Пункты 19 и 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Лёд тронулся, господа судебные эксперты

Российским судьям рекомендовано перепроверять заключения экспертов со стороны обвинения Фото с сайта www.мвд.рф

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ. По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры. Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну. «Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА. Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет. По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства». «Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы. «По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее». В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России. Она напомнила, что в этом году президент подписал закон, согласно которому следственная экспертиза фактически передается в руки самого следствия. Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности. Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич. При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ. «Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич. По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода. 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Заседание Пленума Верховного Суда РФ 24 декабря 2019 года

Судебная экспертиза всегда играла важную роль в доказывании по уголовным делам. Поэтому можно только приветствовать обращение Пленума.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: НАЗНАЧЕНИЕ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Верховный суд о судебной экспертизе: надо применять ФСО

НОВОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ: НАУЧНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

В.М. БЫКОВ

Судебная экспертиза всегда играла важную роль в доказывании по уголовным делам. Поэтому можно только приветствовать обращение Пленума Верховного Суда РФ к этой важной в научном и практическом отношении проблеме судебной деятельности <1>. Необходимость принятия нового Постановления Пленума Верховного Суда РФ объясняется еще и тем, что в прошлом разъяснения по проблеме судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве давались только Верховным Судом СССР в Постановлении от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» <2>.
———————————
<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российская газета. 2010. 30 декабря.
<2> Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1977. Часть 2. М.: Изд. «Известия Советов народных депутатов СССР», 1981. С. 309 — 315.

Понятно, что в настоящее время в судебной практике возникли новые проблемы, которые требуют разъяснения Верховного Суда РФ. Далее мы проанализируем, какие же вопросы разъяснил Верховный Суд РФ в своем новом Постановлении, насколько они соответствуют требованиям науки уголовного процесса и как они удовлетворяют запросы судебной практики. Мы будем рассматривать содержание Постановления Пленума Верховного Суда РФ в той последовательности и в соответствии с теми пунктами, которые указаны в самом Постановлении.
В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ правильно обращается внимание судов на необходимость наиболее полного использования науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы. «Если же проведение исследования не требуется, — как указывает Верховный Суд РФ, — то возможен допрос специалиста».
Это положение Постановления Пленума Верховного Суда РФ вызывает некоторое недоумение. Как можно допрашивать при рассмотрении уголовного дела специалиста, если предварительно от него не было истребовано заключение? А вот о порядке истребования заключения специалиста в Постановлении Пленума его авторы умалчивают. Думается, что это не случайно. Дело в том, что законодатель, введя в уголовное судопроизводство такой вид доказательства, как заключение и показания специалиста, не определил процессуальный порядок истребования этого вида доказательств. Однако и Верховный Суд РФ уклонился от того, чтобы дать свое разъяснение по этому вопросу, в то время как в процессуальной литературе давно ставится об этом вопрос, а суды нуждаются в конкретных рекомендациях <3>.
———————————
<3> Воробьев П. Процессуальный статус специалиста: нужны разъяснения Пленума Верховного Суда // Законность. 2005. N 11. С. 35.

В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъясняется, что судебная экспертиза может производиться государственными судебными экспертами и экспертами негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лицами, не работающими в судебно-экспертных учреждениях.
Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ игнорируется такое существующее ныне положение, когда некоторые эксперты служат в одном ведомстве со следователями и дознавателями, которые, как известно, относятся к стороне обвинения, и имеют с ними общего начальника. В этом положении на сегодняшний день, например, находятся эксперты МВД РФ, в то время как п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ прямо указывает, что эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Однако законодатель не спешит выполнять собственные законы. Мы уже давно ставим вопрос о том, чтобы для производства различного рода судебных экспертиз в России был создан комитет судебной экспертизы <4>.
———————————
<4> Подробнее об этом см.: Быков В. Новый УПК требует создания независимого комитета судебной экспертизы // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 29 — 31; Быков В.М. Правовое положение эксперта и руководителя экспертного учреждения // Уголовный процесс. 2008. N 2. С. 51 — 54.

