[17] Моральный вред в виде нравственных страданий – первичный моральный Он представляет собой любые негативные изменения в организме.

Незаконно уволил с работы – возмести моральный вред

Судебная коллегия по гражданским делам заслушала в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе В. Ф. Будилина и апелляционной жалобе главного врача муниципального бюджетного учреждения здравоохранения «Центральная городская больница» г. Междуреченска В. В. Соколовского. Жалобы поданы на решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 04.04.2016 по иску Будилина к больнице о защите прав потребителей, компенсации морального вреда, взыскании штрафа.

Будилин длительное время наблюдался в больнице по поводу ряда заболеваний, систематически посещал специалистов с жалобами на неудовлетворительное состояние здоровья. В период лечения в одном из отделений больницы в 2015 г. ему установлен заключительный диагноз. Он признан инвалидом, ему назначено специальное лечение. В 2016 г. Будилин прошел дополнительные обследования в другой медорганизации. Диагноз не подтвердился. Как следовало из консультативного заключения, специальное лечение ему не показано.

Будилин полагает, что медперсонал больницы ненадлежащим образом исполнял свои обязанности. Пациенту оказана некачественная услуга, чем ему причинен моральный вред — нравственные страдания, глубокий эмоциональный стресс из-за неверного диагноза, свидетельствующего о наличии неизлечимой болезни. Длительная психотравмирующая ситуация ограничила его активную жизнь, он находился в постоянном беспокойстве, стал раздражительным.

Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования Будилина. С больницы в пользу истца взыскана компенсация морального вреда, судебные расходы за составление искового заявления, оплату услуг представителя, штраф, госпошлина. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе Будилин просил изменить решение, взыскать с ответчика моральный вред в большей сумме, штраф и представительские расходы. Истец считал, что суд неправильно руководствовался положениями ст. 151 Гражданского кодекса РФ при определении размеров компенсации морального вреда и не принял во внимание степень вины нарушителя. После постановки диагноза истец приготовился к мучительной смерти, приходили мысли о суициде. Суд не учел, что эти страдания он испытывал на протяжении десяти месяцев лечения.

Главный врач больницы Соколовский в своей апелляционной жалобе просил решение отменить полностью и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Будилина в полном объеме. Главврач полагал, что суд первой инстанции неверно применил положения п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей», когда исчислял сумму штрафа, подлежащего взысканию с больницы. В частности, в сумму для расчета штрафа он необоснованно включил расходы по оплате услуг представителя и по составлению искового заявления, т. е. судебные расходы.

Главврач считал, что истец обязан был представить суду доказательства наступления неблагоприятных последствий для здоровья, т. е. наступления вреда. Вред должен состоять в причинно-следственной связи с установленным диагнозом. Из мотивировочной части решения суда первой инстанции следует, что неблагоприятных последствий для истца не наступило, в т. ч. и тяжких. Сам факт установления медицинского диагноза не может влечь для истца негативных последствий в виде ухудшения состояния здоровья.

Физических страданий, по мнению главврача, истец не претерпевал, так же как и нравственных. Задолго до установления диагноза у истца проявлялись акты агрессии, раздражительности, злобы. Пояснения свидетелей со стороны истца по факту перенесенных им нравственных страданий противоречивы и не согласованы между собой. Обращение Будилина в страховую компанию ООО «АльфаСтрахование-ОМС» с жалобой на качество медпомощи связано с несвоевременностью постановки ему диагноза, в то время как в исковом требовании пациент настаивал на отсутствии у него диагноза.

Будилин обращался в ООО «АльфаСтрахование-ОМС» по вопросу качества оказанной медицинской помощи. Страховая компания организовала проведение экспертизы качества помощи. Из экспертного заключения (протокола оценки качества медпомощи) следует, что помощь оказана с дефектами диагностических мероприятий, больной фактически находился на лечении без диагноза. Жалобу пациента эксперты признали обоснованной.

Суд первой инстанции заключил, что в результате необоснованного диагностирования, неполного комплекса медицинских мероприятий на стадии госпитализации истец претерпел нравственные страдания. Требования о компенсации морального вреда и штрафе обоснованны.

Судебная коллегия изучила материалы гражданского дела, выслушала представителя бюро медико-социальной экспертизы, где Будилину установили группу инвалидности, обсудила доводы апелляционных жалоб, проверила решение суда первой инстанции и согласилась с его выводами. Они в полной мере соответствуют положениям п. 9 ч. 5 ст. 19, ч. 2 и 3 ст. 98 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Согласно положениям Закона пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании медицинской помощи. Медицинские организации несут ответственность за нарушения в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании медицинской помощи. Причиненный вред медицинские организации возмещают в порядке и объеме, установленных законодательством.

