К примеру, если говорить о необоснованном возбуждении уголовных Не подавайте иск, если моральный вред был вам причинен до.

Статья 237 ТК РФ. Возмещение морального вреда, причиненного работнику

 

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем данные вашего местоположения.
Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.

Расизм и ксенофобияНовостиПротиводействие расизму и радикальному национализму2019

Компенсация морального вреда за необоснованное уголовное преследование по ст. 282 УК

Версия для печати

27.06.2019 — 16:17 / Республика Хакасия

В Абакане суд обязал Минфин выплатить Артему Юрченко 50 тысяч рублей компенсации морального вреда за необоснованное уголовное преследование по ст. 282 УК. В октябре 2017 года дело против Юрченко было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

26 июня 2019 года Абаканский городской суд обязал Минфин в лице управления Федерального казначейства по Республике Хакасия выплатить Артему Юрченко 50 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда за необоснованное уголовное преследование по ст. 282 УК (возбуждение ненависти).

14 марта 2016 года и 2 мая 2017 года по материалам центра по противодействию экстремизму МВД и отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ по Хакасии против Юрченко были возбуждены два уголовных дела по ст. 282 УК (возбуждение ненависти). Позже дела объединили в одно. Росфинмониторинг внес А. Юрченко в перечень террористов и экстремистов.

Одно дело было возбуждено за републикацию в январе 2016 года в социальной сети «ВКонтакте» видеоролика на песню Харчикова «Обращение к евреям. Бей жидов спасай еврея». Видеоролик был признан экстремистским Кромским районным судом Орловской области 18 ноября 2013 года и добавлен в Федеральный список экстремистских материалов под п. 2218.
А. Юрченко утверждает, что оперуполномоченный центра «Э» МВД записал и предоставил в СК не тот видеоролик, который был опубликован на его странице. По словам Юрченко, у него «ВКонтакте» было опубликовано другое видео с выступлением украинского общественного деятеля Эдуарда Ходоса о нечестных выборах на Украине в 2014 году, длившееся 4 минуты 31 секунды. Упомянутый видеоролик до сих пор находится в свободном доступе в социальной сети «ВКонтакте» и по сути не является видеороликом на песню А.Харчикова «Бей жидов», который был признан экстремистским 18 ноября 2013 года. В ролике есть вступительные слова Э. Ходоса (и в подписи к ролику действительно написано «голосуй ,не голосуй все равно получишь Рабиновича ( Э.Ходос ) — выборы в Украине 2014г.), он также отличается содержанием видеоряда, длительностью и содержит другую песню А. Харчикова – «Спасай евреев».

Помимо этого в деле фигурировали несколько картинок со страницы Юрченко из социальной сети «ВКонтакте», включая картинку с изображением «ангела, держащего за хвост птицу с надписью «современные православные люди»», картинку с надписью «Деньги это зло, несите их в церковь», фотографию патриарха Кирилла с надписью «Свечи зажигаются — карманы набиваются», карикатуру «Евреи правят миром», «Церковь придумало грехи, чтобы их отпускать, государство создало деньги, чтобы их отбирать», фотографию с надписью «Евреи развязали Первую мировую войну, чтобы уничтожить монархии, Вторую мировую войну, чтобы создать государство Израиль, а третью, чтобы привести к власти антихриста», «Ислам и христианство рассматриваются как дочерние предприятия иудаизма» и т.д. По сообщению А.Юрченко, что это были не картинки, а видеоролики, которые следствие не скачивало и не изучало. (Вероятно речь идет о том, что в деле фигурировали обложки видеороликов.)

Во время следствия по делу провели четыре лингвистические экспертизы. Согласно заключению комиссии экспертов от 27 июня 2017 года, в картинках не было психологических и лингвистических признаков возбуждения ненависти и преступного умысла.

По словам адвоката Владимира Васина, выяснилось также, что некоторые материалы по делу имели признаки фальсификации. Так, не скрылось от взора прокурора, отказавшегося утверждать обвинительное заключение, что видео на странице Юрченко «ВКонтакте» длилось 4 минуты 31 секунды, а в материалах дела фигурировало видео длительностью 3 минуты 55 секунд.

В октябре 2017 года дело было окончательно прекращено за отсутствием состава преступления. В своем решении следователь ссылается на Постановление пленума Верховного суда от 3 ноября 2016 года о необходимости «исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, контекст, форму и содержание, наличие комментариев или иного выражения отношения» к размещенной информации. Юрченко же, согласно протоколу допроса, разместил материалы «без умысла на возбуждение ненависти», «просто так», «видеоролик не распространял, а сделал репост», ни в какой экстремистской группировке не состоял.

В 2018 году Росфинмониторинг исключил Артема Юрченко из списка экстремистов и террористов.

В апреле 2019 года он обратился в суд с иском о возмещении морального вреда. «Суммой компенсации я не удовлетворен, будем подавать апелляцию«,— сообщил молодой человек в СМИ. 2 июля планируется рассмотрение второго иска — о материальной компенсации в размере 150 тыс. руб. — за юридические расходы на адвокатов.

Ранее в 2015 году Юрченко был осужден по ст. 282 УК за публикацию ксенофобных материалов в соцсети «ВКонтакте».

Tweet

  loading …

Суд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не ВС счел снижение размера компенсации необоснованным.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Компенсация морального вреда судом в гражданском праве.

Необоснованный иск последствия для истца

Журнал «Коммерсантъ Деньги» №43 от , стр. 11

       Моральный вред. Посмотрите вокруг. Его так много, что грех было бы не сделать из него статью дохода. Если вы все-таки решились расправиться с обидчиком, возникает вопрос: во сколько же оценить собственные физические и нравственные страдания? Ведь закон не называет конкретных цифр.

       Приползет и скажет маме:
       «Заберите все бесплатно,

       В конце лета сотрудник одного из банков Сергей Соколов решил сделать в своей квартире евроремонт. Они с женой долго ездили по магазинам и тщательно выбирали каждую мелочь, которая будет украшать их отремонтированную квартиру. Одной из таких мелочей стали итальянские батареи.
       Ремонт закончился. Супруги вернулись из Италии, где они пережидали «осадное положение». «Ну, теперь заживем», — думал Сергей.
       Тем временем наступила осень. А с ней и отопительный сезон. Буквально на второй «отопительный» день фирменные итальянские батареи лопнули. Как назло, хозяева квартиры были на работе. И тут началось. Мало того, что под действием кипятка только что отремонтированная квартира стала похожа на лачугу. Залило еще и соседей.
       Схватившись за голову, Сергей метался по квартире и лихорадочно думал:» Сколько нервов и средств угрохано. А сколько их еще потребуется?»
       И г-н Соколов подал иск в суд. Разумеется, не к итальянцам, производящим не подходящие к нашим условиям батареи. А к магазину, который их продавал.
       В иске магазину было предъявлено: 50 миллионов рублей (компенсация за продажу некачественных батарей и их установку), 5 миллионов (стоимость соседского потолка) и 15 миллионов (за моральный вред).
       Однако суд посчитал, что итальянские батареи не попортили нервы Сергею и его жене. По крайней мере, на 15 миллионов. Моральный вред, причиненный супругам, был оценен в 5 миллионов. В итоге же магазин сантехники выплатил Соколовым 60 миллионов рублей. То есть на 10 миллионов меньше запрошенного.

       Скорой помощи машина —
       В ней полным полно врачей
       Пусть они тебя задавят.