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ достаточно подробно рассматриваются вопросы назначения судебной экспертизы. Так, совершенно правильно разъясняется, что в целях обеспечения прав участвующих в деле лиц в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения, а дознаватель, следователь и суд обязаны по ходатайству заинтересованных лиц сообщать им фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем экспертного учреждения поручено производство экспертизы.
В Постановлении также разъясняется, что если производство судебной экспертизы поручается лицу, которое не является государственным судебным экспертом, то в определении (постановлении) о назначении экспертизы должны быть указаны следующие сведения об эксперте: фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетенции и квалификации. В этих случаях разъяснение прав и обязанностей эксперта, предусмотренное ст. 57 УПК РФ, возлагается на суд и, как надо понимать, и на другое должностное лицо, назначившее судебную экспертизу.
Относительно порядка назначения судебной экспертизы у нас возникло только одно замечание. На наш взгляд, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ следовало бы указать одно из решений Конституционного Суда РФ, которое как раз касается вопроса о том, кто может назначать судебную экспертизу. Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 4 марта 2004 года N 145-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. А.В. Проня на нарушение его конституционных прав п. 4 ч. 4 ст. 47, п. 2 ч. 1 ст. 53, ст. 74, 85 и 86 УПК РФ обоснованно указывается, что «основанием для производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении является не заявление обвиняемого или его защитника, а постановление органа дознания, предварительного следствия, прокурора» <5>. К этому следует добавить, что в соответствии с ч. 1 ст. 283 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд также имеет право назначить судебную экспертизу.
———————————
<5> Собрание законодательства РФ. 2004. N 27. Ст. 2805.

В п. 4 Постановления правильно указывается, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение эксперта по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. При этом Верховный Суд РФ высказал одну весьма важную и принципиальную правовую позицию, что постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда как не входящих в его компетенцию, не допускается. И при этом в Постановлении указывается, что, например, нельзя перед экспертом ставить такой вопрос — имело ли место убийство или самоубийство.
Действительно, поставленный таким образом вопрос судебно-медицинскому эксперту заставляет его решать правовой вопрос — имело ли место убийство или самоубийство. Но это вовсе не означает, что следователь и суд не могут получить от судебно-медицинского эксперта помощь в решении этого сложного вопроса. Важно, чтобы он использовал свои специальные знания в области судебной медицины, но не вторгался бы в компетенцию следователя и суда. На наш взгляд, в случаях, когда смерть лица наступила, например, от огнестрельного повреждения, вопрос перед экспертом должен ставиться в такой редакции: «Не могли ли быть огнестрельные ранения, обнаруженные на трупе, причинены собственной рукой потерпевшего?»
В связи с постановкой такого вопроса перед судебно-медицинским экспертом профессор Ю.С. Сапожников в своей монографии пишет: «Огнестрельные ранения, причиненные собственной рукой, характерны своей локализацией (правый висок, реже левый, область сердца, рот), признаки выстрела в упор (большое рваное отверстие, слегка лишь покрытое копотью по краям, реже — небольшое кругловатое отверстие, но с отслоенными от подлежащей ткани краями, отпечаток дульного среза оружия вокруг раневого отверстия), редко на близком расстоянии (кольцо густой копоти вокруг раны, после удаления которого обнаруживается пергаментация кожи), и направлением выстрела (соответствующим возможному положению руки)» <6>.
———————————
<6> Сапожников Ю.С. Криминалистика в судебной медицине. Киев: Здоровье, 1970. С. 153.

