Течение срока исковой давности приостанавливается: 1) если основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся.

Обзоры практики

ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ в контексте нового постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 № 43

Для применения сроков исковой давности наиболее важен момент, с которого он начинает исчисляться.

По общему, трехлетнему сроку исковой давности, это день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску (ст. 196 Гражданского кодекса РФ, далее – ГК РФ).

Но если прошло десять лет со дня нарушения, момент, когда вы узнали о нарушении, уже не имеет значения – срок пропущен (ст. 196 ГК РФ, п. 8 постановления).

По специальным срокам исковой давности, установленным, например, для применения к ничтожным сделкам, срок исковой давности хотя и составляет те же три года, но исчисляется с момента, когда началось ее исполнение (ст. 181 ГК РФ). Это важно, потому как момент исполнения договора – более стабильная категория, в данном случае нельзя заявить о том, что вы не знали о ничтожности сделки. Кроме того, следует учитывать, что если ничтожной признана часть сделки (ее отдельные условия), исковая давность к этой части сделки тоже будет исчисляться с момента, когда началось исполнение. Как указано в Обзоре судебной практики ВС РФ от 26.06.2015, течение срока давности в данном случае определяется не субъективным фактором (осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки.

Напомним, что если истек срок давности по основному требованию, срок считается истекшим и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, т.п.) (ст. 207 ГК РФ).

В постановлении содержится исключение из этого правила: если по договору займа проценты уплачиваются позднее срока возврата основной суммы, срок исковой давности по уплате таких процентов не зависит от срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы. То есть в этом случае истекший срок исковой давности по основному долгу не препятствует предъявлению требования об уплате процентов.

В данном случае Пленум Верховного суда РФ поддержал позицию, ранее изложенную в совместном постановлении Пленума Верховного суда РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18, тем самым сохранив уже сложившуюся судебную практику.

Срок исковой давности не течет с момента обращения в суд. Но если вы обратитесь в суд с требованием о взыскании основного долга и в вашем иске не будет требования по уплате неустойки или процентов, по ним срок исковой давности продолжит идти (п. 26 постановления). Таким образом, возможность взыскания неустойки или процентов в процессе рассмотрения спора о взыскании основного долга может быть утеряна, даже если требование о выплате основного долга будет удовлетворено.

Если вы пропустили срок исковой давности по уплате процентов и неустойки, следует обратить внимание на другие положения постановления Пленума. В частности, на п. 25, согласно которому срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки. Это правило может помочь возместить не все, но часть неуплаченных процентов или неустойки.

В этой же связи следует обратить внимание на то, что срок исковой давности по требованиям о просроченных повременных платежах (например, арендная плата), по требованиям об оплате товара по частям, тоже исчисляется отдельно по каждому платежу (п. 24 постановления).

Одним из самых противоречивых положений постановления является вывод о том, что с заявлением об истечении срока исковой давности может обращаться не только сторона в споре (ответчик). Суд указал, что заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом, если в случае удовлетворения иска к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков.

По сути, указанное положение предоставляет право третьему лицу решать судьбу иска и распоряжаться правом, которое до сих пор было предоставлено только ответчику. Ранее судебная практика по данному вопросу не предусматривала исключений: заявления третьих лиц об истечении срока исковой давности не имели юридических последствий.

Новое решение Пленума связано с необходимостью защитить права третьего лица, к которому у ответчика по первоначальному иску имеются регрессные требования. Регресс означает, что задолженность, взысканную с первоначального ответчика, этот ответчик будет компенсировать за счет третьего лица (если ответчик и третье лицо, например, содолжники). Ранее на практике случалось, что ответчик не заявлял об истечении срока исковой давности. При этом по обязательству третьего лица перед ответчиком в прежнем деле давность могла оказаться и не истекшей.

Решение суда оправдано также с точки зрения процессуальной экономии. Отметим, что данная цель может оказаться недостижимой, ведь перед тем как принять заявление третьего лица об истечении срока исковой давности, суд должен будет определить, является ли третье лицо потенциальным ответчиком по иску в порядке регресса или по требованиям о возмещении убытков.

Важным уточнением является указание суда на то, что срок исковой давности перестает идти с момента обращения за судебной защитой, в том числе за защитой в третейский суд. Данная позиция высшим судом высказана впервые, хотя судебная практика уже складывалась по этому принципу (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.12.2010 по делу № А75-2012/2010).

Суд указал, что срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита, в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец в исковом заявлении, а также при изменении истцом избранного им способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования (п. 14 постановления).

Увеличение истцом размера исковых требований тоже не влияет на момент, когда срок исковой давности перестает течь. Но чтобы взыскать задолженность за конкретные периоды, в иске изначально должны быть сформулированы отдельные требования по ним, иначе срок исковой давности по незаявленным сразу периодам может быть пропущен (п. 14 постановления).

Теперь приостановление течения срока исковой давности будет применяться на случаи необходимости соблюдения обязательного претензионного порядка (п. 16 постановления). Это решение имеет большое значение, потому как до сих пор срок исковой давности приостанавливался, только если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.).

Верховный суд дал расширительное толкование ст. 202 ГК РФ, что кардинально изменит судебную практику. Формулировки судов в последние годы по вопросу приостановления сроков исковой давности в случае соблюдения обязательного претензионного порядка не отличались разнообразием: «рассмотрение претензии не является изъятием из общего правила о начале течения срока исковой давности», «претензионный порядок входит в срок исковой давности, не продлевает его, не приостанавливает и не прерывает» (постановление ФАС ЗападноСибирского округа от 02.08.2013 по делу № А03-14413/2012, постановление ФАС Московского округа от 22.01.2014 № Ф05-16509/2013 по делу № А40-11773/13-113-116).

Суд указал конкретные (но не исчерпывающие) примеры, когда соблюдение обязательного претензионного порядка станет основанием приостановления срока исковой давности: при исполнении договоров морской перевозки груза, договоров по оказанию услуг связи, договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и, что особенно актуально, – договоров транспортной экспедиции.

Суд дал разъяснения к ст. 203 ГК РФ по поводу перерыва течения срока исковой давности в случае признания долга. Напомним, что после перерыва течение срока исковой давности начинается заново, поэтому установление факта признания долга как основания перерыва имеет определяющее значение для рассмотрения дела.

Поддерживая сложившуюся практику, суд указал, что к действиям, свидетельствующим о признании долга, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора, из которого следует, что должник признает наличие долга, или просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов.

Следует иметь в виду, что признание части долга не означает признания его в целом.

Суд также уточнил: совершение действий, свидетельствующих о признании долга, принимается во внимание, только если эти действия совершены в пределах срока исковой давности. Но если уже после истечения срока должник признает свой долг в письменной форме, исковая давность начинает идти заново.

Кроме того, суд обратил внимание, что если действия, свидетельствующие о признании долга, совершены представителем должника, это тоже является основанием перерыва течения срока исковой давности. Указанные правовые последствия наступят, если представитель был наделен соответствующими полномочиями. В ранее действовавших разъяснениях высших судов такие положения не предусматривались, в этой части судебная практика тоже пойдет по новому пути.

Верховный суд уточнил порядок исчисления сроков исковой давности по требованиям юридического лица. Поддерживая принцип исчисления срока давности с момента, когда о нарушении узнал первоначальный обладатель права, суд распространил его действие и на процедуру ликвидации юридического лица. Согласно п. 3 постановления при взыскании дебиторской задолженности в процессе ликвидации срок исковой давности исчисляется с того момента, когда о нарушенном праве стало известно органам юрлица, а не ликвидационной комиссии (ликвидатору).

Принцип исчисления срока по первоначальному обладателю права распространяется и на иски, предъявляемые публично-правовыми образованиями.

В заключение отметим, что при принятии постановления велись дебаты по поводу сроков исковой давности по делам о защите прав, свобод и законных интересов других лиц. Суд не принял доводы прокуратуры о необходимости включения в постановление положений о том, что сроки исковой давности по делам о защите прав, свобод и законных интересов других лиц должны исчисляться с момента, когда о нарушении узнал прокурор. Суд указал, что по смыслу ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении знало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление (п. 5 постановления). В связи с тем, что Верховный суд не обладает полномочиями законодателя, изменения, предлагаемые прокуратурой, могут быть внесены только путем принятия соответствующих поправок в действующие нормативные акты.

определить последствия истечения срока исковой давности; рассмотреть вопросы перерыва и восстановления срока исковой давности;. — предложить спорного договора основания для взыскания неустойки возникают по.

§ 4. Приостановление, перерыв и восстановление сроков исковой давности

Течение срока исковой давности приостанавливается:

если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные выше обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев — до срока давности.

Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 ГК РФ). В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите.

Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности (ст. 205 ГК РФ). Исполненное по истечении срока исковой давности, кроме того, не может считаться неосновательным обогащением и не подлежит возврату. С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).

Исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов; требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска; требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ); другие требования в случаях, установленных законом.

Для более подробной консультации Вашу ситуацию надо рассматривать по Вашим конкретным документам. Рекомендую обратиться на консультацию к нашим специалистам. Юридическая группа МИП составит для Вас все необходимые документы. Скидка по промокоду «МИП». Если Вы находитесь в другом городе, то Вы можете отправить сканы или фото документов на электронный адрес: [email protected] . По стоимости услуг, Вам ответят в письме или обратитесь по телефону +7 (499) 229-84-53 г. Москва, Старопименовский переулок 18 [email protected]://advokat-malov.ru/kontakty.html

Внимание! Скидки по промокоду больше не актуальны

Сайботалов Вадим Владимирович04.07.2019 13:20

основания приостановки и перерыва исковой давности в российском действие, применение, последствия окончания срока давности.

Срок исковой давности

Обзоры юридической практики >

Обзоры практики

Голято О.Г.,
помощник судьи
Федерального арбитражного суда
Восточно-Сибирского округа

 

ОБЗОР
по результатам обобщения практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением норм о перерыве течения срока исковой давности (статьи 203 Гражданского кодекса РФ).

В гражданском обороте при осуществлении повседневной хозяйственной деятельности субъекты гражданского права вступают в различные правоотношения, в результате чего приобретают определенные гражданские права и обязанности. В случае невыполнения контрагентами принятых на себя обязательств или при иных нарушениях, а также оспаривании субъективных гражданских прав возникает необходимость в их защите. 

Такая защита, по общему правилу, осуществляется специально для этого созданными компетентными органами – судами, и ограничена определенным в законе отрезком времени, сроком исковой давности, по истечении которого управомоченному лицу отказывается в принудительном осуществлении его права при помощи суда, то есть в удовлетворении его притязания. 

Правила исчисления сроков исковой давности закреплены в главе 12 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). 
Начавшись, срок исковой давности течет, как правило, непрерывно. Вместе с тем, во время течения исковой давности могут возникнуть такие обстоятельства, которые препятствуют или, по крайней мере, затрудняют управомоченному лицу возможность предъявить иск в пределах давностного срока. Для таких случаев законодатель предусмотрел специальные правила, смягчающие жесткое воздействие института исковой давности на субъективные гражданские права, поскольку последствием пропуска установленного в законе срока исковой давности является утрата управомоченным лицом права на удовлетворение своего иска. Так, при наличии определенных установленных в законе обстоятельств как субъективного, так и объективного характера, течение срока исковой давности приостанавливается, прерывается или пропущенный срок восстанавливается судом, то есть исчисление сроков исковой давности усложняется. Суть этих правил заключается в том, что, предусмотрев нормы о перерыве, приостановлении, восстановлении срока исковой давности, законодатель допустил защиту нарушенного субъективного гражданского права в течение более длительного периода времени, чем составляет срок исковой давности, который при этом как бы удлиняется. В реальной жизни наиболее часто течение давностного срока осложняется обстоятельствами, являющимися основанием для перерыва срока исковой давности. Правила же о приостановлении течения срока исковой давности применяются крайне редко, что даже послужило поводом для высказываний некоторыми учеными мнения о неактуальности некоторых оснований, влекущих за собой приостановление давностного срока (в частности, введения моратория). 

Восстановление срока исковой давности судом встречается также гораздо реже, чем его перерыв. Кроме того, данный институт арбитражными судами не применяется в силу специфики субъектного состава участников разрешаемых споров, поскольку в соответствии с действующим законодательством (ст. 205 ГК РФ) восстановление срока исковой давности допускается только в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца, что может иметь место только применительно к физическим лицам. А для юридических лиц восстановление срока исковой давности не предусмотрено. На что обращено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) от 28 февраля 1995 г. № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», где указано, что срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска. 

Анализ судебной практики арбитражных судов по делам, в которых применялись нормы об исковой давности, показал, что правила о перерыве применяются в достаточно большом количестве случаев. При этом, как было отмечено некоторыми авторами, ГК РФ не содержит прямых указаний по ряду вопросов, имеющих существенное практическое значение для исчисления срока давности. В этом, думается, кроется одна из причин ошибок, допускаемых при применении норм данного института, в том числе и о перерыве, на практике. О востребованности данного института и сложностях, возникающих при применении его норм в практике судов, свидетельствует также тот факт, что в разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 15/18 от 12, 15 ноября 2001 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление № 15/18), даны подробные толковаия правил перерыва течения срока исковой давности (п. 14-23), которые занимают чуть меньше половины объёма текста всего постановления. 
Но, не смотря на столь обширные разъяснения высшими судами положений о перерыве исковой давности, необходимо отметить, что судами, тем не менее, достаточно часто допускаются ошибки в толковании и, соответственно, в применении данных норм на практике. Кроме того, в указанном постановлении все проблемные вопросы, связанные с применением норм о перерыве исковой давности, данными разъяснениями далеко не сняты, что следует из анализа судебной практики. В связи с этим, полагаем, достаточно полезным и актуальным обобщение практики применения института перерыва течения срока исковой давности. Настоящее исследование основано на результатах обобщения практики рассмотрения дел о применении ст. 203 ГК РФ федеральными арбитражными судами округов за 2006 г. — первый квартал 2007 г., а также ВАС РФ за 2005 г. — первый квартал 2007 г. 

При подготовке данного обзора были поставлены следующие задачи: выяснить, как арбитражными судами на практике толкуются и применяются правила ст. 203 ГК РФ; выявить трудности и противоречия при применении положений о перерыве исковой давности; вскрыть причины допускаемых ошибок при применении исследуемых норм с целью выработки соответствующих рекомендаций по устранению данных негативных явлений. Перейдем непосредственно к анализу практики применения норм о перерыве течения срока исковой давности. 

Правила исчисления, основания и последствия перерыва исковой давности установлены ст. 203 ГК РФ. 
Сущность перерыва срока исковой давности заключается в том, что время, истекшее до обстоятельства, послужившего основанием для перерыва, в рассчёт не принимается, то есть утрачивает юридическое значение. После перерыва течение исковой давности начинается снова на весь срок, предусмотренный в законе для данного требования. Таким образом, в отличие от приостановления течения исковой давности, после имевшего место перерыва давностный срок начинает течь с начала, то есть истекший до перерыва срок исковой давности аннулируется. Соответственно, время истекшее до перерыва, не засчитывается в его продолжительность, и он начинает течь заново на тех же основаниях и в том же порядке, как это имело место до перерыва. 

Перерыв исковой давности (в отличие от его приостановления) всегда обусловлен обстоятельствами субъективного характера. Закон связывает перерыв исковой давности только с волевыми действиями истца или ответчика. 

Перерыв течения срока исковой давности не является новацией в гражданском праве. Такой институт предусматривался ещё дореволюционным законодательством, причём, необходимо отметить, что за прошедшее время его нормы претерпели весьма не существенные изменеия: и основания, и порядок исчисления, и последствия аналогичны правилам, предусматривавшимся ранее. Единственным существенным отличием отмечалась норма ГК 1964 г. (п. 2 ст. 86), которая допускала возможность перерыва срока давности путём признания долга только в отношениях, в которых хотя бы одной стороной являлся гражданин, тем самым исключая возможность перерыва для правоотношений между организациями. Для последних перерыв мог наступить только в случаях предъявления иска. В настоящее время никаких ограничений по субъектному составу в отношении перерыва срока исковой давности закон не предусматривает. Поэтому признание долга прерывает исковую давность и в отношениях между юридическими лицами. 

В Постановлении № 15/18 особо подчёркнуто, что обстоятельства, перечисленные в ст. 203 ГК, являются безусловными основаниями для перерыва течения срока исковой давности. Суд при рассмотрении заявления стороны в споре об истечении исковой давности применяет правила о перерыве давностного срока и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности. Суд по имеющимся в деле материалам обязан правильно исчислить срок исковой давности, учесть все обстоятельства, усложняющие его течение. Необходимо отметить, что нормы о перерыве срока исковой давности (ст. 203 ГК РФ) применяются ко всем правоотношениям, на которые распространяется действие института исковой давности. При наличии определенных обстоятельств, являющихся основанием для перерыва, прерывается как общий срок исковой давности, так и специальные (сокращенные) сроки. 