       Чтобы требовать компенсацию морального вреда, вы должны прежде всего знать, имеете ли вы на это право.
       Право на возмещение морального вреда по статье 151 Гражданского кодекса России распространяется только на те случаи, когда моральный вред причинен гражданину действиями, посягающими на его нематериальные блага. А именно, на жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную или семейную тайну, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, а также на авторские и иные неимущественные права.
       Неприкосновенность вашей частной жизни может быть нарушена кем угодно. Журналистами, соседями или даже собственным начальником (к примеру, ему вздумается вас уволить, разумеется, незаконно). Все эти нарушители являются кандидатами на возмещение вам морального вреда.
       Врачи тоже расплачиваются. В частности, за неправильное лечение. А также за разглашение врачебной тайны или вообще самого факта вашего обращения за медицинской помощью.
       Милиционеры также могут оказаться у вас в долгу. Например, за вашу национальность. Раньше она записывалась по одному из родителей и согласно милицейской инструкции времен царя Гороха изменению не подлежала. Теперь по Конституции России каждый может свободно выбирать любую национальность или не выбирать ее вовсе («Деньги» #1, #3, 1996). Но милиция в Конституцию заглядывает редко. В паспортном столе с вас могут потребовать заполнить пятую графу по-старинке (то есть по отцу или по матери). И тем самым дают вам прекрасную возможность подать в суд.
       А чиновники? Они ведь тоже входят в обширную категорию лиц, которые могут вас оскорбить или как-то иначе ущемить ваши права. Иск можно предъявлять и им. Правда, чиновнику абсолютно все равно: присудят вам возмещение или нет. Компенсация за моральный вред все равно будет выплачена из казны.
       Например, наиболее частым и типичным случаем причинения морального вреда является отказ в регистрации места жительства или пребывания (постоянной или временной прописке). В большинстве случаев это связано с требованием уплаты всевозможных поборов, придуманных местными властями. Причем деньги чаще всего пытаются содрать с граждан до проведения регистрации, что неконституционно (см. «Деньги» #10, #13, 1996). На этом тоже можно заработать.

       А что делать, если кто-то из конкурентов опорочил честное имя вашей фирмы? Она что — теперь может потребовать компенсацию за моральный ущерб?
       Нет. Моральный вред не может быть причинен юридическим лицам. Ведь он заключается в физических или нравственных страданиях. А юридическому лицу, как вы уже догадались, такое совершенно не доступно.
       Что же касается руководства «униженной» фирмы, ему тоже не на что рассчитывать (если, конечно, вред не был причинен лично ее директору). Видимо, вам остается только вынудить ненавистного конкурента оскорбить лично вас.

       Отвернись и на вопросы
       Ни на чьи не отвечай.
       Если вас оскорбили, вам вовсе не нужно доказывать, что вы не верблюд. Даже если вас так назвали.
       Доказывать все должен ваш обидчик. Если же ответчик не докажет того, что он вас не оскорблял, вы вполне можете рассчитывать на компенсацию морального вреда.
       Однако есть случаи, когда моральный вред возмещается независимо от наличия вины вашего обидчика.
       Первый. Если вы вошли в опасный для здоровья или жизни контакт «с источником повышенной опасности». Наиболее частый случай такого контакта — хотя бы элементарный наезд на пешехода (то есть на вас) какого-нибудь автотранспортного средства. Здесь помимо возмещения морального вреда взыскиваются также деньги на лечение и уход. И даже пожизненные платежи, если будет установлена потеря профессиональной трудоспособности.
       Второй. Если вас незаконно осудили и это доказано. То же касается и незаконного заключения вас под стражу, взятия с вас подписки о невыезде или присуждения вам исправительных работ.
       Анатолий Кучерена, президент адвокатского бюро «Аргумент»: «На мой взгляд, основная проблема морального вреда состоит вот в чем. Люди, как правило, боятся предъявлять иски по поводу его возмещения. К примеру, если говорить о необоснованном возбуждении уголовных дел. Когда эти дела потом прекращались, а перед людьми даже не извинялись».

       Третий. Если вам нанесли ущерб распространением сведений, порочащих вашу честь, достоинство и деловую репутацию.
       Четвертый. Если ваши права ущемлены в результате незаконных действий (или бездействия) государственных органов или их сотрудников. Например, вас задержали сотрудники милиции для установления личности. Срок, отведенный на эту процедуру (3 часа), истек. И вы опоздали на деловую встречу, сулящую хорошую прибыль. Тогда самое время требовать возмещения морального вреда.

       Если вы окно разбили,
       Не спешите признаваться.
       Погодите, — не начнется ль
       Вдруг гражданская война.
       Итак, по закону вы вправе требовать возмещения морального вреда только в том случае, если ущемлены ваши неимущественные права.
       А это значит, что если ваш новенький BMW был помят по вине владельца какого-нибудь «Москвича», на возмещение морального ущерба (если, конечно, вы сами остались целы и невредимы) вы рассчитывать не вправе. Скорей всего, вы получите только сумму, которая требуется на ремонт вашей машины.
       Однако, как и в любом правиле, случаются здесь и исключения. Они, в основном, содержатся во всеми любимом законе «О защите прав потребителей». Потребителем же является буквально каждый без исключения. И совершенно неважно, купили ли вы какую-нибудь вещь (услугу) или только вознамерились это сделать.
       К примеру, многие встречались с отсутствием билетов в железнодорожных кассах. Особенно летом, на южных направлениях. Вы хотите приобрести билет, но железная дорога не может вам его продать? Значит, вы, как потребитель, можете требовать за это возмещения морального вреда у железнодорожников.
       Игорь Живов, адвокат юридической службы КонфОП (Конфедерация обществ потребителей): «Практика по делам о возмещении морального вреда в целом еще не сложилась. Однако в делах, где нет вреда здоровью, обычно возмещается 10-20 % от суммы имущественных требований. А по возвращению вкладов практика почти устоялась — 10 % от суммы вклада.
       Из крупных моральных исков — у меня в 1994 году было дело о замене автомобиля. Клиенту попался некачественный автомобиль — через короткое время после покупки начал ржаветь кузов. Продавец отказался расторгнуть договор и возвратить деньги. Помимо материального, было взыскано 2 миллиона рублей за моральный вред.
       В этом году по делу с банком моральный вред был — 7 миллионов рублей. Не отдавали вклад. Человек работал в этом банке сначала как сотрудник. Но договор банковского вклада был оформлен просто на частное лицо. В итоге суд признал вину банка. И взысканный моральный вред был равен практически половине вклада».

       Однако, если какая-то услуга оказана вам бесплатно, — никакого морального вреда потребовать вы уже не сможете.

       Предложить могу вам способ,
       Как спастись от наказанья.
       Головою в пол стучите,
       Бейте в грудь себя руками
       И рыдайте, и кричите…
       Надеемся, вы уже вспомнили какую-нибудь застарелую обиду и решились требовать возмещения морального вреда. Тогда вам придется определиться, как именно вы будете доказывать факт, что вы испытали физические и (или) нравственные страдания.
       Со страданиями физическими все более или менее ясно. Они легко доказываются всевозможными справками от врачей. Особенно если ваше заболевание обострилось в связи со стрессовой ситуацией.
       При определенных обстоятельствах можно «раздобыть» себе какой-нибудь универсальный диагноз. Здесь только нужно вовремя (сразу после причинения морального вреда) обратиться к врачу, заявить свои жалобы и пройти какой-то курс лечения. А потом предъявить суду свою амбулаторную карту. Тогда у суда, как правило, не возникает сомнений в причинении вам морального вреда.