Таким образом, судебно-медицинский эксперт в ряде случаев, используя свои специальные знания, может сделать обоснованный вывод о том, что огнестрельные повреждения были причинены собственной рукой потерпевшего. Решение же вопроса о том, было ли это убийство или самоубийство, во всех случаях остается за следователем и судом.
В п. 5 Постановления Пленума правильно указывается, что в случаях, когда в судебно-экспертных учреждениях, обслуживающих определенную территорию, отсутствуют эксперты конкретной специальности либо когда всем экспертам данной территории в соответствии со ст. 70 УПК РФ может быть заявлен отвод, производство судебной экспертизы может быть поручено судебно-экспертным учреждениям, а также и другим учреждениям и специалистам, обслуживающим другие территории. Верховный Суд РФ указывает при этом, что такое решение должно быть мотивировано в определении (постановлении) суда о назначении судебной экспертизы.
В п. 6 Постановления Пленума разъясняется, что справки, акты, заключение и иные формы фиксации ведомственных или других исследований, полученные даже по запросам органов предварительного следствия и суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и не могут служить основанием для отказа в назначении судебной экспертизы или истребования заключения специалиста. Относительно этого разъяснения у нас возникло только одно замечание: в Постановлении Пленума следовало бы дополнительно указать, что все справки, акты, ведомственные и другие заключения могут быть использованы в доказывании по уголовному делу в качестве иных документов, предусмотренных ст. 84 УПК РФ.
В п. 7 Постановления Пленума вполне обоснованно разъясняется, что при назначении судебной экспертизы касательно лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, согласие подозреваемого, обвиняемого и подсудимого по смыслу уголовно-процессуального закона не требуется. Однако Верховный Суд обращает внимание судов, что должно быть обеспечено участие этих лиц в судебном заседании при решении вопроса о проведении в отношении их судебной экспертизы, за исключением случаев, когда физическое или психическое их состояние не позволяет им предстать перед судом. Относительно проведения судебной экспертизы в отношении потерпевшего или свидетеля то это возможно только при их согласии, которое они должны выразить в письменном виде.
В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъясняются права потерпевшего при назначении и производстве судебной экспертизы, предусмотренные п. 5, 9, 11 ч. 2 ст. 42, ст. 198 УПК РФ. Авторы Постановления в целом правильно изложили требования закона относительно прав потерпевшего при назначении и производстве судебной экспертизы, однако и здесь остались вопросы, которые Пленум Верховного Суда РФ не разъяснил.
Как известно, законодатель не указывает срок, в течение которого участники уголовного процесса, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, должны быть следователем ознакомлены с заключением эксперта. Это определенное упущение законодателя. Нам представляется, что этот срок должен быть не менее пяти суток, иначе заинтересованные участники процесса не смогут своевременно ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы или истребовать заключение специалиста для помощи в оценке проведенной экспертизы. В Постановлении Пленума следовало, на наш взгляд, разъяснить этот вопрос и высказать по этому вопросу свою позицию <7>.
———————————
<7> Подробнее об этом см.: Быков В.М. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о правах потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2010. N 9. С. 10 — 14.

Кроме того, производство некоторых видов судебных экспертиз связано с получением от потерпевшего различного рода образцов для сравнительного исследования. В связи с этим Л. Брусницын справедливо отмечает: «В ст. 202 не говорится о необходимости согласия потерпевшего на получение у него образцов. Однако, учитывая цель их получения — назначение экспертизы и необходимость согласия потерпевшего на ее производство, следует признать, что без его согласия образцы у него получены быть не могут» <8>.
———————————
<8> Брусницын Л. К обеспечению прав жертв преступлений в досудебных стадиях // Уголовное право. 2004. N 1. С. 58.

Таким образом, потерпевший, по сравнению с другими участниками стороны защиты — подозреваемым, обвиняемым и его защитником, законодателем поставлен в явно невыгодное правовое положение для защиты своих прав и законных интересов при назначении и производстве судебной экспертизы. Понятно, что такое решение законодателя находится в резком противоречии с принципом состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты перед судом, который в ст. 15 УПК РФ провозглашен одним из основополагающих принципов российского уголовного судопроизводства. На наш взгляд, законодателю следует как можно быстрее изменить такое неравное положение сторон и внести в УПК соответствующие изменения.
Однако указанные недостатки уголовно-процессуального закона не освобождали Пленум Верховного Суда РФ, как нам представляется, от обязанности высказать свою позицию по указанным нами выше вопросам. Более того, опираясь на положения п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ о том, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов потерпевшего, и также на положения ч. 4 ст. 15 УПК РФ о том, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом, Пленум должен был бы разъяснить судам, что потерпевший при назначении и производстве судебной экспертизы не должен иметь меньше прав, чем их имеют подозреваемый и обвиняемый <9>. Пленум Верховного Суда РФ высказал также правильную позицию о праве участников уголовного судопроизводства присутствовать при производстве судебной экспертизы, за исключением тех случаев, когда суд по ходатайству эксперта сочтет, что такое присутствие будет препятствовать производству экспертизы.
———————————
<9> Подробнее об этом см.: Быков В.М. Права потерпевшего при использовании специальных знаний на предварительном следствии // Следователь. 2009. N 8. С. 6 — 10.