ГК РФ установлены два основания для перерыва течения срока исковой давности. В соответствии с абз. 1 ст. 203 ГК РФ исковая давность прерывается: 1) предъявлением иска в установленном законом порядке, либо 2) совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании им своего долга. Причем, основания для перерыва течения давностного срока, как и для его приостановления, предусмотрены законом (в отличие от оснований восстановления срока исковой давности), и не могут быть изменены сторонами в договоре или по инициативе суда. Перечень оснований перерыва течения срока исковой давности не подлежит расширительному толкованию, на что прямо указано в Постановлении № 15/18 (п. 14). На практике срок исковой давности гораздо чаще прерывается по второму основанию — совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Перейдём к более детальному рассмотрению данных оснований перерыва течения исковой давности. 

В абз. 1 ст. 203 ГК РФ в качестве первого основания перерыва исковой давности называется предъявление иска в установленном порядке. Порядок же предъявления иска регламентируется процессуальным законодательством – ГПК РФ, АПК РФ. Следовательно, нормы о перерыве срока исковой давности по данному основанию должны применяться в соответствии и с учётом процессуальных правил, закреплённых в ГПК РФ, АПК РФ, посколку имеют тесную с ними взаимосвязь. Законодатель, формулируя рассматриваемое положение ГК РФ о перерыве давностного срока предъявлением иска, тем самым отсылает к нормам, регулирующим предъявление иска в процессуальных отраслях права. 
Из анализа данной нормы права следует вывод, что если иск предъявлен без соблюдения установленного процессуальным законодательством порядка, течение давностного срока не прерывается, а продолжается. Иск, предъявленный не в установленном порядке, не считается предъявленным и никакого влияния на течение давностного срока не оказывает. Срок исковой давности прерывается только таким обращением в суд, абитражный или третейский суд, которое сделано в полном соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства. Это, в частности, означает обязательное соблюдение истцом требований, предъявляемых к форме и содержанию искового заявления, закрепленных в ст. 125 АПК РФ. К исковому заявлению согласно ст. 126 АПК РФ также должны быть приложены все перечисленные в данной статье документы, в частности: уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицами, участвующим в деле, копий искового заявления и документов, которые у них отсутствуют; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины; доверенность или иные документы, подтверждающие полномочия на подписание искового заявления; документы, подтверждающие соблюдение истцом претензионного порядка, если он предусмотрен федеральным законом или договором. Истцом должны быть соблюдены также правила о подведомственности и подсудности спора, иск должен быть предъявлен дееспособным лицом, и т. д. Предъявление иска в установленном законом порядке в первую очередь означает соблюдение правил о подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным, третейским судам, мировым судьям, поскольку разбирательством и разрешением гражданских споров занимается не одна система органов, а все указанные суды, кроме того, некоторые споры вообще не подлежат разрешению в судебном порядке, а рассматриваются в иных органах. Поэтому необходимо разграничивать компетенцию органов, наделённых правом разрешать те или иные споры. Если дело не подведомственно арбитражному суду, то производство по нему подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ. 

Разграничение компетенции проводится не только между органами различных систем (судами общей юрисдикции, арбитражными и другими), но и внутри каждой системы. Например, в системе арбитражных судов разграничение компетенции происходит между судами субъектов РФ, федеральными окружными судами и ВАС РФ. Предъявление иска в установленном порядке, таким образом, означает также соблюдение компетенции внутри системы судебных органов – подсудность. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ в случае подачи иска не по подсудности исковое заявление возвращается истцу, что не препятствует ему вновь обратиться в надлежащий арбитражный суд в общем порядке, при этом срок исковой давности не прерывается. 

Следовательно, предъявление иска с нарушением подведомствености и подсудности не влечёт за собой перерыва срока исковой давности. Таким образом, законодатель связывает перерыв срока исковой давности не с любым предъявлением иска, а лишь с таким, которое сделано в уствновленном законом порядке. Иск, поданный с нарушением любого из уствновленных законом требований, может повлечь следующие правовые последствия: иск оставляется судом без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ), исковое заявление возвращается истцу (ст. 129 АПК РФ), производство по делу прекращается (ст. 150 АПК РФ). В этих случаях течение срока исковой давности не прерывается, поскольку для перерыва необходимо принятие судом иска к рассмотрению, а начавшееся до предъявления иска, поданного с нарушениями установленных законом требований, течение срока исковой давности продолжается в общем порядке. 

Данные выводы можно проиллюстрировать следующим примером из практики: 
Из постановления от 2 июня 2006 г. по делу № А05-10724/2005-32, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО), усматривается, что суд первой инстанции правомерно отказал истцу в иске по причинам пропуска срока исковой давности, не применив при этом ст. 203 ГК РФ. Данное решение было поддержано апелляционной и кассационной инстанциями. Суд округа указал в постановлении следующее. Поскольку истец первоначально обратился в суд с исковым заявлением с нарушением установленных законодательством требований, то суд возвратил его подателю. Повторное обращение в суд с тем же иском последовало уже за пределами срока исковой давности. Первоначальное предъявление истцом иска в суд не может служить основанием для применения ст. 203 ГК РФ, поскольку требования были заявлены с нарушением правил предъявления иска. И далее: если исковое заявление было возвращено истцу, срок исковой давности прерывается лишь с того дня, когда заявление подано в суд с соблюдением установленного порядка. 

Предъявление иска в установленном порядке предполагает также соблюдение предусмотренного для данной категории дел порядка предварительного досудебного разрешения спора (предъявление претензии). Если возможность применения такого порядка не утрачена, суд оставляет иск без рассмотрения (ст.ст. 148-149 АПК РФ). 

Показательно в этом отношении следующее дело: 
Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа (далее — ФАС СКО) рассмотрел 28 сентября 2006 г. дело № Ф08-4080/2006. Суд округа оставил в силе судебные акты нижестоящих судов, поскольку ими были правильно применены нормы права, в иске истцу было отказано по причине пропуска срока исковой давности. Суд кассационной инстанции в постановлении указал следующее. Арбитражный суд определением оставил без рассмотрения иск компании к заводу о взыскании спорного долга в связи с несоблюдением предусмотренного договором претензионного порядка урегулирования спора. Следовательно, при подаче этого иска компанией нарушен установленный процессуальным законом порядок, что не повлекло прерывание течения исковой давности. 

Указанные выше и другие примеры из судебной практики свидетельствуют о том, что суды в целом правильно толкуют норму ст. 203 ГК РФ, связывая перерыв срока исковой давности только с предъявлением иска, который подан с соблюдением установленного порядка. 

Вместе с тем, была выявлена практика, когда суды основывали свои решения на ошибочных выводах, применяя положения ст. 203 ГК РФ о перерыве срока исковой давности. Примером таких явных просчетов, допущенных при применении исследуемых норм, может служить постановление по делу № КГ –А40/12547-06, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Московского округа (далее – ФАС МО) 11 января 2007 г. Ошибка была допущена апелляционным судом, который применил ст. 203 ГК РФ, посчитав, что срок исковой давности прервался. Данная ошибка была исправлена судом кассационной инстанции, который указал следующее: 
Ссылка суда апелляционной инстанции на ст. 203 ГК РФ, в соответствии с которой течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, не может быть признана обоснованной, поскольку предъявление иска за пределами срока исковой давности не прерывает его течения. Как усматривается из материалов дела, предъявление иска о признании недействительным договора от 29.07.2000 и дополнительного соглашения к нему от 16.11.2000 в сентябре 2004 г. не может прервать срок исковой давности по настоящему делу, который истек в 2003 году. 

Действительно, как может быть прерван срок исковой давности, если он уже истек? В связи с этим судам при рассмотрении дел с применением норм института исковой давности следует правильно исчислять давностные сроки, иначе неизбежны правоприменительные ошибки. Примером такой ошибки, связанной с неправильным исчислением срока, является постановление по следующему делу. 

Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа (далее — ФАС ВСО) от 18 мая 2006 г. по делу № А19-35932/05-25-Ф02-2162/06-С2 были отменены судебные акты первой и апелляционной инстанций. При этом было указано, что для решения вопросов, связанных с применением исковой давности, арбитражный суд должен прежде всего установить, с какого дня начал течь срок исковой давности. Только установив это, арбитражный суд может сделать выводы о том, пропущен или не пропущен срок исковой давности, а также был ли он прерван. Арбитражный суд не установил, с какого дня начал течь срок исковой давности по требованиям, предъявленным в рамках настоящего дела. При таких обстоятельствах невозможно определить, когда срок исковой давности должен был истечь, не был ли он прерван признанием долга, и не истек ли данный срок до признания долга. 

Вполне очевидно, что, не определив начало срока, невозможно установить, когда закончилось его течение, и, следовательно, в рамках этого срока или за его пределами имели место обстоятельства, с которыми закон связывает перерыв исковой давности. 