       Татьяна Пухова, адвокат адвокатского бюро «Барщевский и партнеры»: «Валентина Тарасова обратилась в суд с жалобой на действия администрации клинической больницы N 6 г. Москвы. Ей отказались выдать удостоверение участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Ссылалась Валентина вот на что. В период с 26 апреля по 30 июня 1986 года она была прикомандирована к этой больнице от цеха технической эксплуатации и работала там мастером. В это время в больнице был массовый завоз больных, загрязненных радиацией. А рабочим не выдали никаких средств радиационной защиты. В результате чего получили серьезное облучение не только она, но и ее муж, который умер от раковой опухоли, по всей видимости, вызванной облучением.
       Помимо прочих взысканий, истица попросила возместить ей моральный вред в размере 200 миллионов рублей.
       5 апреля этого года мне удалось добиться признания иска. Но за моральный вред взыскали только 10 миллионов. Интересно, что подобных исков сейчас в судах много. И это единственный из них, который суд удовлетворил.»
       Ваш организм совершенно не пострадал? Самое время подумать о душе.
       Вы можете сослаться на свои нравственные страдания. В этом случае, скорее всего, придется вести в суд свидетелей. Они-то и будут живописать, как именно вы мучились. В крайнем случае, можно сесть напротив видеокамеры с хронометром и прослезиться.
       Если же все эти доказательства на суд не произведут впечатления — требуйте назначения судебно-психологической экспертизы вашего состояния. Правда, не мешает подумать, стоит ли вообще так напрягаться. Ведь нравственные страдания, увы, обычно «стоят» дешевле физических.
       Юрий Костанов, председатель президиума московской коллегии адвокатов «Адвокатская палата»: «Недавно мы взыскали с «эвакуаторов» 10 миллионов рублей по иску Олега Комаровского за моральный вред. У него «угнали» автомобиль на стоянку. Согласно московским правилам парковки. Но вообще-то взыскивать моральный вред суды бояться и не любят. А если взыскивают, то предельно низкие суммы. В последнее время суды как будто договорились — взыскивать 500 тысяч… У нас ведь судьи не имеют реальной независимости. По слухам, получили негласное распоряжение Мосгорсуда. К тому же у нас нет «запасных» судей. А вот в Германии, например, после объединения сразу уволили большинство восточногерманских судей. А на их места назначили западных. Не тот менталитет…»
       После того, как вы продумали свое поведение на суде, вам не мешает узнать о, как говорится, технической стороне нашего с вами дела. Итак…

       Если вы врагов хотите
       Победить одним ударом…
       Здесь существует только нижняя планка. Практика показывает, что лучше не подавать иск, если моральный вред был вам причинен до августа 1992 года. Ведь именно тогда эта статья появилась в нашем законодательстве. Правда, по искам о защите чести и достоинства моральный вред начал возмещаться еще с августа 1990 года.

       Если ты в своем кармане
       Ни копейки не нашел,
       Загляни в карман к соседу,—
       Очевидно, деньги там.
       Пошлина, которую вы должны заплатить при предъявлении иска смехотворно мала и совершенно не зависит от размера ваших требований. Она составляет всего 10 % от минимальной заработной платы (на сегодня — 7590 рублей).
       Моральный вред по закону возмещается только в денежной форме. Так что потребовать возмещения морального вреда в виде предоставления вам квартиры или путевки на Канары не получится.
       Что же касается суммы, в которую вы оцените причиненный вам вред, — вы можете потребовать с обидчика хоть возмещения вам годового бюджета Российской Федерации.
       Но учтите, совсем не обязательно, что эти деньги вам выплатят. Тут все зависит от доказательств серьезности вашего диагноза или нравственных потерь. На основании этого суд решит, соответствует ли требуемая вами сумма нанесенному ущербу. В результате же она обычно выглядит гораздо меньше, чем та, на которую вы рассчитывали. Больше, чем вы просили, суды никогда не присуждают.
       А вот «уничижительные» иски, типа «прошу возместить моральный ущерб в размере трех рублей», суды принимают очень неохотно.
       Михаил Барщевский, президент адвокатского бюро «Барщевский и партнеры»: «Возмещение морального вреда возможно по любой категории дел. К примеру, если на таможне «шерстят» или незаконно задерживают. Но вы когда-нибудь слышали, чтобы у нас кто-то разорился от того, что к нему предъявили такой иск? На Западе это происходит сплошь и рядом.
       Мне же представляется смешным, когда взыскиваемые судами суммы за моральный вред — 5, 10, 20 миллионов рублей. И это — когда речь идет о людях, входящих в десятку первых лиц государства. Поэтому, чем заявлять иск на такую сумму, лучше уж ничего не просить. А когда, условно говоря, Жириновский с Гайдара взыскивает сколько-то копеек — это смешно».

       Но если хочешь довести
       Людей до горьких слез,
       Их безопаснее всего
       По радио дразнить.
       Подать иск о возмещении морального вреда можно как в гражданском, так и в уголовном деле. Но в обоих случаях вы обязательно должны указать: какие именно сведения не соответствуют действительности; где они были распространены; почему они, на ваш взгляд, носят порочащий вас характер; что они выражены они в утвердительной форме.

       Не обижайтесь на того,
       Кто бьет руками вас,
       И не ленитесь каждый раз
       Его благодарить…
       А мог бы в эти руки взять
       И палку, и кирпич.
       Допустим, суд признал вашу правоту и обязал вашего обидчика возместить вам моральный вред. Какими должны быть ваши дальнейшие шаги, чтобы получить эти деньги?
       Возьмите у судьи исполнительный лист и передайте его судебному исполнителю. Если суд расположен не в том районе, где живет ответчик (чаще всего такие случаи возникают при возмещении морального вреда потребителям, которые могут обращаться с иском в суд по месту жительства), то исполнительный лист вам придется отвезти в «его» суд.
       После того, как судебный исполнитель примет ваш исполнительный лист, он направляет инкассовое поручение в банк, где находится расчетный счет ответчика. Банк обязан в двухдневный срок независимо от согласия владельца счета (ответчика) списать эти деньги в сумме, указанной в исполнительном листе.
       Затем эти деньги перечисляются на депозитный счет суда, и судебный исполнитель может их выдать вам наличными. Или перечислить на расчетный счет, который вы укажете. Кстати, подоходный налог с полученной вами компенсации не удерживается.
       Если же у вашего обидчика на расчетном счете не окажется никаких денег, то взыскание будет обращено на его имущество. Его реализуют через любой магазин, который выберет судебный исполнитель (см. «Деньги» #39, 1996). А полученные от продажи деньги отдадут вам.