Содержание п. 9 Постановления Пленума, по существу, является продолжением предыдущего пункта. В нем дополнительно разъясняется, что подозреваемый, обвиняемый, их защитники и потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее производства. Такая позиция Верховного Суда РФ является вполне обоснованной.
В п. 10 рассматриваемого нами Постановления Пленума разъясняется, что суд должен обосновать свое решении о помещении подозреваемого или обвиняемого для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы в соответствующее медицинское учреждение, а в резолютивной части судебного решения указать конкретное медицинское учреждение, куда лицо направляется для обследования. Следует заметить, что в прежнем Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указывалось, что «решение вопроса о способе проведения экспертизы путем, например, амбулаторного либо стационарного обследования лица входит в компетенцию эксперта» <10>.
———————————
<10> Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1977. Часть 2. М.: Изд. «Известия Советов народных депутатов СССР», 1981. С. 312.

Однако в рассматриваемом нами Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не содержится аналогичного положения. Теперь получается так: эксперт лишен возможности выбора способа проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, что на практике, на наш взгляд, может привести к случаям необоснованного помещения лиц в медицинское или психиатрическое учреждение для обследования на длительный срок.
В п. 11 рассматриваемого Постановления разъясняется, что в соответствии с ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней <11>. В дальнейшем этот срок по ходатайству эксперта может быть продлен судом еще на 30 дней. Ходатайство должно быть представлено за три дня до истечения срока. Лицу, в отношении которого решается вопрос о продлении срока, должна быть обеспечена возможность участия в судебном заседании, за исключением случаев, когда физическое или психическое состояние лица не позволяет ему предстать перед судом. Допускается и повторное продление судом срока пребывания в стационаре, но общий срок не должен превышать 90 дней. Ходатайства эксперта рассматриваются судом по правилам ст. 165 УПК РФ. О принятых решениях должно быть извещено лицо, находящееся в стационаре, и орган, назначивший экспертизу.
———————————
<11> Собрание законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

В п. 12 Постановления Пленума рассматриваются вопросы назначения и производства комплексной экспертизы. В Постановлении разъясняется, что комплексная экспертиза осуществляется несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний, но эксперты при этом составляют совместное заключение. Указывается также, что каждый эксперт имеет право подписать как общее заключение, так и только ту часть, которая отражает результаты проведенных им лично исследований. Эта рекомендация Верховного Суда РФ позволит избежать ненужных дискуссий экспертов в случаях, когда эксперты не могут прийти к общему выводу.
В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ уделено внимание дополнительной судебной экспертизе. Основаниями для назначения дополнительной экспертизы, как указывается в Постановлении, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела. Далее в Постановлении подробно разъясняется, что следует понимать под недостаточной ясностью и неполнотой заключения эксперта. На наш взгляд, авторам Постановления следовало указать еще одно основание назначения дополнительной экспертизы, а именно: когда в уголовном деле появились новые однородные объекты для исследования. Например, после исследования экспертом нескольких поддельных рецептов на получение лекарств, содержащих в себе наркотические средства, в ходе дальнейшего расследования было обнаружено еще несколько таких же рецептов с признаками их подделки. Кроме того, в Постановлении Пленума следовало указать, что при назначении дополнительной судебной экспертизы доказательственное значение основной экспертизы не утрачивается.
В п. 14 рассматриваемого Постановления Пленума ВС РФ указывается, что в зависимости от характера вопросов и объема исследуемых материалов дополнительная экспертиза может быть произведена в судебном заседании. Как правильно указано в Постановлении, в случае возникновения новых вопросов у суда в отношении ранее исследованных объектов производство экспертизы может быть поручено тому же объекту.
В п. 15 Постановления рассматриваются также основания назначения повторной экспертизы. В соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ повторная судебная экспертиза может быть назначена в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам, производство которой поручается другому эксперту. При этом авторы Постановления так раскрывают понятие необоснованности заключения эксперта: недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования. Кроме того, как указывается в Постановлении Пленума, суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов эксперта.
Однако опыт расследования и судебного рассмотрения уголовных дел показывает, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ основания повторной судебной экспертизы указаны неполно. На наш взгляд, в рассматриваемом Постановлении должны быть указаны дополнительно следующие основания назначения повторной экспертизы: экспертиза проведена некомпетентным лицом; эксперт не ответил на все вопросы следователя или суда; последующее заключение специалиста оспаривает выводы эксперта; заключение эксперта противоречит другим доказательствам по уголовному делу; в уголовном деле имеются обоснованные ходатайства сторон о проведении повторной экспертизы.
В п. 16 Постановления обоснованно утверждается, что по уголовным делам частного обвинения, возбужденного по заявлению потерпевшего или его законного представителя, судья может назначить судебную экспертизу, соблюдая при этом права других участников уголовного процесса. Эта позиция Пленума Верховного Суда РФ полностью соответствует Постановлению Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 года, в котором все нормы УПК РФ, «определяющие полномочия судьи по проверке заявления потерпевшего по делу частного обвинения и оказанию помощи в собирании доказательств, признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации» <12>.
———————————
<12> Российская газета. 2005. 8 июля.