При перерыве срока исковой давности путём предъявления иска датой предъявления иска следует считать дату подачи соответствующих документов в канцелярию суда либо дату почтового штемпеля отделения связи, через которое отправлялось исковое заявление, поскольку, согласно п. 2 ст. 194 ГК РФ письменные заявления, сданные в организацию связи до 24-х часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок. Соответственно, днём перерыва течения срока исковой давности считается день, когда иск был предъявлен в вышеуказанном установленном порядке. При анализе ошибок, допускаемых при толковании правил ст. 203 ГК РФ о перерыве срока исковой давности предъявлением иска, следует в первую очередь отметить самые распространенные из данных ошибок. Норма, устанавливающая, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, связывает такие правовые последствия только с повторным предъявлением тождественного иска, то есть заявленного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию. Если тождественности исков нет, то это не является обстоятельством, влекущим перерыв срока исковой давности. Именно при решении этого вопроса чаще всего допускается ошибки при толковании данной нормы лицами, участвующими в деле. Суды, как правило, верно толкуют данную норму. 

Рассмотрим некоторые из подобных примеров: 
Так, по делу № А43-39908/2005-15-1226, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа (далее — ФАС ВВО) 22 июня 2006 г., общество обратилось в суд с иском о признании незаключенным договора займа. При этом истец полагал, что срок исковой давности по данному требованию был прерван предъявлением иска, поданного ранее по другому делу. Суд, исследовав обстоятельства дела, в иске отказал по причине пропуска срока исковой давности, не применив ст. 203 ГК РФ о перерыве давностного срока, так как пришел к выводу, что предметы и основания судебных споров были различными, а также по той причине, что производство по предыдущему делу было прекращено в связи с отказом истца от иска. А в соответствии с ч. 3 ст. 151 АПК РФ последствием прекращения производства по делу по причине отказа истца от иска является невозможность повторного предъявления такого же иска в последующем. 

По другому делу № А42-2232/2006 ФАС СЗО в постановлении от 12 апреля 2007 г. также правомерно не применил ст. 203 ГК РФ, исходя из того, что иск, предъявленный по настоящему делу, и иск, предъявленный ранее по другому делу, не являются тождественными, так как ранее компания обращалась с требованием о возврате имущества в натуре, а по настоящему делу иск заявлен о взыскании неосновательного обогащения в денежном эквиваленте. Судом было указано, что по смыслу нормы ст. 195 ГК РФ исковая давность это срок для защиты права по конкретному правовому требованию. Соответственно, перерыв течения срока исковой давности может иметь место только в отношении конкретного требования, предъявленного обязанному лицу. 

Аналогичные выводы были сделаны ФАС МО в постановлении от 13 декабря 2006 г. при рассмотрении дела № КГ-А40/11799-06-1,2 и ФАС СЗО в постановлении от 24 июля 2006 г. по делу № А06-638/2006-27 и сводились к тому, что ссылка истца на неприменение судом правила ст. 203 ГК РФ о перерыве течения срока исковой давности является неправомерной, так как обращение истца в суд с тем же предметом по другим основаниям в рамках другого дела не прерывает течения срока исковой давности по настоящему делу. 

В данных случаях суды правильно установили, что иски, предъявленные в рамках рассматриваемых дел, и иски по предыдущим делам не являются тождественными, следовательно, не влекут за собой перерыва течения исковой давности. 

Вместе с тем, при изучении практики по исследуемой тематике были выявлены и ошибки, допущенные судами при применении данных положений. 

Так, ФАС МО постановлением от 25 августа по делу № КГ-А40/7638-05 отменил постановление апелляционного суда об отказе в иске Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом, предъявленному к обществу об истребовании из чужого незаконного владения здания путем обязания передать спорные помещения истцу и признать недействительной государственную регистрацию права собственности общества на указанные помещения по причине пропуска истцом срока исковой давности. При этом суд кассационной инстанции указал следующее. Довод о том, что правила ст. 203 ГК РФ о перерыве срока исковой давности распространяются только на случаи предъявления исков с аналогичным предметом требований, подлежит отклонению, как не основанный на нормах материального права. Так, все иски, заявленные истцом, как по настоящему делу, так и по другим делам (перечислены номера трех дел), имея разный предмет требований, тем не менее, направлены на защиту одного и того же субъективного права – права собственности Российской Федерации на истребуемое по настоящему делу недвижимое имущество. 

При этом из текста постановления не ясно, какие предъявленные ранее иски имелись ввиду. Совершенно очевидно, что данные выводы суда кассационной инстанции, положенные в основание принятого им постановления, являются ошибочными. Данную мотивировку можно объяснить только стремлением защитить интересы Российской Федерации, однако, она основана на неправильном применении ст. 203 ГК РФ. Одним из принципов гражданского права, закрепленных в п. 1 ст. 1 ГК РФ, является принцип равенства субъектов, и, следуя данному принципу, суды должны принимать решения в соответствии с законом, правильно применяя нормы права, не взирая на субъектный состав участников спора. 

Некоторая особенность исчисления сроков исковой давности предусмотрена законодателем при предъявлении иска в уголовном деле. Если в отношении исков (предъявляемых в гражданском, арбитражном процессе), оставленных судом без рассмотрения, течение срока исковой давности не прерывается, а продолжается в общем порядке, то для исков, предъявленных в уголовном деле, предусмотрены особые правила течения сроков исковой давности, закрепленные в ст. 204 ГК РФ. Согласно данной норме, если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. 

При этом само производство по уголовному делу не является обстоятельством, с которым закон связывает перерыв течения срока исковой давности. Что не всегда верно понимается судами. Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (далее — ФАС ЗСО) в постановлении от 14 декабря 2006 г. по делу № Ф04-8231/2006(29221-А03-8) указал на ошибочность вывода арбитражного суда о том, что производство по уголовному делу прерывает течение срока исковой давности, поскольку такое утверждение не основано на правильном применении положений ст. 203 ГК РФ. 

Таким образом, при оставлениии иска без рассмотрения, возвращении искового заявления, при прекращении производства по делу в случае предъявления иска с нарушением требований, предусмотренных процессуальным законодательствам, первоначальное предъявление иска не прерывает течения срока исковой давности. В случаях, когда возвращение искового заявления, оставление его без рассмотрения, прекращение производства по делу не препятствует повторному обращению с иском, вопрос об исковой давности не снимается, поскольку истец не лишается права вторично обратиться в суд с иском после устранения допущенного нарушения. Вторичное предъявление иска в этих случаях должно быть осуществлено в пределах срока давности, исчисляемого со дня возникновения права на иск. 

Необходимо отметить, что если в случае обоснованного возвращения искового заявления судом по причинам, установленным законом (ч. 1 ст.129 АПК РФ), срок исковой давности не прерывается, то при отмене определения о возвращении искового заявления последнее считается поданным в день первоначального обращения в арбитражный суд (ч. 5 ст. 129 АПК РФ). Течение срока исковой давности прерывается, соответственно, в день первоначального обращения истца в арбитражный суд. 

Также в случае своевременного исполнения истцом всех требований, изложенных в определении судьи об оставлении заявления без движения (ст. 128 АПК РФ), данное заявление считается поданным в день его первоначального представления в суд, и именно с этого времени прерывается течение срока исковой давности. 

Предъявление иска создаёт состояние перерыва, которое длится определённый промежуток времени, начиная с момента такого предъявления иска в установленном порядке и продолжается в течение всего периода судебного производства, в отличие от перерыва признанием долга, который является одномоментным. 

В литературе было высказано суждение о том, что предъявление иска не должно квалифицироваться в качестве основания перерыва срока давности, поскольку предъявлением иска вопрос об исковой давности снимается. Данное суждение является ошибочным, поскольку в перерыве нет необходимости в случаях, когда по делу принято решение. При разрешении спора по существу, действительно, нет необходимости в перерыве давности. Но если спор не был разрешён, то перерыв срока исковой давности предоставляет управомоченному лицу возможность защиты своего права. В случаях же, когда возможно вторичное обращение в суд с тем же иском, вопрос об исковой давности полностью не снимается (например, когда часть притязаний остаётся не разрешённой, и поэтому требуется предъявление нового иска). На предъявление этого иска и предоставляется законом новый срок исковой давности. В этом случае предъявление иска с соблюдением всех требований закона (при условии принятия его судом к рассмотрению) является основанием для перерыва срока исковой давности. 