       Самые большие суммы исков
       Самая большая на сегодняшний день сумма — 200 миллионов рублей — была выплачена москвичке Татьяне Н-вой ( по понятным причинам мы не называем ее фамилию). Дело было выиграно адвокатом Ладой Орловой. Ее клиентка обратилась в ТОО «Панацея» по поводу прерывания беременности. Во время аборта врачами ТОО была допущена небрежность, в результате которой пришлось Татьяне удалять матку. Г-жа Н-ва обратилась в суд, который признал ее правоту.
       Иосиф Кобзон посчитал оскорбительной для себя публикацию в газете «Советская Россия». Редакции пришлось расстаться с 10 миллионами рублей. А журналистка Кислинская, написавшая статью, отдала певцу 5 миллионов.
       Небезызвестный Владимир Жириновский как-то назвал бывшего руководителя ФСК Сергея Степашина «американским и израильским шпионом». Степашин потребовал возмещения морального вреда в размере 100 миллионов рублей. Однако Преображенский суд, где слушалось дело, посчитал, что руководителю контрразведки будет достаточно и 10 миллионов. Владимиру Вольфовичу пришлось раскошелиться.
       На прошлой неделе в Тверском суде города Москвы завершился процесс по иску Александра Любимова к газете «Известия» о защите чести и достоинства. Поводом для иска послужила статья обозревателя «Известий» Ирины Петровской «Один на один с 15 тысячами долларов» (см. «Деньги» # 18, 1996). В материале утверждалось, что экс-кандидату в президенты Владимиру Брынцалову пришлось заплатить 5000 долларов за участие в программе Александра Любимова «Один на один» и что в ВИДе просили за это на 10 тысяч больше.
       Суд обязал «Известия» выплатить Любимову 7 миллионов рублей (вместо запрошенных 15 миллиардов), а также опубликовать опровержение.
       ———————————————————
       Самые скромные суммы исков
       Самая маленькая на сегодняшний день цена иска о возмещении морального вреда 1 (один) рубль. Режиссер и депутат Станислав Говорухин в одном из публичных выступлений назвал главного редактора журнала «Новое время» Кронида Любарского «агентом Дудаева». Рублевую оценку нанесенного ему вреда Любарский мотивировал тем, что «такой человек, как Говорухин, большой моральный ущерб нанести не может». Однако дело было прекращено из-за трагической гибели Кронида Любарского.
       Подобную практику перенял и министр внутренних дел России Анатолий Куликов, подав в суд иск на экс-секретаря Совета безопасности Александра Лебедя. В своем интервью еженедельнику «Аргументы и факты» г-н Лебедь высказал мнение о деятельности г-на Куликова на посту министра. Истец оценивает причиненный ему моральный ущерб в 500 миллионов (редакцией еженедельника) и 1 рубль (г-ном Лебедем).
       Предъявление «рублевых исков», кажется, становится правилом в судебной практике. Ни для кого не секрет, что подобные иски, скорее, играют роль ответного удара в адрес противника, чем реально компенсируют нанесенный моральный вред. Может быть, нам стоит взять пример с Украины. По украинскому законодательству, моральный вред даже в исковых требованиях не может быть заявлен на сумму ниже пяти минимальных зарплат.

       Михаил Барщевский, президент адвокатского бюро «Барщевский и партнеры»: Мне представляется смешным, когда взыскиваемые судами суммы за моральный вред — 5, 10, 20 миллионов рублей. И это — когда речь идет о людях, входящих в десятку первых лиц государства».
       Анатолий Кучерена, президент адвокатского бюро «Аргумент»: «Каждый индивидуально оценивает свои моральные потрясения. Один может оценить это в 10 миллионов, а другой — в 100. Но принимает решения — суд. И как правило, 10 миллионов — это самая высокая цена за моральный вред».
       Юрий Костанов, председатель президиума московской коллегии адвокатов «Адвокатская палата»: «В последнее время суды как будто договорились — взыскивать 500 тысяч… По слухам, получили негласное распоряжение Мосгорсуда…»

Комментарии

с ответчика в ее пользу в качестве компенсации морального вреда рублей за предъявление необоснованного иска.

ВС: Взыскание одинаковой компенсации морального вреда за смерть мужа и отца должно быть обоснованно

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
При секретаре Сафиуллиной С.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению М.С.Ю. к К.Л.И. о компенсации морального вреда реабилитированного лица и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

М.С.Ю. обратился в Камбарский районный суд УР с исковыми требованиями к К.Л.И. о взыскании с ответчика компенсацию причиненного морального вреда в сумме 50000 рублей.

Исковое заявление мотивировано тем, что приговором Мирового судьи Судебного участка Камбарского района истец был оправдан в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

Уголовное преследование в отношении истца было возбуждено по заявлению частного обвинителя К.Л.И. в ДД.ММ.ГГГГ года. На оправдательный приговор Мирового судьи Судебного участка, вынесенный в отношении истца, К.Л.И., как частным обвинителем была в Камбарский районный суд УР подана апелляционная жалоба. ДД.ММ.ГГГГ Камбарским районным судом было вынесено постановление, в соответствии с которым, приговор Мирового судьи Судебного участка Камбарского района от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенный в отношении истца был оставлен без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Постановление Камбарского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ обжаловано не было и вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ.

Приговором Мирового судьи Судебного участка Камбарского района от ДД.ММ.ГГГГ фактически истец был реабилитирован. В соответствии со ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранения последствий морального вреда. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение, связанное с уголовным преследованием имеют подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Истец считает, что в результате уголовного преследования, которое было возбуждено по заявлению частного обвинителя К.Л.И., ему причинен моральный вред, то есть нравственные и физические страдания, которые подлежат компенсации в порядке ст. 151, 1100 ГК РФ на основании ст. 136 УПК РФ.

Причиненный моральный вред истец оценивает в 50 000 рублей, а именно данная сумма является адекватной компенсацией за причиненные ему нравственные страдания, связанные с переживаниями по поводу возбуждения в отношении него уголовного дела и ведением уголовного преследования по заявлению частного обвинителя К.Л.И. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. За данный период в рамках возбужденного уголовного дела состоялось больше десятка судебных заседаний. Поскольку он являлся подсудимым, то каждый раз был вынужден присутствовать на них. Ранее не привлекался к уголовной ответственности, является законопослушным гражданином. Никогда не нарушал закон и каждое судебное заседание для него являлось стрессом. Постоянно переживал как перед судебным заседанием, так и после него. Не мог настроиться на работу. Работает водителем, по месту работы все его коллеги по работе знали, что он является подсудимым. По месту жительства в связи с тем, что село, где он живет, маленькое и всем все известно, на улице его неоднократно останавливали и спрашивали соседи и родственники, действительно ли он привлекается к уголовной ответственности. Считает, что в период всего судебного разбирательства как в Судебном участке, так и в Камбарском районном суде в стадии апелляционного обжалования для него являлось длительной психотравмирующей ситуацией. Он был вынужден на протяжении полугода оправдываться в суде, перед коллегами, всеми родственниками и близкими, друзьями, что он не является преступником. Компенсация морального вреда должна быть взыскана с ответчика К.Л.И., так как ею, как частным обвинителем, было инициировано уголовное преследование.

Кроме того истцом оплачены расходы адвоката за составление искового заявления в размере 500 рублей, которые истец просит взыскать с ответчика в полном объеме.

В судебном заседании истец М.С.Ю. исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в иске. Суду дал пояснения аналогичные доводам, указанным в иске.