В п. 17 Постановления разъясняется порядок назначения судебной экспертизы в суде. В соответствии с ч. 2 ст. 283 УПК РФ в случае назначения судебной экспертизы в суде председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Предложенные эксперту вопросы обсуждаются участниками судебного разбирательства, после суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, и формулирует новые вопросы.
Таким образом, Постановление Пленума Верховного Суда РФ предлагает весьма сложный порядок назначения судебной экспертизы в суде. Предлагается суду выносить два документа (определения, постановления). Первый документ выносится о назначении экспертизы, в котором приводятся данные об эксперте. И только после этого предлагается выносить второй документ — о постановке вопросов перед экспертом. При этом в этом же документе предлагается судам указывать, какие вопросы, предложенные участниками судебного разбирательства, судом были отклонены с указанием мотивов такого решения.
На наш взгляд, предложенный Постановлением Пленума Верховного Суда РФ новый процессуальный порядок назначения судебной экспертизы в суде непригоден по следующим основаниям. Во-первых, ст. 283 УПК РФ не предусматривает вынесения судом при назначении экспертизы двух документов. Во-вторых, предлагаемый порядок излишне усложняет порядок назначения экспертизы в суде. Для того и проводится в суде при назначении судебной экспертизы обсуждение вопросов эксперту с участниками судебного разбирательства, чтобы суд мог сформулировать обоснованно и окончательно вопросы эксперту, при этом вся их обоснованность возлагается на суд. Далее в Постановлении Пленума разъясняется, что замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается. И это правильно. О каком допросе эксперта может идти речь, если он не проводил никаких исследований объектов, относительно которых ему могут быть заданы на допросе вопросы.
Еще одно разъяснение Постановления Пленума о порядке назначения экспертизы в суде можно признать обоснованным. Речь идет о том, чтобы в постановлении (определении) суда о назначении судебной экспертизы суд указал бы не только те вопросы, которые он ставит на разрешение эксперта, но те, которые при их обсуждении в суде были судом отклонены, а также мотивы их отклонения. На наш взгляд, указание отклоненных вопросов эксперту в постановлении (определении) суда в дальнейшем может быть использовано сторонами для защиты своих интересов, и в частности при обжаловании вынесенного судом приговора.
В п. 18 Постановления его авторы обращают внимание на то, что заключение и показания эксперта в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ являются доказательствами по уголовному делу, которые подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании. В п. 19 Постановления Пленума разъясняется судам вопрос об оценке заключения эксперта как доказательстве. В Постановлении правильно указывается, что заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда не рассматриваются особенности оценки заключения эксперта как доказательства. Указание в Постановлении только на то, что заключение эксперта оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами, нам представляется совершенно недостаточным и не может предотвратить неверной оценки судом такого доказательства, как заключение эксперта.
На наш взгляд, оценка судом заключения эксперта как доказательства складывается в основном из оценки следующего: были ли достаточные основания для назначения судебной экспертизы, правильно ли определен вид экспертизы, не было ли необходимости назначить комплексную экспертизу, при назначении нескольких экспертиз для исследования одного и того же объекта правильно ли определена их последовательность; обладает ли назначенное экспертом лицо достаточными профессиональными знаниями, имеет ли соответствующее образование, обладает ли опытом проведения такого рода экспертизы, в некоторых необходимых случаях проходило ли необходимую специализацию, имеет ли соответствующие допуски для производства данного вида экспертизы; какие объекты представлены для исследования эксперту, достаточны ли они для производства данного вида экспертизы, представлены ли объекты исследования в упакованном и опечатанном виде, в каком порядке объекты исследования хранились и транспортировались, пригодны ли объекты для исследования по их качеству и количеству для решения поставленных вопросов перед экспертом; необходимы ли были для исследования образцы для сравнительного исследования, кем были получены образцы для сравнительного исследования — следователем или самим экспертом, достаточное ли количество образцов для сравнительного исследования представлено эксперту, соблюден ли процессуальный порядок получения образцов для сравнительного исследования, соответствуют ли представленные образцы для сравнительного исследования требованиям несомненности их происхождения; проведено ли исследование с применением соответствующих и рекомендованных методик исследования, использовал ли эксперт при этом необходимые научное оборудование и технические средства; проведено ли исследование полно, ответил ли эксперт на все вопросы, которые перед ним были поставлены, не противоречат ли выводы эксперта исследовательской части заключения; нет ли необходимости назначить дополнительную или повторную экспертизу, нет ли необходимости для разъяснения заключения произвести допрос эксперта в суде; не противоречит ли заключение эксперта другим доказательствам по уголовному делу, если противоречит, то что необходимо сделать для проверки заключения эксперта (назначить повторную экспертизу, допросить новых свидетелей, истребовать заключение специалиста по заключению эксперта и т.д.).
Далее в Постановлении Пленума обоснованно указывается, что для оказания помощи суду в оценке заключения эксперта может привлекаться специалист. Но потом в тексте Постановления ошибочно указано, что специалист дает свои разъяснения в форме устных показаний или письменного заключения. Это указание Пленума противоречит ч. 3 и ч. 4 ст. 80 УПК РФ, в которых указывается, что заключение специалиста — это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами, а показания специалиста — это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснение своего мнения. Эту норму, на наш взгляд, следует понимать таким образом, что вначале от специалиста следует потребовать представления заключения, а затем уже можно его допросить для разъяснения этого заключения, а не наоборот, как это указывается в Постановлении Пленума.
К сожалению, п. 19 Постановления заканчивается весьма спорным положением. Авторы Постановления ошибочно указывают, что оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке. Однако на самом деле это не так. Заключение эксперта, как и всякое другое доказательство, оценивается и обсуждается с участием сторон в ходе судебного следствия. В ходе этого обсуждения стороны имеют возможность оспорить оценку заключения эксперта, которую высказывает другая сторона. А если, например, одна из сторон не будет согласна с заключением эксперта, то в соответствии с ч. 4 ст. 80 УПК РФ по ходатайству этой стороны либо по собственной инициативе суд может назначить повторную или дополнительную судебную экспертизу. И вовсе нет необходимости ждать для этого постановления приговора по уголовному делу.
В п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ правильно разъясняется, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и являются доказательством по уголовному делу (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). При этом указывается, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Указание Верховного Суда РФ о том, что специалист не проводит исследование объекта, вполне обоснованно. Однако, на наш взгляд, для того, чтобы высказать свое суждение об объекте, специалист должен по крайней мере хотя бы осмотреть представленный на заключение объект, после чего, опираясь на свои профессиональные знания и опыт, он сможет высказать свое суждение по вопросам, которые перед ним поставили стороны <13>.
———————————
<13> Подробнее о заключении специалиста см.: Быков В. Заключение специалиста // Законность. 2004. N 9. С. 21 — 24.