Например, в повторном предъявлении иска может возникнуть необходимость, когда заявленные ранее требования в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) не были разрешены. Так, судебная практика исходит из того, что надлежащее предъявление иска в деле о банкротстве прерывает срок исковой давности. Такие выводы были сделаны Федеральным арбитражным судом Поволжского округа (далее — ФАС ПО) в постановлении от 11 апреля 2006 г. по делу № А49-6672/2005-271/25. 

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в иске было отказано по причине пропуска срока исковой давности. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты нижестоящих судов, указав следующее. Арбитражный суд не принял во внимание то, что истец обращался в арбитражный суд с требованием к ответчику в мае 2003 г. о включении его в реестр требований кредиторов ответчика в связи с тем, что в отношении последнего возбуждалось дело о несостоятельности (банкротстве) с введением процедуры наблюдения. Это требование истца к ответчику в июле 2003 г. возвращено арбитражным судом в связи с прекращением производства по делу о банкротстве. Сославшись на то, что требование заявителя не было судом рассмотрено, арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что течение срока исковой давности не прервалось. 

Однако правила ст. 203 ГК РФ не связывают перерыв течения срока исковой давности с рассмотрением требования по существу. В соответствии с положением п. 1 ст. 203 течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке. Исходя из требований ст. 223 АПК РФ и ст. 63 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве), с даты вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника процедуры наблюдения требование об уплате долга, срок исполнения по которому наступил, может быть предъявлено только в рамках дела о банкротстве. Следуя данным предписаниям, требование истцом было заявлено в рамках дела о банкротстве в мае 2003 г. в установленном законом порядке, а заявление было возвращено не по причине несоблюдения порядка предъявления требования, а в связи с прекращением производства по делу о банкротстве. Таким образом, у арбитражного суда первой инстанции отсутствовали основания считать, что срок исковой давности не прервался как в силу указанных законов, так и в силу положения п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», предусматривающего, что предъявление не подтвержденных судебным актом требований кредиторов, вступающих в дело о банкротстве, — один из способов защиты гражданских прав (п. 1 ст. 11 ГК РФ). Поэтому предъявление должнику требования в деле о банкротстве в установленном законом порядке служит основанием для перерыва течения срока исковой давности. 

Данный вывод является совершенно справедливым и основан на законе. Иначе при запрете кредиторам предъявлять требования вне рамок дела о банкротстве они не смогут защитить свои права, при этом срок исковой давности может истечь. 

Кроме того, практика показала, что в случаях, когда изменяется законодательство, например, был сокращен срок исковой давности по ничтожным сделкам с 10 до 3 лет Федеральным законом № 109-ФЗ от 21.07.2005 г. «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», предъявление иска в рамках прежнего более длительного срока является основанием, прерывающим давностный срок, что имеет большое значение для участников гражданского оборота, поскольку позволяет защитить нарушенные гражданские права. По применению ст. 203 ГК РФ о перерыве срока исковой давности в указанной ситуации имеется достаточно обширная практика как окружных судов, так и ВАС РФ. 

В качестве примера приведем выдержки из судебного акта по одному из дел, рассмотренных ВАС РФ 12 сентября 2006 г., поскольку мотивировка применения исследуемой нормы по данной категории дел аналогична по всем иным рассмотренным делам и сводится к следующему. ВАС РФ в постановлении № 6520/06, отменив судебные акты нижестоящих судов, указал следующее. Суды, отказывая в удовлетворении иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки, исходили из пропуска прокурором срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиками, так как ФЗ от 21.07.2005 г. срок исковой давности по иску о применении последствий недействительности ничтожной сделки сокращен с 10 до 3 лет. При этом суды сделали выводы о возможности применения трехгодичного срока исковой давности и в тех случаях, когда иск предъявлен до вступления в силу названного закона. 

Между тем, судами не учтено следующее. Первоначальная редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ предусматривала возможность предъявления иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение. ФЗ от 21.07.2005 г. в п. 1 ст. 181 ГК РФ внесены изменения, согласно которым срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки установлен в 3 года со дня, когда началось исполнение этой сделки. Данный законодательный акт вступил в силу с момента его опубликования (26.07.2005 г.). 

Однако в рассматриваемом случае прокурор обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки 29.03.2005 г., то есть до принятия и вступления в силу ФЗ от 21.07.2005 г. Следовательно, установленный на тот момент срок исковой давности истцом не пропущен. Таким образом, течение срока исковой давности в силу ст. 203 ГК РФ было прервано предъявлением иска, и у судов не имелось оснований считать его пропущенным. 

В соответствии с п. 2 ст. 2 ФЗ от 21.07.2005 г. установленный ст. 181 ГК РФ трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего ФЗ. Согласно п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. 

П. 2 ст. 2 ФЗ от 21.07.2005 г. не содержит прямого указания на то, что вновь установленный трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки подлежит применению и в тех случаях, когда такой иск предъявлен до вступления названного Закона в силу. 

Такой же подход был применен ВАС РФ еще по 7 делам. 
Воздержимся от комментария позиции ВАС РФ по данной категории дел в рамках настоящего обзора, поскольку мнение автора по поводу внесения изменений в ст. 181 ГК РФ ФЗ от 21.07.2005 г. №-109 ФЗ, сокративших сроки исковой давности по ничтожным сделкам с 10 до 3 лет, в том числе и о применении ст. 203 ГК РФ, было подробно изложено ранее. 

Необходимо отметить, что вопрос о том, с какого времени начинается течение нового срока исковой давности в законе (ст. 203 ГК РФ) не уточнён. Данная статья содержит указания о том, что течение срока исковой давности начинается снова после перерыва. В связи с чем возникает вопрос: с какого конкретно момента возобновляется течение срока исковой давности: со дня предъявления иска или с момента завершения судебного производства? Думается, что сущность перерыва предъявлением иска в том и состоит, что исковая давность считается прерваной в течение всего периода судебного производства. До тех пор, пока производство по делу продолжается, вопрос об исковой давности не возникает, потому что данное требование рассматривается судом, и в случае вынесения решения в перерыве течения срока исковой давности отпадает надобность. В период рассмотрения спора исковая давность течь не может, следовательно, перерыв исковой давности наступает уже в момент предъявления иска, но возобновляется его течение лишь в момент завершения судебного производства, если в этом возникает необходимость. Иначе, что было бы со сроками исковой давности по требованиям по тем делам, которые рассматриваются в судах более длительное время, чем составляет срок исковой давности (например, когда дело проходит несколько инстанций, причем, возможно, и не один раз). А также следует учитывать, что сроки исковой давности по некоторым категориям дел весьма непродолжительны. Например, корпоративным законодательством предусмотрен двухмесячный давностный срок. 

Предъявление иска в установленном законом порядке прерывает срок исковой давности в отношении ответчика, указанного в исковом заявлении. При привлечении до принятия решения другого ответчика (ст. 47 АПК РФ) моментом, прерывающим срок исковой давности в отношении данного лица, будет день подачи истцом заявления, содержащего соответствующее ходатайство, а при отсутствии такого ходатайства – день вынесения определения о привлечении другого ответчика к участию в деле. 
Таким образом, при привлечении соответчиков в процессе рассмотрения дела судом течение срока исковой давности исчисляется по отношению к каждому из них в отдельности на общих основаниях. 

Так, в постановлении ФАС ВСО от 12 февраля 2007 г. по делу № А19-12907/06-13-Ф02-304/07-С2 указано, что арбитражный суд правильно установил, что на момент обращения истца с ходатайством о привлечении Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации к участию в деле в качестве второго ответчика установленный законом срок исковой давности истек по требованиям о взыскании убытков за 1 и 2 кварталы 2003 г. По этому основанию в иске о взыскании убытков за указанный период было отказано. 

При применении ст. 203 ГК РФ следует также учитывать, что предъявление иска в установленном порядке подразумевает также ситуацию, когда иск предъявлен к надлежащему лицу, которое действительно обязано по данному иску. Предъявление же требования к ненадлежащему лицу не прерывает течение срока исковой давности. 

Показателен в этом отношении следующий пример из судебной практики по делу № Ф04-2451/2006(20698-А45-11), рассмотренному ФАС ЗСО 4 апреля 2006 г. По данному делу истец, ссылаясь на перерыв исковой давности, указал, что ранее был предъявлен иск о признании торгов недействительными. Суд кассационной инстанции отклонил данные доводы о перерыве срока исковой давности, мотивируя следующим образом. Поскольку по ранее предъявленному иску производство по делу судом прекращено в связи с предъявлением иска к ненадлежащему лицу, то такое предъявление не является надлежащим, и, соответственно, за ним не последовало перерыва течения срока исковой давности. 