Представитель истца адвокат Г.Л.Ф., действующая на основании ордера, мнение своего доверителя поддержала, просила иск удовлетворить в полном объеме. Суду пояснила, что М.С.Ю. обратился в суд с заявлением о взыскании компенсации морального вреда реабилитированного лица в связи с тем что, приговором мирового судьи судебного участка Камбарского района он был оправдан. В ходе рассмотрения данного уголовного дела, которое длилось с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, было установлено, что М.С.Ю. не виновен. Приговор был обжалован К.Л.И., но постановлением Камбарского районного суда был оставлен без изменения. В связи с тем, что был вынесен оправдательный приговор, и он вступил в законную силу, М.С.Ю. обратился в суд с требованием о компенсации морального вреда. Все эти полгода М.С.Ю. находился в стрессовом состоянии, заседаний было много, более десяти, стресс, что он был подсудимым, постоянно должен был отпрашиваться, нервничал. В судебном заседании была допрошена супруга истца, которая подтвердила, что до судебных заседаний у мужа имелось заболевание, которое стало прогрессировать. Правила трудового распорядка на работе истца строгие, его могли не выпустить в рейс из-за высокого давления. М.С.Ю. был вынужден отпрашиваться на судебные заседания, подменяться. Сослуживцы естественно интересуются, как у него дела. Сын истца также подтвердил, что отец стал нервным, раздражительным, стал постоянно принимать таблетки. Человека никогда не привлекали и обвинили в том, чего он не совершал, конечно, это стресс для М.С.Ю. Исходя из приговора суда установлено, что действия К.Л.И. неправоправны, что она стала разрушать стену, которая ей не принадлежала. Также установлено, что М.С.Ю. пытался ее уберечь, чтобы на нее балка не упала, а она на него еще и в суд обратилась. Также свидетель МИИ пояснила, что как она увидела, что стена разрушена, стала вызывать милицию. И в судебных заседаниях по уголовному делу К.Л.И. говорила, что она действовала противоправно. Считает, что К.Л.И. злоупотребила своим правом. Истец не смог уехать на лечение, так как находился на подписке о невыезде. Также как он мог уехать, если над ним висел «дамоклов меч» и он мог лишиться работы, если не докажет свою невиновность. Считает, что ими полностью доказаны все обстоятельства, на которые они ссылаются в исковом заявлении, несмотря на то, что представитель ответчика интересовался, изменилось ли отношение к М.С.Ю. Это длительная психологическая травма. С учетом всего этого требования истца должны быть удовлетворены в полном объеме.

Ответчик К.Л.И. исковые требования истца не признала, по основаниям отраженным в возражении на иск, суду пояснила, что не согласна с исковыми требованиями, т.к. моральный вред она не причиняла, наоборот, ей причинён моральный вред. Имеются показания судмедэксперта К.Л.Г., заключение судмедэкспертизы. Они имеются в материалах уголовного дела и это отражено в приговоре. Считает, что приговор вынесен необоснованный. Она тоже переживала, и все родственники за нее переживали, и мама престарелая, ей скорую помощь вызывали. Постановление судьи Камбарского районного суда она не обжаловала.

В письменном возражении на исковое заявление ответчик К.Л.И. указывает, что требование о возмещении морального вреда заявлено необоснованно, без наличия норм материального права, в связи, с чем в удовлетворении заявленного иска просит отказать в полном объеме по следующим основаниям:

В основаниях заявленного требования о возмещении морального вреда истец ссылается на положения ст. 151 ГК РФ — Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Данная ссылка является необоснованной по следующим основаниям:

Абз.2 п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» — в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В обосновании заявленного искового требования истец ссылается на Приговор мирового судьи судебного участка Камбарского района Удмуртской Республики от 18.01.2012г., вступивший в законную силу 23 марта 2012 года, которым он был оправдан по делу частного обвинения по ст.116 ч.1 УК РФ за причиненные ответчику побои.

Из материалов уголовного дела следует, что сам факт причинения М.С.Ю. ответчику побоев подтвержден, М.С.Ю. оправдан только в части отсутствия умысла у него на причинение побоев.

Считает, что какого-либо морального вреда она истцу не причинила.

Сумма компенсации истцом необоснована, на протяжении всего судебного процесса М.С.Ю. вел себя спокойно, какого-либо изменения характера в связи с рассмотрением уголовного дела с его стороны не замечалось, ссылка о том, что по месту его работы все коллеги знали о том, что он являлся подсудимым не обоснована, т.к. коллеги по работе могли узнать о его привлечении к ответственности только со слов самого истца.

Иные сведения, которые отражены в иске, как основания искового требования иными доказательствами кроме как утверждениями самого истца не подтверждены.

Представитель ответчика адвокат Г.А.Я., действующий на основании ордера, с иском не согласился, суду пояснил, что на сегодняшний день к материалам дела приобщен оправдательный приговор, но представителем истца было сказано очень много лишнего, что не относится к делу. Во-первых, относительно гипертонии, никто из присутствующих не является специалистом в области медицины, не обладает специальными познаниями. Во-вторых, все подтвердили, что отношения к истцу не изменилось ни со стороны соседей, ни родственников, ни друзей. В-третьих, имелись основания у ответчика для подачи заявления в милицию, так как был факт. Установлено, что был ушиб, что подтверждено судебным экспертом К. Просит не путать, что не было события и не было причин. Вина истца присутствовала, но виновного причинения не было. То есть заявление К.Л.И. о возбуждении в отношении М.С.Ю. имело под собой основания. Обращение в суд К.Л.И. было продиктовано желанием защитить свои права и охраняемые законом интересы. К.Л.И. были причинены телесные повреждения мужчиной. Судом было возложено на истца обосновать сумму морального вреда. Люди ломают руки, ноги, но такие суммы, как просит истец, не присуждают. Миллионы людей болеют гипертонической болезнью, но это не имеет к предмету спора отношения и не подлежит взысканию в соответствии с законодательством. Истец и до суда болел гипертонией, и справка из больницы не имеет отношения к делу. Если человек болел, то должны быть больничные листы, справки, а истец не пропустил ни одну смену на работе, все работал. По данному вопросу оснований в возмещении морального вреда не услышал. Считает, что в иске должно быть отказано в полном объеме.

Свидетель МИИсуду показала, что она выступала свидетелем по уголовному делу частного обвинения в отношении М.С.Ю. Процессов у мирового судьи по данному делу было много, она только была на семи процессах. Для М.С.Ю. это был стресс, ему приходилось отпрашиваться с работы. К М-ным приходит часто, так как она друг семьи. Истец очень расстраивался, к нему так никогда не относились, как к преступнику, из-за этого у него часто болела голова. Думает, что эта ситуация ДД.ММ.ГГГГ на него подействовала очень отрицательно. Когда 22 августа истец позвонил ей минуты через две после случившегося, она только отъехала от гаража, так как они поехали в <адрес>, то вернулась и увидела, что стена сломана, а она только была сделана, только подсохла. Не стала с К.Л.И. выяснять отношения, вызвала милицию. Милицию они ждали два с лишним часа. Все это время ответчик кричала, скандалила. Когда приехала милиция, то К.Л.И., что раз она написала заявление в милицию, то она тоже напишет. Но ответчик почему-то написала заявление на М.С.Ю., а не на нее. К.Л.И. сломала стену ее гаража, а заявление написала на истца. Такого не было, чтобы истец ее толкал, и по внешнему виду не было видно, что у ответчика что-то болит. Село у них небольшое, около тысячи населения, жители друг друга знают. С момента начала судебных разбирательств со стороны жителей села отношение к М.С.Ю. не изменилось, его как уважали, так и уважают, только спрашивают, как дела, что там в суде. У нее не раз спрашивали жители села, соседи, что случилось, в чем обвиняют М.С.Ю. Они поражаются поступком К.Л.И.  Жители говорят, что нашли с кем связываться.