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Как следует из ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

То обстоятельство, что в связи с установкой неверного диагноза истец испытывал моральные страдания, у суда первой инстанции не вызвало сомнения. Постановку неверного диагноза при установленных по делу обстоятельствах судебная коллегия расценивает как некачественное оказание медицинских услуг. Отсутствие тяжких последствий для здоровья не свидетельствует о том, что истцу не был причинен моральный вред.

Судебная коллегия не нашла оснований для изменения размера компенсации морального вреда. Доводы жалобы истца в части несогласия с размером компенсации морального вреда не могут служить причиной отмены либо изменения обжалуемого решения в этой части. Они сводятся к переоценке установленных судом первой инстанции обстоятельств, а для этого нет оснований.

Решение суда о наличии оснований для взыскания с ответчика штрафа соответствует положениям п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей». Сумма штрафа определяется в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Но саму сумму штрафа суд определил неверно, на что обоснованно указывает представитель ответчика в апелляционной жалобе.

Суд учел суммы, взысканные в качестве судебных расходов. Штраф же следовало рассчитывать как 50% от суммы компенсации морального вреда. Решение суда в части взысканного штрафа подлежит изменению, поскольку суд неправильно применил нормы материального права.

Неправильное применение норм процессуального права суд допустил и при определении размера госпошлины, подлежащей взысканию с ответчика в доход местного бюджета. Вывод суда о взыскании госпошлины в доход бюджета соответствует положениям ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), однако размер взысканной пошлины не соответствует положениям ст. 333.19 Налогового кодекса РФ.

Заявленное истцом требование о компенсации морального вреда носит неимущественный характер. А в силу ч. 3 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ госпошлина при подаче искового заявления неимущественного характера для физических лиц оплачивается в размере 300 руб. Таким образом, решение в части взыскания госпошлины также подлежит изменению.

В части взыскания судебных расходов коллегия не находит оснований для изменения решения суда первой инстанции. Согласно ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся в т. ч. расходы на оплату услуг представителей. Из части 1 ст. 98 ГПК РФ следует, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 Кодекса.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснено следующее. Суд не вправе уменьшать произвольно размер взыскиваемых сумм, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых расходов. Вместе с тем суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в т. ч. расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный, чрезмерный характер.

Как следует из материалов дела, истец воспользовался правом вести дело через представителя, понес расходы за составление искового заявления и за ведение дела. Определяя размер расходов на оплату услуг представителя, суд первой инстанции учел обстоятельства дела и объем проделанной представителем работы. Судебная коллегия в полной мере соглашается с определением суда и находит сумму, взысканную судом, разумной и справедливой, определенной с учетом всех обстоятельств.

Судебная коллегия определила изменить решение городского суда в части размера взысканного штрафа и госпошлины. Решено взыскать с больницы в пользу Будилина штраф в сумме … (данные изъяты), в доход местного бюджета госпошлину в размере 300 руб. В остальной обжалованной части решение оставить без изменения, апелляционные жалобы истца и ответчика — без удовлетворения.

Пациенту оказана некачественная услуга, чем ему причинен моральный вред

Постановку неверного диагноза судебная коллегия расценивает как некачественное оказание медицинских услуг

Суд неправильно применил нормы материального права

Какие расходы разумны

В пункте 13 постановления Пленума разъяснено, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: #78 Моральный вред. Компенсация морального вреда в суде. Как определить сумму и взыскать.

В силу специфической природы морального вреда в современном вредом понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Компенсация морального вреда — Моральный вред возмещение — 094 Блондинка вправе

Моральный вред поставят на материальную основу

VadimVasenin / Depositphotos.com

Ранее эксперты обсуждали необходимость установления справедливой суммы компенсации морального вреда. Члены Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству продолжили данную дискуссию на прошедшем на этой неделе круглом столе в Совете Федерации. Они отметили, что следует разработать конкретные предложения по закреплению минимального и максимального размеров компенсации ущерба – причиненных страданий, которые судьи могут использовать при рассмотрении однотипных исковых заявлений о возмещении морального вреда.