В п. 21 и 22 Постановления продолжается рассмотрение вопроса о специалисте и обоснованно указывается, что специалист, участвующий в производстве какого-либо следственного действия, в дальнейшем может быть допрошен в качестве свидетеля. А далее в п. 22 Постановления разъясняется, что в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны. При этом суд должен проверить, обладает ли данное лицо специальными знаниями по предмету судебного разбирательства, и в случае непредставления лицом документов, подтверждающих наличие у лица специальных знаний, принять решение об отводе такого специалиста.
В п. 23 Постановления Пленума справедливо указывается, что возмещение расходов и выплату вознаграждения экспертам, если только экспертиза не выполнялась ими в порядке служебного задания, необходимо производить немедленно по выполнении этими лицами обязанностей.
В п. 24 Постановления указано, что суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную, а в суде кассационной инстанции непосредственно исследуется заключение эксперта в соответствии с требованием главы 37 УПК. В суде же надзорной инстанции проверяется законность и обоснованность судебного решения на основании тех доказательств, которые исследовались в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.
В последнем п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ признается не действующим на территории Российской Федерации Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».
В заключение укажем, что мы считаем упущением Постановления Пленума Верховного Суда РФ, который не дал разъяснений о доказательственном значении вероятных заключений эксперта. В ранее действующем Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указывалось, что «вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора». Теперь получается, что поскольку это Постановление объявлено недействующим, то как быть судам с вероятными заключениями эксперта — являются ли они доказательствами или нет? К сожалению, на этот вопрос в новом Постановлении Верховного Суда РФ мы ответа не находим.
Кроме того, в настоящее время редакция ч. 1 ст. 144 УПК РФ существенно изменилась. Теперь в уголовно-процессуальном законе указывается, что при рассмотрении сообщений о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа имеют право использовать исследования специалистов <14>. Как уже отмечалось в литературе, «в уголовно-процессуальную деятельность фактически оказались вовлечены неизвестные ранее Уголовно-процессуальному кодексу результаты исследований документов, предметов, трупов» <15>. В связи с этим в следственной и судебной практике сразу же возник вопрос о доказательственном значении этих исследований в стадии возбуждения уголовного дела. Однако суды каких-то разъяснений об использовании специальных знаний в стадии возбуждения уголовного дела от Верховного Суда РФ не получили.
———————————
<14> Федеральный закон от 9 марта 2010 года N 19-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2010. 12 марта.
<15> Махмутов М. Назначение исследований в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2010. N 11. С. 40 — 41.