На практике встречаются также аналогичные ситуации предъявления иска к ненадлежащему лицу, но когда происходит замена ненадлежащего ответчика по делу на надлежащего. В случае предъявления иска к ненадлежащему ответчику днём перерыва срока исковой давности будет день вынесения определения о замене ненадлежащей стороны. 

При предъявлении нескольких исковых требований одним истцом к одному ответчику последний может сделать заявление о применении исковой давности как в отношении всех, так и в отношении некоторых требований. По каждому из них срок исковой давности исчисляется отдельно, поскольку в основе требования лежат разные правоотношения, а также нарушения субъективных прав могут не совпадать во времени. 

При изменении истцом предмета иска срок исковой давности прерывется в момент предъявления первоначального иска, а при изменении основания иска – в момент такого изменения. Объясняется этот тем, что предметом иска является требование истца, не влияющее на само спорное материальное правоотношение, тогда как основание иска – именно спорное правоотношение. Изменение же основания означает замену одного правоотношения другим. Следовательно, защищается уже другое нарушенное материальное право. Поэтому и течение срока давности должно прерываться только предъявлением иска именно в защиту этого другого права, то есть с момента изменеия основания иска. Течение же срока исковой давности прервается предъявлением иска именно в защиту определённого права. Увеличение или уменьшение истцом размера исковых требований до принятия судом решения, в частности, увеличение или уменьшение суммы иска, не изменяет момента перерыва течения срока исковой давности, наступившего в связи с предъявлением иска в установленном порядке. 

Необходимо отметить также, что для перерыва течения срока исковой давности требуется предъявление иска в суд, а непосредственное обращение к должнику (помимо суда) с напоминамнием или требованием исполнить лежащую на нём обязанность не прерывает течения давности. Другим основанием, влекущим за собой перерыв исковой давности, является согласно абз. 1 ст. 203 ГК РФ совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. По ГК РСФСР 1964 г. это обстоятельство прерывало давность только в отношениях, когда хотя бы одной стороной являлся гражданин. Сейчас для перерыва давности достаточно поведение любого должника, из которого можно заключить, что должник знает о своей обязанности. Необходимо отметить, что смысл данной нормы шире её буквального содержания: прерывает течение исковой давности признание не только долга, но также любой обязанности, в том числе признание незаконным владельцем обязанности вернуть имущество собственнику. 

Таким образом, признание долга как обстоятельство, прерывающее исковую давность, может выражаться в любых действиях должника, подтверждающих наличие долга или иной обязанности. Признание можно усмотреть в действиях должника, свидетельствующих о том, что обязательство будет надлежащим образом исполнено, например, он устанавливает поручительство в обеспечение обязательства или даёт для этой же цели залог. 

ГК РФ не предусматривает перечня действий должника, которые могут квалифицироваться в качестве означающих признание долга, и это вполне понятно, поскольку такие действия могут быть весьма разнообразными, и их перечень невозможно, да и не целесообразно, закреплять в законодательном порядке. Примерный перечень обстоятельств, которые квалифицируются как признание своего долга, закреплен в п. 20 Постановления № 15/18. К таким действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конеретных обстоятельств, в частности, могут относиться: уплата процентов по основному долгу, частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признаёт наличие долга, равно как и просьба о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа, отсрочке его исполнения), признание претензии, акцепт инкассоваго поручения. 

В литературе и на практике исходят из того, что действия, о которых идёт речь, могут носить различный характер: это могут быть как конклюдентные действия должника, так и выраженные в форме письменного подтверждения со стороны должника (например, письменное сообщение, из которого видно, что должник знает о своём долге, заявление о зачёте встречного требования, различные заявления о намерении выполнить свою обязанность). 

Причем действия, свидетельствующие о признании долга, должник может совершить как по отношению к кредитору, так и по отношению к третьим лицам, не являющимся субъектами данного правоотношения (например, поручение банку произвести оплату задолженности), главное, чтобы кредитору было об этом известно, в противном случае признание посторонними лицам не является основанием перерыва давностного срока. 

Показателен в этом отношении пример из практики: 
Так, в качестве признания долга по делу № Ф08-5912/2006, рассмотренному ФАС СКО 21 ноября 2006 г., было квалифицировано письмо ответчика третьему лицу о перечислении истцу денежной суммы в счет погашения задолженности по спорному договору, при этом судебные акты нижестоящих судов были отменены по причине неправильного применения положений ст. 203 ГК РФ о перерыве срока исковой давности. Так, решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано в связи с истечением срока исковой давности, о применении которой заявил ответчик. Доводы истца о перерыве течения срока исковой давности письмом ответчика в адрес третьего лица отклонены судом, поскольку, по его мнению, этот документ не содержит информации о признании взыскиваемой суммы долга, а также адресован не истцу. Кроме того, в деле отсутствуют надлежащие доказательства перечисления третьим лицом истцу указанной суммы. Суд кассационной инстанции правомерно не согласился с данными выводами, указав следующее. В письме ответчик просил третье лицо перечислить ошибочно уплаченную последнему денежную сумму на расчетный счет истца в счет погашения спорной задолженности по договору. Суд кассационной инстанции исходил при этом из того, что письмо ответчика с поручением третьему лицу перечислить денежные средства истцу в счет погашения спорного долга свидетельствует о том, что ответчик в пределах срока исковой давности предпринимал действия по погашению спорной задолженности, и указанные действия подтверждают признание долга ответчиком в смысле ст. 203 ГК РФ. 

Необходимо отметить, что в тех случаях, когда обязательство предусматравало исполнение по частям или в виде периодических платежей, и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам). 

И наоборот, если обязательство не предусматривало исполнение его по частям, и должник уплатил долг в счет выполнения данного обязательства не полностью, а лишь частично, то это должно расцениваться в качестве подтверждения признания всего долга. 

Так, в постановлении по делу № Ф08-5912/2006, рассмотренному ФАС СКО 21 ноября 2006 г., было указано следующее. Спорный договор не предусматривал исполнение обязанности по оплате частями. Следовательно, платежное поручение о перечислении денежной суммы, составляющей часть долга, в счет его уплаты и письмо с указанием перечислить эту денежную сумму (то есть действия по частичной уплате долга) прервали течение срока исковой давности по всей сумме долга. 

При этом, как верно отмечено Новицким И.Б., признание обязанным лицом требования, по которому течёт исковая давность, и вызываемый этим признанием перерыв исковой давности не предполагают совершения какого-то специального договора между сторонами. Достаточно совершения должником любого действия, из которого можно заключить, что он знает о своём долге и не отрицает его. Во всех таких случаях течение исковой давности возобновляется каждый раз на новый полный срок с момента совершения должником указанных действий. Даже если должник уплатит часть долга (при этом размер её роли не играет), то с момента уплаты исковая давность начинает течь заново. 

Вместе с тем, необходимо учитывать, что признание обязанным лицом основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может рассцениваться как перерыв течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованию о возмещении убытков (п. 23 Постановления № 15/18). В качестве признания долга может рассматриваться и факт подписания договора, в соответствии с которым стороны намеревались изменить свои обязательства, несмотря на то, что договор впоследствии был оценен как не заключённый. 

Заключение недействительного договора также является действием, подтверждающим признание долга и, следовательно, прерывающим течение срока исковой давности. 

В качестве примера такого подхода можно привести постановление по делу № Ф04-1774/2006(21355-А81-30), рассмотренному ФАС ЗСО 27 апреля 2006 г. Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов о том, что, перечислив в акте проведения взаимозачета счета-фактуры, в которых была определена сумма, подлежащая оплате за полученный товар, указав общую сумму задолженности и подтвердив подписями изложенные в акте сведения, ответчик совершил действия, свидетельствующие о признании им долга. При этом судом правильно указано, что признание сделки по проведению зачета недействительной не влечет признание действий по признанию долга несовершенными. На практике суды приходят к выводу, что имел место перерыв течения срока исковой давности, квалифицируя самые разнообразные действия, совершенные обязанным лицом, как свидетельствующие о признании долга. Так, например, по делу № Ф04-7951/2006(28848-А6-4), рассмотренному ФАС ЗСО 5 декабря 2006 г., суд обоснованно пришел к выводу о том, что акт приема-передачи векселей, в котором указано, что векселя переданы в счет расчетов по спорному договору, независимо от того, состоялась ли фактическая передача векселей или нет, свидетельствует о перерыве срока исковой давности. Кроме того, сами действия по составлению акта приема-передачи векселей, подписанного обеими сторонами, свидетельствуют о признании ответчиком своей задолженности. 

По другому делу № Ф08-537/2007, рассмотренному ФАС СКО 21 февраля 2007 г., суд признал обстоятельством, свидетельствующим о признании долга ответчиком и, следовательно, прерывающим срок исковой давности, заключение сторонами мирового соглашения относительно предмета спора. 