Сенаторы обратили внимание на то, что на сегодняшний день отсутствует единообразная судебная практика по вопросу размера компенсации за причинение морального вреда. Так, анализ судебных решений за 2018 год, представленный ими, показал, что при рассмотрении дел о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности в результате нарушений ПДД размер компенсации составлял от 50 тыс. руб. до 600 тыс. руб., а за причинение смерти по неосторожности в результате нарушений ПДД диапазон удовлетворенных требований – от 400 тыс. до 800 тыс. руб.

Участники круглого стола во время обсуждения привели судебные решения, на основе которых можно сделать следующие выводы:

  1. Стороны при разрешении вопроса в досудебном порядке не знают пределы сумм, которые могут быть указаны в качестве компенсации морального вреда. Например, в одном из дел судья удовлетворил исковые требования о компенсации морального вреда на сумму 50 тыс. руб., несмотря на то, что осужденный готов был возместить добровольно 100 тыс. руб. в досудебном порядке (апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 13 декабря по делу № 22-3250/2018).
  2. Размер компенсации за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности может быть выше, чем за причинение смерти по неосторожности в разных судах. Так, суд второй инстанции удовлетворил требования о возмещении морального вреда за причинение тяжкого вреда здоровью в пользу потерпевшего и обязал выплатить 600 тыс. руб. (апелляционное постановление Архангельского областного суда от 11 декабря 2018 года по делу № 22-3145/2018), а Верховный Суд одной из республик при рассмотрении дела о возмещении вреда за причинение смерти по неосторожности – 400 тыс. руб. каждому из двух потерпевших (апелляционное постановление ВС Республики Мордовия от 17 декабря 2018 года по делу № 22-1891/2018).
  3. При этом перед судьями стоит вопрос – необходимо ли учитывать материальное положение и обстоятельства по делу в отношении лица, которое причинило этот вред. Например, у осужденного по делу о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности на иждивении находился малолетний ребенок и беременная супруга, семья выплачивала кредит, а сам он являлся безработным (апелляционное постановление Архангельского областного суда от 11 декабря 2018 года по делу № 22-3145/2018). При этом выплатить он должен был 600 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда. По другому делу у осужденного на иждивении находилась дочь-инвалид, которой требовалась операция (апелляционное постановление ВС Республики Мордовия от 17 декабря 2018 года по делу № 22-1891/2018) и за причинение смерти по неосторожности суд обязал его выплатить в пользу двух потерпевших 400 тыс. руб. каждому.

«Физические и нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки, не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия, причиненные человеку в виде душевной боли», – отметил судья ВС РФ Виктор Момотов. По его мнению, судья при вынесении решения о компенсации морального вреда должен исходить из принципов разумности, справедливости, адекватности, соразмерности компенсации последствиям нарушения и баланса интересов сторон. Однако он подчеркнул, что на практике гражданам часто присуждаются достаточно низкие компенсации – 500 руб. (апелляционное определение СК по гражданским делам Брянского областного суда от 5 февраля 2019 г. по делу № 33-470/2019, апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 18 апреля 2019 г. по делу № 33-13329/2019, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 февраля 2019 г. по делу № 33-4240/2019). По его словам, подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия, полученных страданий.

Председатель Комиссии Ассоциации юристов России по вопросам определения размера компенсаций морального вреда Ирина Фаст отметила, что в международной практике существуют методики определения размера компенсации морального вреда – таблицы и тарифы, которые обозначают границы размера компенсаций в конкретных случаях с учетом причиненной тяжести вреда. При этом эксперт обратила внимание на то, что данные методики не ограничивают судей в установлении суммы возмещения, а дают ориентиры. Поэтому она предложила взять за основу опыт зарубежных стран, используя его с учетом национальных особенностей, и установить на законодательном уровне унифицированные размеры компенсаций морального вреда.

Виктор Момотов считает, что сама идея разработки формулы или арифметического алгоритма, позволяющего в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, заслуживает поддержки. Кроме того, установление пределов поможет гражданам разрешать споры в досудебном порядке, так как они будут понимать, на какую сумму денежных средств могут рассчитывать. Однако он подчеркнул, что следует учитывать следующий факт – возмещение морального вреда по своей природе является оценочной категорией, требующей учета различных факторов. К качестве примера он указал, что при вынесении решения следует учитывать особенности потерпевшего: возраст, пол, состояние психического и физического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математический алгоритм. «Если установить минимальную планку, то будет ли она отвечать желаниям граждан, и на каком основании будет определена такая планка?», – поставил вопрос Виктор Момотов. По его мнению, установление минимальной границы компенсации морального вреда может привести к тому, что для увеличения ее судом потребуются дополнительные обоснования. Он считает, что при решении вопроса об унификации размеров возмещения ущерба следует соблюдать осторожность, так как изменение института компенсации морального вреда должно проходить не по пути внесения изменений в Гражданский кодекс, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики. Разъяснения Пленума ВС РФ по вопросу применения законодательства о компенсации морального вреда были приняты 25 лет назад, в связи с чем судьи ВС РФ планируют начать разработку нового постановления.

