отраженных в тексте, кредиторам — посредством принятия решения на собрании кредиторов, закрепленного протоколом.043

Судебная практика идет по пути требования о заключении мирового соглашения в виде единого документа, считая это условием соблюдения требования о письменной форме.044

Ввиду сложной процедуры заключения соглашения, закон императивно регламентирует вопросы подписания сделки и последствия нарушения этих требований.

От имени кредиторов и уполномоченных органов мировое соглашение подписывает представитель собрания кредиторов либо лицо, уполномоченное собранием кредиторов на совершение данного действия. Это может быть либо представитель собрания кредиторов, который ранее избирался с целью осуществления представительских функций, либо лицо, специально избранное для совершения действий по подписанию.

Поскольку стороной мирового соглашения будет не собрание, а отдельные кредиторы, то данное лицо будет действовать от каждого конкретного кредитора. С гражданско-правовой точки зрения, представительством эти отношения назвать нельзя. Считаем, поскольку кредиторы уже выразили свою волю на подписание мирового соглашения, данное лицо выполняет в основном техническую функцию, при этом данное лицо не может выйти за пределы предоставленным ему собранием полномочий. Он может подписать только текст соглашения, утвержденного кредиторами на собрании.

Для устранения неточностей в трактовке п.2 ст.155 Закона о банкротстве М.В. Телюкина предлагает сформулировать норму таким образом, чтобы речь шла о «представителе собрания, уполномоченного каждым из его участников».045

Думается, что эта формулировка еще в большей степени носит условный характер, т.к. на основе ее положений можно сделать вывод о том, что полномочия на подписание соглашения были предоставлены и даже теми участниками, которые голосовали против его заключения.

Высказывается мнение о том, что фигура представителя, подписывающего текст мирового соглашения, лишняя, и только создает трудности, когда приходится решать вопрос, есть ли у него какие-либо еще полномочия, кроме как фактически подписать текст соглашения. Предлагается, что со стороны кредиторов факт согласия на заключение будет удостоверяться протоколом общего собрания и бюллетенями для голосования, в котором каждый голосующий и без того ставит свою подпись. 046

Законом о банкротстве прямо не предусмотрена возможность кредиторов влиять на должника с целью понуждения к заключению мирового соглашения. В то же время не установлены основания, по которым должник может отказаться от его заключения.

Закономерно возникновение ситуаций, когда решение со стороны кредиторов будет принято, а должник откажется от подписания текста мирового соглашения. В данной ситуации у кредиторов повлиять на руководителя нет возможности, такие полномочия есть только у участников юридического лица. В случае отказа от подписания мирового соглашения со стороны внешнего или конкурсного управляющего, на основании ст.60 Закона о банкротстве кредиторы могут обратиться в суд с жалобой на нарушение действиями управляющего их прав и законных интересов.

Мировое соглашение в силу своей природы содержит льготные для должника условия. Предполагаем, что обоснованным было бы включение в закон нормы об обязательном заключении соглашения со стороны должника в случаях, если решение о заключении мирового соглашения принято собранием кредиторов.

Может сложиться так, что от подписания откажется лицо, избранное собранием кредиторов с этой целью. В таком случае должно быть созвано повторное собрание кредиторов с целью переизбрания представителя.

Если в мировом соглашении участвуют третьи лица, в соответствии с п. 3 ст. 155 Закона о банкротстве с их стороны мировое соглашение подписывается всеми этими лицами или их представителями.

Только третьи лица, как участники мирового соглашения, могут передать полномочия по его подписанию кому-либо. Со стороны должника и кредиторов соглашение могут подписывать только прямо оговоренные лица.

Третьи лица не могут быть принуждены к заключению мирового соглашения, поскольку не являются участниками дела о банкротстве.

При несоблюдении правил о субъектах, подписывающих мировое соглашение, в его утверждении может быть отказано судом.

Содержание мирового соглашения

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: «Золотой Козленок. Как ограбить Россию». 2 серия

Как заключить мировое соглашение в суде. особенности в порядке распределения судебных расходов, а также расходов по Отличия заключения мирового соглашения в СОЮ и АС нового компромисса — наличие сомнений в возможности реализовать исполнение в полном объеме.