При рассмотрении дел суды исходят из принятого в юридической литературе и практике понимания того, какие действия должника могут квалифицироваться в качестве признания долга. Имел ли реально место факт признания долга, устанавливается судом в каждом случае путём исследования конкретных обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Далеко не все действия могут быть квалифицированы как действия, свидетельствующие о признании долга именно по спорному правоотношению. Например, ФАС СКО в постановлении от 1 марта 2007 г. по делу № Ф08-769/2007 обоснованно не признал в качестве обстоятельства, прерывающего срок исковой давности, письмо, в котором ответчик просил истца зачесть суммы причитающихся ему из бюджета Краснодарского края субсидий в счет погашения долга перед ним. При этом суд исходил из того, что в данном письме не указаны конкретные договоры, по которым ответчик признает задолженность, а также ее размер. При наличии между сторонами в спорный период неисполненных обязательств по различным договорам отсутствовали достаточные правовые основания расценивать письмо в качестве надлежащего доказательства признания долга именно по спорному правоотношению. 

При рассмотрении спора по делу № А69-1586/05-5-9-Ф02-4245/06-С2 ФАС ВСО в постановлении от 24 августа 2006 г. установил, что ответчик действий по признанию долга не совершал. При этом суд исходил из следующего. По смыслу ст. 203 ГК РФ исковая давность прерывается совершением таких действий обязанным лицом, которые бы свидетельствовали о признании им долга, возникшего именно из спорного договора, перед конкретным кредитором, в определенной сумме. Ссылка истца на письмо ответчика не принята арбитражным судом в качестве надлежащего доказательства признания долга в связи с тем, что сумма задолженности в письме не установлена. 

Наиболее часто в качестве доказательства признания долга по делам фигурируют составленные сторонами акты сверок взаиморасчетов. Как правило, на практике суды относят акты сверок к обстоятельствам, свидетельствующим о признании долга и, следовательно, прерывющим срок исковой давности, если в них отражены сведения о задолженности по спорным требованиям, и они подписаны уполномоченными лицами. Например, ФАС УО в своём постановлении по делу № Ф09-2088/07-С5 от 26 марта 2007 г. указал на то, что течение срока исковой давности было прервано вследствие подписания сторонами акта сверки взаиморасчетов по задолженности по спорному правоотношению за спорный период, что по сути означает признание ответчиком суммы задолженности по платежным документам, выставленным на оплату поставленного истцом товара, что было учтено судами при рассмотрении дела. Исковые требования были удовлетворены. При этом суд применил ст. 203 ГК РФ о перерыве течения срока исковой давности. 

Другое дело, если из акта сверки не усматривается признание долга по конкретному спорному требованию, тогда такой акт, действительно, не прерывает течение исковой давности. Из такого понимания исходил ФАС ВСО в своём постановлении от 4 мая 2006 г. по делу № А19-29186/04-29-Ф02-1897/06-С2, указав, что акт сверки взаиморасчетов не может быть принят в качестве основания перерыва срока исковой давности по спорным требованиям, так как в нём не содержатся сведения об обязательствах, из которых возникла задолженность. Аналогично, ФАС ЗСО в постановлении от 17 мая 2006 г. по делу Ф04-2700/2006(22451-А45-38) пришел к выводу, что суммы, указанные в актах сверки взаиморасчетов без указания на основания их возникновения, не могут являться доказательством признания конкретного денежного обязательства. 

Следует учесть, что поскольку в ст. 203 ГК сказано, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, исковая давность не может прерываться посредством бездействия указанного лица. Перерыв срока исковой давности посредством совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, требует выяснения точной даты их совершения, на что указано в Постановлении № 15/18 (п. 19). Суду необходимо в каждом случае устанавливать, когда конкретно были совершены должником указанные действия, имея при этом ввиду, что перерыв течения срока давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Из смысла ст. 203 ГК РФ следует, что признание долга, совершённое после истечения срока давности, не влечёт за собой последствий в виде перерыва течения срока исковой давности, при этом течение срока давности не начинается заново. Уплату части долга после истечения срока исковой давности следует квалифицировать как частичное исполнение обязанности должником по истечении срока исковой давности, ни о каком перерыве в данном случае речи идти не может. Признание долга, также как и предъявление иска, может быть расценено в качестве обстоятельства, прерывющего течение срока давности, лишь в том случае, если оно произошло до истечения срока давности. 

На практике встречаются ошибки, когда совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, после истечения срока исковой давности квалифицируется как основание для перерыва его течения. 

Показательно в этом отношении постановление Президиума ВАС № 10157/05 от 6 декабря 2005 г. Так, в постановлении указано, что при исследовании обстоятельств, связанных с совершением ответчиком действий, свидетельствующих о признании долга, суды не учли, что течение срока исковой давности может быть прервано только в том случае, если к моменту такого признания этот срок не истек. В силу п. 19 Постановления № 15/18 перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Между тем, к 30.05.2002 г. – моменту признания долга ответчиком – срок исковой давности по требованию за период с 1 января по 30 мая 1999 г. истек, поэтому не может считаться прерванным. Таким образом, выводы о перерыве течения срока исковой давности в связи с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, сделаны судами на основании неправильного толкования и применения ст. 203 ГК РФ, в связи с чем судебные акты нижестоящих судов были отменены. 

Из такой же позиции исходил и ФАС ВСО, указав в постановлении от 13 апреля 2006 г. по делу № А33-14674/05-Ф02-1111/06-С2, что при исследовании обстоятельств, свидетельствующих о признании долга, суду необходимо в каждом случае устанавливать, когда конкретно должником были совершены указанные действия, имея при этом ввиду, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давнсти, а не после его истечения. Поскольку срок исковой давности истек 20 марта 2003 г., то признание долга путем подписания акта выверки на 01.06.2003 г. осуществлено ответчиком за пределами срока исковой давности. Довод заявителя кассационной жалобы о перерыве срока исковой давности подписанием акта выверки был правомерно отклонен, а судебные акты, принятые по делу нижестоящими судами, оставлены в силе. Необходимо также отметить, что неоднократное признание долга, сделанное в пределах срока давности, каждый раз влечёт за собой перерыв его течения, то есть исчисление срока начинается заново. При перерыве, как и при приостановлении, по существу срок давности удлиняется: управомоченному лицу предоставляется дополнительное время для осуществления своих притязаний к должнику. Но, если при приостановлении фактическое удлинение срока имеет место в силу независящих от сторон объективных обстоятельств, которые признаны уважительными причинами законом, то при перерыве признанием долга удлинение сроков давности зависит, по сути дела, от определённых действий обязанного лица. 

Так, по делу № Ф03-А51/05-1/2046, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа (далее — ФАС ДО) 13 июня 2006 г., было установлено, что имевший место перерыв течения срока исковой давности двухсторонними актами сверки расчетов сторон от 01.12.1996, 01.12.1997, 01.07.1999 и последним – от 01.03.2000 продлили этот срок до 1.07.2002, затем до 01.03.2003. Однако были отклонены доводы истца о том, что течение этого срока вновь было прервано признанием ответчиком долга актами сверок от 01.09.2002, 01.11.2001 и 01.08.2002, 08.10.2002, поскольку суд установил, что акты от 01.09.2002, 01.11.2001 не подписаны ответчиком, а в актах от 01.08.2002, 08.10.2002, подписанных ответчиком, последний оспаривает получение товара согласно данным бухгалтерского учета, а, следовательно, не признает наличие долга за ним. Поскольку явно выраженного признания долга из этих актов не следует, суд правомерно в соответствии со ст. 203 ГК РФ не признал течение срока исковой давности прерванными указанными актами сверок, отказав истцу в иске за пропуском срока исковой давности. Кассационная инстанция согласилась с данными выводами судов нижестоящих инстанций. Действительно, срок исковой давности прерывается не самим фактом составления акта сверки, а в данном акте в соответствии со ст. 203 ГК РФ должно быть выражено явное признание ответчиком долга именно по спорному обязательству. Тем более, недопустимо признание акта сверки обстоятельством, прерывающим срок исковой давности, если из акта сверки видно, что ответчик выразил несогласие с наличием долга. 

ГК РФ не предусматривает какого-либо общего ограничения длительности срока исковой давности, когда перерыв происходит неоднократно. Течение давностного срока каждый раз начинается заново на новый срок. В этой связи, возможно для исключения затягивания неопределённости в правоотношениях при многократном перерыве срока исковой давности законодателю ориентироваться на Конвенцию ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. (ст. 23), которая устанавливает для таких случаев общий предел давностного срока, равный 10 годам. Целесообразно было бы закрепить такое правило и в ГК РФ. Данная проблема уже была отмечена в литературе. Так, в частности, К.И. Ильиных в своей диссертации, анализируя признание долга как обстоятельство, прерывающее течение срока давности, отмечала, что правило о переыве давности по этому основанию находится по существу в противоречии с назначением института исковой давсности, основная цель которого – положить конец усраревшим притязаниям, обеспечить определённость правоотношений, создать судам возможность разрешения споров о праве. 