Мы полагаем, что рассмотренное нами Постановление Пленума Верховного Суда РФ в целом будет способствовать правильному применению судами уголовно-процессуального закона, однако должно быть частично доработано и принято в новой редакции с учетом наших замечаний.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Заседание Пленума Верховного Суда РФ 13 ноября 2018 года

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ​ № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»;. • нормативное.

Вы точно человек?

Романов Е.Ю.
руководитель группы компаний
«Лаборатория экспертных Исследований»
Першин А.Н.
д.ю.н., доцент

Верховный Суд Российской Федерации определил судьбу «Рецензии» (заключения специалиста) в котором даётся оценка судебной экспертизе

  Оценка допустимости и достоверности судебной экспертизы всегда имела определённые затруднения у суда и участников судопроизводства. Частичным решением данной проблемы стала практика использования заключения специалиста в качестве «рецензии» на ранее проведённую экспертизу.

  «Рецензия», оформленная в виде заключения специалиста и представленная в суд стороной, позволяет получить объективную оценку компетентности эксперта в решении поставленных перед ним вопросов, правильности избранной методики и средств экспертного исследования, полноты проведённого исследования и достоверности полученных результатов.

  В гражданском и арбитражном процессе у суда к «рецензии» на судебную экспертизу в виде заключения специалиста, сложилось неоднозначное отношение. Суды, как правило, отклоняют ходатайство стороны о приобщении к материалам дела заключения специалиста («рецензии»), в котором обоснованность выводов эксперта, выполнившего судебную экспертизу ставилась под сомнение. Суд мотивирует своё решение отсутствием в гражданском и арбитражном процессуальных кодексах прямого указания на отнесение заключения специалиста к видам доказательств (ст. 55 ГПК РФ и ст. 64 АПК РФ). Заключение специалиста признается не соответствующим критериям относимости и допустимости доказательств, предусмотренных статьями 59 и 60 ГПК РФ и 67 и 68 АПК РФ.

  В начале 2018 года Верховный Суд Российской Федерации изменил практику негативного отношения судебной системы к использованию заключения специалиста («рецензии») при рассмотрении споров.

  В Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 г. и постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.05.2017 г. по делу № А40-73410/2015 Арбитражного суда города Москвы обратилось ООО «Энергоучет». В жалобе Общество указало, что при оценке экспертного заключения суд апелляционной инстанции необоснованно отказал в приобщении к материалам дела заключения специалистов, опровергающего выводы судебной экспертизы и содержащего подробный анализ экспертного заключения. По мнению подателя жалобы, суд необоснованно отказал и в проведении повторной судебной экспертизы, необходимость которой обосновывалась указанным заключением специалиста 1