Свидетель МНА суду показала, что ее муж стоит на учете в медчасти как гипертоник, и после каждого заседания суда и перед ним у него давление скачет. Он работает в войсковой части и им говорят, что если болеете, то увольняйтесь, то есть на больничный ему не уйти. У мужа гипертония, это сужение сосудов головного мозга. Муж работает водителем и если у него давление выше 140, то в рейс его не выпустят. Он употребляет лекарства «Канкор», «Амлодипин», «Эгилок» каждый день. Если раньше он пил эти лекарства только при повышенном давлении, то сейчас ему врач прописал пить их каждый день. Это уже с Нового года муж принимает лекарства каждый день. Муж очень переживал, нервничал, после судов говорил, что все опять заново вспоминать, очень нервничал. На работе ему приходилось или отпрашиваться, или подменяться. В больнице в январе мужу предложили санаторно-курортное лечение, но ему пришлось отказаться, так как был не выездной. Чтобы устроится к ним на работу, нужно принести справку о том, что не судим, то есть таких на предприятии не держат. Соседи говорили по этому поводу, что с кем они связались. Даже родственники ответчика говорят, что с кем они связались, это говорила сватья ответчика. На работе мужа все спрашивают, скоро это закончится. Все равно, если ходишь в суд, то это негатив. Ее личное отношение к супругу не изменилось. Муж говорил, что у него подписка о невыезде, поэтому он не может ехать на лечение. И как он может ехать на лечение, если рассматривается уголовное дело в суде. У соседей, у знакомых, у друзей отношение к мужу не изменилось. После вынесения оправдательного приговора муж морально не успокоился. Муж не считал себя виноватым. Мужу объяснили, что приговор может быть обжалован, и он ждал. Даже сейчас муж еще не успокоился. На предприятие информация не поступала, что в суде рассматривается уголовное дело. Но она конкретно не знает, поступала информация на работу или нет, они работают в разных подразделениях. У них на предприятии судимых не держат. Муж сейчас работает там же.

Свидетель МАС суду показал, что он присутствовал при факте, когда ответчик разрушала стену. Знает, что МИИ вызывала милицию. Когда МИИ, сказала, что вызывает милицию, то К.Л.И. сказала, что подаст на них в суд, что папа причинил ущерб ее здоровью. Милицию они ждали долго. К.Л.И. не жаловалась, что у нее что-то болело, она только оскорбляла МИИ. Считает, что К.Л.И. обратилась с заявлением в милицию в отместку, что МИИ подала заявление. Состояние отца после того изменилось, он часто стал болеть, давление стало высокое, постоянно болит голова. Как отец идет на работу, так таблетки от давления принимает, так как до работы могли не допустить. Со стороны соседей были разговоры, папа соседям объяснял ситуацию. Также папа друзьям объяснял ситуацию, они спрашивали, что случилось. У него друзья тоже спрашивали, что случилось. Отцу это все было неприятно. У него с отцом дружеские отношения. После случившегося его отношения с отцом не изменились. Соседи как уважали его, так и сейчас уважают. Знает, что в отношении отца вынесено решение. У него друзья спрашивали, почему их машина стоит у суда, ему пришлось объяснять ситуацию, и это было отцу неприятно, он переживал.

Не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется оснований, они не противоречат друг другу и материалам дела.

Выслушав истца и ответчика, их представителей, заслушав показания свидетелей по делу, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении требований истца по нижеследующим основаниям.

По заявлению К.Л.И., поданному в ДД.ММ.ГГГГ г. в Судебный участок Камбарского района УР, было возбуждено уголовное дело о привлечении М.С.Ю. к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка Камбарского района УР от 18.01.2012 года М.С.Ю., обвинявшийся частным обвинителем К.Л.И. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, был признан невиновным в совершении указанного преступления и оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Приговор был обжалован в Камбарский районный суд УР, постановлением которого от 12.03.2012 года приговор мирового судьи оставлен без изменения, жалоба частного обвинителя К.Л.И. без удовлетворения. Приговор суда вступил в законную силу 23.03.2012 года.

Данные обстоятельства установлены из материалов дела, пояснений сторон и никем не оспариваются.

В соответствии с ч.4 ст.61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В силу ст.49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии со ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В силу п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Оправдание по любому из оснований, предусмотренных ч.2 настоящей статьи, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК РФ (ч.3 ст.302 УПК РФ).

В соответствии со ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранения последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Статьей 1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписке о невыезде, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к адми­нистративной ответственности в виде административного приостановления деятельности, воз­мещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объ­еме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, про­куратуры и суда в порядке, установленном законом.

Положения ст. 1100 ГК РФ об ответственности независимо от вины причинителя вреда в случаях, указанных в данной норме права — незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражи или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответст­венности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде администра­тивного приостановления деятельности, применимы в совокупности со ст. 1070 ГК РФ, то есть при возмещении морального вреда, причиненного гражданину в связи с деятельностью право­охранительных органов и судов.

В п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 №17 «О практике при­менения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующих реа­билитацию в уголовном судопроизводстве» разъяснено, что право на реабилитацию при поста­новлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, ука­занным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения. Ввиду того, что уголовное пресле­дование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и пре­кращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстан­ции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабили­тации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

По смыслу абз. 3 ст. 1100 ГК РФ основанием компенсации морального вреда независимо от вины причинителя допускается, когда вред причинен гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. В данном случае уголовное дело, возбужденное в отношении истца, является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем К.Л.И., поэтому при определении оснований для компенсации морального вреда суд руководствуется положениями п. 1 ст. 1099 ГК РФ, согласно которому основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу положений ч.1 и ч.2 ст.20, 21, 43, ч.9 ст.132, 147, ч.3 ст. 246 и ст. 318 УПК РФ обвинение по уголовным делам частного обвинения в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший, который несет бремя доказывания оснований обвинения и связанный с этим риск неблагоприятных последствий ввиду несостоятельности обвинения, включая обязанности, связанные с правом обвиняемого на реабилитацию (глава 18 УПК РФ).

С учетом приведенных выше положений действующего законодательства, а также принимая во внимание обстоятельства дела, суд считает, что поскольку обвинение К.Л.И. в причинении М.С.Ю. побоев признано несостоятельным, то частный обвинитель (ответчик) несет риск неблагоприятных последствий, включая и возмещение причиненного истцу морального вреда.

Поэтому в соответствии с данными положениями законодательства, суд приходит к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения требований истца, поскольку в ходе рассмотрения дела установлено, что истец был необоснованно привлечен к уголовной ответственности, в результате чего испытывал нравственные страдания.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает продолжительность уголовного преследования в отношении М.С.Ю. (с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ), в связи с чем ему были причинены нравственные страдания, боязнь истца потерять работу и как следствие этому длительную стрессовую ситуацию, претерпеваемую М.С.Ю. Принимает во внимание то обстоятельство, что обращение К.Л.И. к мировому судье с заявлением в порядке частного обвинения является следствием конфликтной ситуации между К.Л.И. и свидетелем МИИ, по заданию которой истец строил гараж свидетелю и оказался втянут в этот конфликт.

Суд принимает во внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред — согласно справке <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ М.С.Ю. состоит на учете с ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом гипертоническая болезнь, при наличии которой противопоказаны стрессовые ситуации.

Суд также учитывает размер дохода ответчика согласно представленной справке по форме 2-НДФЛ.

С учетом вышеуказанных обстоятельств, исходя из принципа разумности и справедливости сумма компенсации морального вреда подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца должна быть определена в сумме 7 000 рублей.

Суд считает, что факт вынесения оправдательного приговора является безусловным основанием для компенсации морального вреда, причиненного М.С.Ю. незаконным привлечением к уголовной ответственности; что в рассматриваем споре имеется причинная связь между неправомерными действиями ответчика и причинением истцу морального вреда, а также вина ответчика в причинении истцу морального вреда.

При этом сама по себе реализация К.Л.И. своего конституционного права на обращение в суд с заявлением в порядке частного обвинения не является основанием для отказа М.С.Ю. в иске, так как не опровергает факт перенесенных истцом нравственных страданий в связи с осуществлением в отношении него уголовного преследования.

Согласно ст. ст. 88, 94, 98 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В связи с частичным удовлетворением исковых требований в пользу истца подлежат взысканию с ответчика расходы по составлению искового заявления в сумме 500 рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру № ГД от ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, поскольку решение состоялось в пользу истца, который был освобожден от уплаты государственной пошлины, то в силу ч.1 ст.103 ГПК РФ и подп.3 п.1 ст.333.19, подп. 8 п.1 ст.333.20 Налогового кодекса РФ, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина за требование неимущественного характера о компенсации морального вреда — в размере 200 рублей.