Вместе с тем, необходимо признать, что правило о перерыве срока давности имеет определённое положительное значение, так как побуждает кредитора к урегулированию возникшего спора непосредственно с ответчиком, не прибегая к принудительной защите, поскольку признание своей обязанности, частичная уплата долга дают основание надеяться на добровольное исполнение, а удлинение в связи с этим срока давности гарантирует управомоченному лицу определённое время для принудительной защиты своего права в том случае, если добровольного исполнения не последует. Ещё исходя из этих соображений, следует оставить признание долга в числе обстоятельств, прерывающих течение давностного срока. При признании долга должником-организацией особого внимания заслуживает вопрос о том, действия какого круга лиц будут свидетельствовать о признании долга. К таким лицам относятся граждане (гражданин), составляющие орган юридического лица (коллегиальный или единоличный), а также полномочные представители юридического лица. На практике квалификация действия юридического лица, свидетельствующего о признании долга, представляет определенную сложность. При решении этого вопроса следует учитывать разъяснения, изложенные в п. 21 Постановления № 15/18, и исходить из того, что совершение работником должника действий по исполнению обязательства, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности при условии, если эти действия входили в круг его служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочия работника на совершение таких действий явствовали из обстановки, в которой он действовал (абз. 2 п. 2 ст. 182 ГК РФ). 

Учитывая изложенное, необходимо отметить, что действия по признанию долга далеко не всякого лица (представителя организации должника) влекут за собой такие правовые последствия как перерыв течения срока исковой давности. Так, судебная практика признает лицами, полномочными совершать действия по признанию долга путем подписания актов сверок, руководителей организации должника. 

Например, по делу № А36-918/2005, рассмотренному 17 января 2006 г. Федеральным арбитражным судом Центрального округа (далее — ФАС ЦО), судом был признан в качестве обстоятельства, прерывающего срок исковой давности, акт сверки, в частности, указано следующее: 01.07.2005 руководители сторон подписали акт сверки расчетов, из акта следует, что долг ответчика перед истцом составляет 329 663,96 руб., тем самым ответчик признал свой долг. 

По ряду дел суды не признали акты сверок в качестве обстоятельств, свидетельствующих о перерыве течения срока исковой давности, совершенных путем признания долга, поскольку акты сверок, на которые ссылались истцы, подписаны неуполномоченными лицами. К таким лицам, не имеющим полномочий на признание долга путем подписания актов сверок, суды отнесли: главного бухгалтера, бухгалтера, начальника юридического отдела, заместителя начальника Управления. 

Так, по делу № А10-8627/05-Ф02-1960/06-С2, рассмотренному ФАС ВСО 3 мая 2006 г., суд кассационной инстанции оставил в силе судебные акты нижестоящих судов, отклонив доводы истца (заявителя кассационной жалобы) о том, что срок исковой давности был прерван подписанием актов сверок, и указав, что акты сверок от 25.10.2000 и от 25.09.2002 суды обоснованно не признали как действия по признанию долга, поскольку акты подписаны неуполномоченным лицом –главным бухгалтером. 

Аналогичный вывод был сделан ФАС ЦО в постановлении от 14 марта 2006 г. по делу № А14-1485/2005/64/2, где, в частности, указано, что по уставу МУЗ «Городская поликлиника № 7 (ответчик по делу) органом управления учреждения является его руководитель (главный врач), который имеет право без доверенности выступать от имени учреждения по всем вопросам его деятельности. Поскольку акт сверки взаимозачетов подписан главным бухгалтером должника, то действия последнего по его подписанию не свидетельствуют о признании долга надлежащим лицом. 

В постановлении от 7 декабря 2006 г. по делу № Ф08-5830/2006 ФАС СКО оставил в силе решение суда первой инстанции, согласившись с тем, что суд обоснованно указал, что письмо железной дороги не прерывает течение срока исковой давности, поскольку ответы железной дороги на претензии общества подписаны начальником юридического отдела – неуполномоченным лицом и не могут признаваться действиями, свидетельствующими о признании долга в смысле ст. 203 ГК РФ. Если уж не расцениваются в качестве действий по признанию долга в смысле ст. 203 ГК РФ акты сверок, подписанные неуполномоченным лицом организации должника, то тем более не являются обстоятельством, прерывающим срок исковой давности, акты сверок, подписанные в одностороннем порядке либо не ответчиком по делу. 

Так, в постановлении от 7 марта 2006 г. по делу № Ф03-А73/06-1/373 ФАС ДО не признал в качестве доказательства, подтверждающего факт перерыва течения срока исковой давности по спорному правоотношению, акты сверок задолженности, представленные истцом, в связи с тем, что данные акты сверок не подтверждают факт признания со стороны ответчиков долга и не могут служить основанием перерыва срока исковой давности, поскольку составлены в одностороннем порядке. 

Совершенно очевидно, что в соответствии со ст. 203 ГК РФ перерыв течения срока исковой давности имеет место в случае признания должником долга, а если должник акты сверок не подписывал, то каким образом он в них мог выразить свое признание долга. 

Не признал обстоятельством, прерывающим срок исковой давности, акт сверки и ВАС РФ в постановлении № 10584 от 25 января 2005 г., указав следующее. Ссылка заявителя на перерыв течения срока исковой давности, произошедший в связи с признанием войсковой частью, являющейся структурным подразделением Министерства обороны России, долга по договору путем подписания акта сверки задолженности, не может служить доказательством перерыва срока исковой давности. Минобороны как обязанное лицо не совершало никаких действий, свидетельствующих о признании долга. 

К аналогичным выводам, изложенным в постановлении от 5 марта 2007 г., пришел ФАС ВСО при рассмотрении дела № А19-2796/06-47-14-Ф02-745/07, указав следующее. Обстоятельством, прерывающим течение срока исковой давности, суд признал подписание актов сверок Департаментом социальной защиты населения г. Иркутска. Вместе с тем, в соответствии с абз. 1 ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Составление данных актов сверок не свидетельствует о совершении должником – Российской Федерацией действий по признанию долга, поскольку указанные акты подписаны истцом ЖСК № 75 и Департаментом социальной защиты населения г. Иркутска, а не ответчиком. Следовательно, ответчик – Российская Федерация долг не признавала, вывод суда о перерыве течения срока исковой давности подписанием актов сверок является ошибочным. 

В завершение обзора можно подвести некоторые итоги. Как свидетельствует практика арбитражных судов, нормы о перерыве течения срока исковой давности применяются по значительному количеству дел. 

ГК РФ не содержит прямых указаний по ряду вопросов, имеющих существенное практическое значение для исчисления срока давности. В этом, думается, кроется одна из причин ошибок, допускаемых при применении норм данного института, в том числе и о перерыве, на практике. 

Нормы о перерыве течения срока исковой давности предъявлением иска должны применяться также в соответствии и с учетом процессуальных правил, закрепленных в АПК РФ, ГПК РФ, так как имеют тесную с ними взаимосвязь, что усложняет их практическое применение. Кроме того, при применении положений ст. 203 ГК РФ имеются определенные сложности в квалификации фактических обстоятельств, свидетельтсвующих о признании долга, в качестве влекущих за собой такие правовые последствия как перерыв течения срока исковой давности, ввиду их разнообразия. 

Вместе с тем, в целом, в большинстве случаев, суды правильно толкуют и применяют нормы о перерыве течения срока исковой давности. Судам при рассмотрении дел с применением положений ст. 203 ГК РФ следует правильно исчислять давностные сроки, иначе неизбежны правоприменительные ошибки, поскольку обстоятельства, являющиеся основанием для перерыва течения срока исковой давности, должны иметь место в пределах давностного срока, а не после его истечения. Имел ли реально место факт признания долга, устанавливается судом в каждом случае путём исследования конкретных обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. 

Исковая давность не может прерваться бездействием должника. В качестве обстоятельств, свидетельствующих о признании долга, квалифицируются самые различные факты. Главное, чтобы из них однозначно следовало, что ответчик признает свой долг именно по конкретному спорному требованию. При перерыве течения срока исковой давности путем признания долга такие действия должны быть совершены уполномоченным лицом.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Срок исковой давности. Что это?

В статье рассматриваются вопросы основания приостановления, перерыва течения исковой давности, а также последствия их применения. В статье.