  Рассмотрев кассационную жалобу, Верховный суд Российской Федерации вынес Определение, в мотивировочной части которого указал, что «представленное ответчиком заключение специалиста составлено с целью опровержения выводов экспертизы, проведённой по данному делу, а потому имеет отношение к настоящему делу. Требования к оформлению такого заключения, фактически представляющему собой мотивированные объяснения стороны относительно дефектов судебной экспертизы, законом не установлены, а следовательно, оно неправомерно признано судом недопустимым доказательством. Не приобщив указанный документ и не дав оценку его содержательной части, суд лишил сторону возможности доказать свои возражения в части объёма выполненных работ и обоснованности встречного иска. В этой связи нельзя признать правомерным отказ суда в проведении повторной экспертизы» 2

  Таким образом можно констатировать факт — практика применения «рецензий» (заключений специалиста) на ранее выполненные судебные экспертизы в гражданском и арбитражном процессе получила новое направление и право «на жизнь».

  Процессуальное применение «рецензий» (заключений специалиста) в уголовном процессе имеет более раннюю историю. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации заключение специалиста трактует, как представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами (ст. 80 УПК РФ). Согласно п. 3.1 ч. 2 ст.74 УПК РФ заключение и показания специалиста являются доказательством по уголовному делу. В п. 20 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее – Постановление) обращается внимание судов на то, что «заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, также как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу».

  Кроме того, Верховный Суд Российской Федерации обратил внимание судов, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами (п. 20 Постановления).

  Изложенные нормы процессуального законодательства и анализируемая практика Верховного Суда РФ являющаяся, фактически, источником отечественного «прецедентного» права, позволяет заключить, что «рецензия» оформленная виде заключения специалиста и представленная сторонами в суд, в которой на основе использования специальных знаний изложено суждение специалиста на заключение эксперта, должно оцениваться судом наравне с другими доказательствами и приобщаться к материалам дела вне зависимости от вида судопроизводства (гражданского, арбитражного, административного или уголовного).

  Изложенные нормы процессуального законодательства и анализируемая практика Верховного Суда РФ являющаяся, фактически, источником отечественного «прецедентного» права, позволяет заключить, что «рецензия» оформленная виде заключения специалиста и представленная сторонами в суд, в которой на основе использования специальных знаний изложено суждение специалиста на заключение эксперта, должно оцениваться судом наравне с другими доказательствами и приобщаться к материалам дела вне зависимости от вида судопроизводства (гражданского, арбитражного, административного или уголовного). 3

  Команда Автономной некоммерческой организации «Лаборатория экспертных Исследований» разработала список универсальных вопросов для подготовки заключения, в котором бы давалась полная им объективная оценка качества проведённой экспертизы:

  1. Соответствует ли Заключение эксперта № ___ от «__» ___ 20__ г., выполненное экспертом Петровым С.М., требованиям законодательства, методических рекомендаций для проведения соответствующего вида экспертиз?
  2. Обоснованы и достоверны ли выводы сделанные экспертом Петровым С.М. в Заключении эксперта № ___ от «__» ___ 20__ г.?
  3. Допустимы ли с научной и экспертной точки зрения применённые экспертом Петровым С.М. в Заключении эксперта № ___ от «__» ___ 20__ г. методики исследования (относительно предмета исследования и условий проведения) заданным инициатором проведения экспертизы?
  4. Подтверждается ли документами, перечисленными в Заключении эксперта № ___ от «__» ___ 20__ г. наличие у эксперта Петрова С.М. специальных познаний в области проведённых исследований? Если да, то достаточно ли таковых познаний для проведения исследований и формулировки сделанных выводов?
  5. Входят ли в компетенцию специалиста в области проведённого исследования выводы, сделанные экспертом Петровым С.М. в Заключении эксперта № ___ от «__» ___ 20__ г.?

Скачать вопросы

  С уважением, команда АНО «ЛэИ»


1 Тексты судебных актов [Электронный ресурс]: Верховный Суд Российской Федерации. URL: https://vsrf.ru/lk/practice/acts (дата обращения: 10.02.2018).

2 Определение Верховного суда Российской Федерации от 25 января 2018 года по делу № 305-ЭС17-11486 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1618626 (дата обращения: 10.02.2018).

3 Определение Верховного суда Российской Федерации от 25 января 2018 года по делу № 305-ЭС17-11486 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1618626 (дата обращения: 10.02.2018).

N 1 "О судебной экспертизе по уголовным делам" (утратило дел​, Пленум Верховного Суда СССР отмечает, что судебная.