Лицам, участвующим в деле было разъяснено положение статьи 56 ГПК РФ в части доказывания сторонами тех обстоятельств, на которые они ссылаются, от представления дополнительных доказательств лица участвующие в деле отказались.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования М.С.Ю. к К.Л.И. удовлетворить частично.

Взыскать с К.Л.И. в пользу М.С.Ю. компенсацию морального вреда в размере 7000 рублей.

Взыскать с К.Л.И. в пользу М.С.Ю. расходы по оплате услуг адвоката за составление иска в размере 500 рублей.

В удовлетворении исковых требований М.С.Ю. к К.Л.И. в остальной части отказать.

Взыскать с К.Л.И. государственную пошлину в доход муниципального образования «Камбарский район» в сумме 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 25 мая 2012 года.

 

Судья С.Л. Ефимов

 

Дело № 2-225/2012

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Камбарка 30 июля 2012 г.

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:

Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,

При секретаре Сафиуллиной С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ч.Е.Ф. к Ч.Т.В. о компенсации морального вреда реабилитированного лица по делу частного обвинения

УСТАНОВИЛ:

Ч.Е.Ф. обратилась в Камбарский районный суд УР с исковыми требованиями к Ч.Т.В. о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в сумме хх ххх рублей.

Исковое заявление мотивировано тем, что приговором Мирового судьи Судебного участка Камбарского района Т.Д. Луговских от хх ноября 2010 года истец была признана невиновной (оправдана) по частному обвинению по ст. 130 ч. 1 УК РФ со стороны потерпевшего (частного обвинителя) Ч.Т.В.

В соответствии с Постановлением суда апелляционной инстанции — Камбарского районного суда УР от xx.01.2011г., указанный приговор суда был оставлен без изменения, а поданная частным обвинителем Ч.Т.В. апелляционная жалоба без удовлетворения.

В соответствии с кассационным определением Верховного суда УР от xx.03.2011г. постановление Камбарского районного суда УР от xx.01.2011г. было оставлено без изменения, а поданная частным обвинителем Ч.Т.В. кассационная жалоба без удовлетворения.

Приговор мирового судьи судебного участка Камбарского района УР от xx.11.2010г. вступил в законную силу хх марта 2011 года.

Истец считает, что в связи с необоснованным привлечением ее к уголовной ответственности по делу частного обвинения, необходимостью доказывать свою невиновность в совершении инкриминируемого деяния в судебном порядке, ею были перенесены значительные нравственные страдания, связанные с необоснованностью неоднократно являться в судебное заседание для доказывания своей невиновности, переживаниями в связи с необоснованным привлечением к уголовной ответственности. Указанный моральный вред подлежит компенсации в денежном выражении в соответствии с положениями ст.ст. 151, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ. Размер компенсации причиненного морального вреда истец оценивает в хх ххх рублей.

В судебном заседании истец Ч.Е.Ф. исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в иске. Дополнительно суду пояснила, что уже третий год уже длится эта судебная процедура. Ответчик Ч.Т.В. и её сын Ч.Е.С. оклеветали ее, оскорбили, угрожали. Если бы они выиграли суды по делам частного обвинения, то взыскали бы оба с истца компенсацию морального вреда по xxx тысяч рублей. В связи с привлечением ее к уголовной ответственности по делу частного обвинения истец переживала нравственные страдания, ходила на суды, ей надо было оправдываться за то, чего она не совершала, ночей не спала. Ранее истец никогда не привлекалась к уголовной ответственности. Ей не свойственно поведение, которое изложила Ч.Т.В. в деле частного обвинения и которое излагала в суде. Истцу был неприятен сам факт, что на нее ответчик написала заявление и завели уголовное дело, что ее привлекали к уголовной ответственности. Истец просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере xxx тысяч рублей, так как считает, что эта сумма соразмерна перенесенным ей страданиям. Эта сумма не связана с суммой, которую хотела взыскать с нее Ч.Т.В.

Представитель истца Войтко А.Г., действующий на основании ордера, мнение своего доверителя поддержал. Суду пояснил, что Ч.Т.В. необоснованно привлекала Ч.Е.Ф. к уголовной ответственности. Суд признал невиновной Ч.Е.Ф. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ и оправдал за отсутствие в ее деяниях состава преступления. Полагает, что в данной ситуации в соответствии с действующим законодательством ответчик должен нести ответственность за необоснованное привлечение истицы к уголовной ответственности, необходимость доказывать ей свою невиновность в совершении инкриминируемого деяния. Считает, что моральный вред выражается в том, что истец несла нравственные страдания, была вынуждена являться в судебные заседания для доказывания своей невиновности. Поведение истца, которое описывает ответчик, для нее нетипично, как подтвердили допрошенные свидетели. Она никогда себя так не вела. Все это наложило отпечаток на нравственные переживания, которые связаны не только с необоснованным обвинением, но и с тем, что необходимо было являться в суд, переживать. Он участвовал при рассмотрении дела частного обвинения и видел, что Ч.Е.Ф. переживала, сильно волновалось, переживала несправедливость со стороны обвинения. Было видно, что истец переживает данную ситуацию, что ее незаконно привлекают к уголовной ответственности, что также можно отследить и по приговору суда. Считает, что компенсация морального вреда в хх тысяч рублей, это нормальная сумма, и она не зависит от ранее заявляемых требований ответчика о взыскании с истицы по хх тысяч рублей. Истец сама оценила моральный вред в хх тысяч рублей, полагает, что данная сумма в какой-то степени компенсирует тот вред, который был ей причинен ответчиком. Считает, что требования истца законны и обоснованы и в соответствии со ст.ст. 151, 1099-1101 ГК РФ должны быть удовлетворены.

Ответчик Ч.Т.В. исковые требования истца не признала. Суду пояснила, что то, о чем говорит истец, это неправда, она и сейчас оскорбляет их каждый день. До заявления в суд уже были такие же факты, истец и ранее их оскорбляла.

Представитель ответчика адвокат Гоголева Л.Ф., действующая на основании ордера, с иском не согласилась, считает, что в удовлетворении исковых требований необходимо отказать в полном объеме. Несмотря на вынесенный мировым судьей судебного участка Камбарского района оправдательный приговор в отношении Ч.Е.Ф., это не является основанием взыскания морального вреда. Сама истец объясняла компенсацию морального вреда тем, что раз с нее требовали Ч. компенсацию морального вреда по хх тысяч рублей, то сейчас пусть Ч.Т.В. платит двойную сумму, тот есть хх тысяч рублей. Считает, что нет длительности психотравмирующей ситуаций, несмотря на то, что истец говорит, что уже три года ходит по судам, она этого не видит. Истец не подтвердила, что она испытывала моральные и нравственные страдания, что данная сумма соразмерна перенесенным страданиям. Суду не предоставлен ни один документ, подтверждающий, что истец принимала таблетки, проходила лечение в связи с данной ситуацией. Поэтому считает, что не доказан сам факт морального вреда и размер его компенсации, непонятно, на основании чего Ч.Т.В. должна выплатить хх тысяч рублей.

Выслушав истца и ответчика, их представителей, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении требований истца по нижеследующим основаниям.

По заявлению Ч.Т.В., поданному в xx.07.2010г. в Судебный участок Камбарского района УР, было возбуждено уголовное дело о привлечении Ч.Е.Ф. к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка Камбарского района УР от xx.11.2010г. Ч.Е.Ф., обвиняемая частным обвинителем Ч.Т.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ, была признана невиновной в совершении указанного преступления и оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Приговор был обжалован в Камбарский районный суд УР, постановлением которого от xx.01.2011 года приговор мирового судьи оставлен без изменения, жалоба частного обвинителя Ч.Т.В.. без удовлетворения.

На постановление Камбарского районного суда УР от хх января 2011 года частным обвинителем Ч.Т.В. была подана кассационная жалоба. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда УР xx.03.2011г. апелляционное постановление Камбарского районного суда УР от xx.01.2011г. оставлено без изменения, а кассационная жалоба частного обвинителя Ч.Т.В. без удовлетворения.

Приговор мирового судьи судебного участка Камбарского района УР от xx.11.2010г. вступил в законную силу хх марта 2011 года.

Данные обстоятельства установлены из материалов дела, пояснений сторон и никем не оспариваются.

В соответствии с ч.4 ст.61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В силу ст.49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.В соответствии со ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В силу п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Оправдание по любому из оснований, предусмотренных ч.2 настоящей статьи, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК РФ (ч.3 ст.302 УПК РФ).

В соответствии со ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранения последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Статьей 1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписке о невыезде, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к адми­нистративной ответственности в виде административного приостановления деятельности, воз­мещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объ­еме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, про­куратуры и суда в порядке, установленном законом.

Положения ст. 1100 ГК РФ об ответственности независимо от вины причинителя вреда в случаях, указанных в данной норме права — незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражи или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответст­венности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде администра­тивного приостановления деятельности, применимы в совокупности со ст. 1070 ГК РФ, то есть при возмещении морального вреда, причиненного гражданину в связи с деятельностью право­охранительных органов и судов.

В п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от xx.11.2011 №17 «О практике при­менения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующих реа­билитацию в уголовном судопроизводстве» разъяснено, что право на реабилитацию при поста­новлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, ука­занным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения. Ввиду того, что уголовное пресле­дование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и пре­кращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстан­ции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабили­тации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

По смыслу абз. 3 ст. 1100 ГК РФ основанием компенсации морального вреда независимо от вины причинителя допускается, когда вред причинен гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. В данном случае уголовное дело, возбужденное в отношении истца, является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем Ч.Т.В., поэтому при определении оснований для компенсации морального вреда суд руководствуется положениями п. 1 ст. 1099 ГК РФ, согласно которому основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу положений ч.1 и ч.2 ст.20, 21, 43, ч.9 ст.132, 147, ч.3 ст. 246 и ст. 318 УПК РФ обвинение по уголовным делам частного обвинения в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший, который несет бремя доказывания оснований обвинения и связанный с этим риск неблагоприятных последствий ввиду несостоятельности обвинения, включая обязанности, связанные с правом обвиняемого на реабилитацию (глава 18 УПК РФ).

С учетом приведенных выше положений действующего законодательства, а также принимая во внимание обстоятельства дела, суд считает, что поскольку обвинение Ч.Т.В. в оскорблении ее Ч.Е.Ф. признано несостоятельным, то частный обвинитель (ответчик) несет риск неблагоприятных последствий, включая и возмещение причиненного истцу морального вреда.

Поэтому в соответствии с данными положениями законодательства, суд приходит к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения требований истца, поскольку в ходе рассмотрения дела установлено, что истец была необоснованно привлечена к уголовной ответственности, в результате чего испытывала нравственные страдания.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает продолжительность уголовного преследования в отношении Ч.Е.Ф. (с июля 2010г. по март 2011 г.) и в связи с этим длительность психотравмирующей ситуации, когда истец была вынуждена являться в судебные заседания и отстаивать свои права.

Суд принимает во внимание степень нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред — на момент подачи ответчиком заявления об обстоятельствах совершенного преступления возраст истца Ч.Е.Ф. составлял хх лет.

С учетом вышеуказанных обстоятельств, исходя из принципа разумности и справедливости сумма компенсации морального вреда, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца, должна быть определена в размере х ххх рублей.

Суд считает, что факт вынесения оправдательного приговора является безусловным основанием для компенсации морального вреда, причиненного Ч.Е.Ф. незаконным привлечением к уголовной ответственности; что в рассматриваем споре имеется причинная связь между неправомерными действиями ответчика и причинением истцу морального вреда, а также вина ответчика в причинении истцу морального вреда.

При этом сама по себе реализация Ч.Т.В. своего конституционного права на обращение в суд с заявлением в порядке частного обвинения не является основанием для отказа Ч.Е.Ф. в иске, так как не опровергает факт перенесенных истцом нравственных страданий в связи с осуществлением в отношении неё уголовного преследования.

Доводы представителя ответчика о том, что по данному спору основанием для компенсации морального вреда являются семейные обстоятельства, а также предъявленный Ч.Т.В. к Ч.Е.Ф. гражданский иск о компенсации морального вреда в рамках рассмотрения уголовного дела, суд считает несостоятельными.

Предметом иска является компенсация морального вреда, основанием иска указана реабилитация по делу частного обвинения, необходимость взыскания вреда в просимой сумме основана на фактах, изложенных в исковом заявлении: необоснованным привлечением истца к уголовной ответственности по делу частного обвинения, необходимостью доказывать свою невиновность в совершении инкриминируемого деяния в судебном порядке, истцом были перенесены значительные нравственные страдания, связанные с необоснованностью неоднократно являться в судебное заседание для доказывания своей невиновности, переживаниями в связи с необоснованным привлечением к уголовной ответственности.

Указанные обстоятельства подтверждаются и в судебном заседании пояснениями истца и его представителя Войтко А.Г., который участвовал по делу частного обвинения в качестве защитника Ч.Е.Ф. и непосредственно видел и описал переживания истца.

Ответчиком не представлено достоверных доказательств о её имущественном положении, которое препятствовало бы возмещению вреда в указанном размере в соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ.

Статьей 346.27 НК РФ определено, что вмененный доход — потенциально возможный доход налогоплательщика единого налога, рассчитываемый с учетом совокупности условий, непосредственно влияющих на получение указанного дохода, и используемый для расчета величины единого налога по установленной ставке.

Таким образом, это возможный доход, не имеющий отношение к фактическому доходу. Поэтому определить имущественное положение ответчика на основании представленной налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход невозможно.

Поскольку решение состоялось в пользу истца, который был освобожден от уплаты государственной пошлины, то в силу ч.1 ст.103 ГПК РФ и подп.3 п.1 ст.333.19, подп. 8 п.1 ст.333.20 Налогового кодекса РФ, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина за требование неимущественного характера о компенсации морального вреда — в размере ххх рублей.

Лицам, участвующим в деле было разъяснено положение статьи 56 ГПК РФ в части доказывания сторонами тех обстоятельств, на которые они ссылаются, от представления дополнительных доказательств лица участвующие в деле отказались.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Ч.Е.Ф. к Ч.Т.В. удовлетворить частично.

Взыскать с Ч.Т.В. в пользу Ч.Е.Ф. компенсацию морального вреда в размере х ххх рублей.

В удовлетворении исковых требований Ч.Е.Ф. к Ч.Т.В. в остальной части отказать.Взыскать с Ч.Т.В. государственную пошлину в доход муниципального образования «Камбарский район» в сумме ххх рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен хх августа 2012 года.

Судья С.Л. Ефимов

Возмещение морального вреда, причиненного работнику необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую В соответствии с частью 4 статьи 3 и частью 7 статьи ТК суд вправе.