На сегодняшний день, по словам экспертов, методика определения границ размеров компенсации морального вреда только разрабатывается. Примером попытки закрепления минимальных размеров компенсации морального вреда является законопроект о системе компенсаций за незаконное уголовное преследование. Депутаты Госдумы предлагали установить компенсацию за каждый день незаконного уголовного преследования. Однако законопроект был отклонен в этом месяце.

На ком лежит обязанность возместить моральный вред, причиненный определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции.

Эксперты предложили установить критерии определения компенсации морального вреда

Компенсация морального вреда – один из способов защиты прав граждан

Гражданам РБ гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, т.е. право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также на здоровые и безопасные условия труда (часть первая ст. 41 Конституции РБ). Защита данных прав гражданина, как и иных прав, га-рантированных Основным Законом, достигается способами и путями, установленными Гражданским кодексом РБ (далее – ГК).

Так, ст. 11 ГК определены следующие способы защиты гражданских прав:

– признание права;

– восстановление положения, существовавше-го до нарушения права;

– пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

– признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, установление факта ничтожности сделки и применение последствий ее недействительности;

– признание недействительным акта государственного органа или органа местного управления самоуправления;

– самозащита права;

– присуждение к исполнению обязанности в натуре;

– возмещение убытков;

– взыскание неустойки;

– компенсация морального вреда;

– прекращение или изменение правоотношения;

– неприменение судом противоречащего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления;

– иные способы, предусмотренные законодательством.

Таким образом, компенсация морального вреда относится к одному из способов защиты прав граждан, в т.ч. трудовых прав работников.

Что такое моральный вред?

Под моральным вредом понимаются испытываемые гражданином физические и (или) нравственные страдания (часть первая ст. 152 ГК).

Исходя из смысла части второй п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РБ от 28.09.2000 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда» (далее – постановление № 7) физические страдания – это физическая боль, функциональное расстройство организма, изменения в эмоциональноволевой сфере, иные отклонения от обычного состояния здоровья, которые являются последствием действий (бездействия), посягающих на нематериальные блага или имущественные права гражданина, работника. Нравственные страдания, как правило, выражаются в ощущениях страха, стыда, унижения, а равно в иных небла-гоприятных для работника в психологическом аспекте переживаниях, связанных с потерей работы, ограничением или лишением иных трудовых прав работника.

Трудовой кодекс РБ (далее – ТК) устанавливает перечень случаев компенсации морального вреда, причиненного работнику действиями нанимателя. Так, в случае увольнения работника без законного основания или с нарушением установленного по-рядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд вправе по требованию работ-ника вынести решение о возмещении морального вреда, причиненного ему указанными действиями (ст. 246 ТК).

Пример

20 июня 2008 г. гражданка З. (далее – истец) обратилась в суд с исковым заявлением о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В исковом заявлении истец указала, что на ос-новании приказа от 05.06.2008 она была уволена с работы за совершение прогула без уважительных причин в период с 29 мая по 4 июня 2008 г. согласно п. 5 ст. 42 ТК.

Истец 8 июня 2008 г. представила в бухгалтерию листок временной нетрудоспособности, по которому в период с 29 мая по 4 июня 2008 г. она болела.

Об увольнении она уведомлена не была, с приказом не ознакомлена, окончательный расчет с истцом произведен не был. Представитель ответчика на судебное заседание не прибыл и возражений по иску не представил.

Изучив материалы дела, исследовав имеющиеся в деле доказательства, заслушав работника и прокурора, суд принял решение о восстановлении гражданки З. на работе, взыскании среднего зара-ботка за время вынужденного прогула в размере 560 450 руб. и морального вреда в размере 200 000 руб.

Лучше не доводить до суда, или Как можно исправить ситуацию?

Что же можно предпринять в случае подачи работником требования о возмещении морально-го вреда и как сократить такие выплаты?

Во-первых, лучший способ – это договориться в досудебном порядке. Например, вы можете предложить работнику вместо возмещения морального вреда написать заявление на оказание ему материальной помощи. Указанные действия позволят применить иной, более выгодный, порядок налогообложения, не понести судебные рас-ходы и сконцентрировать основное внимание на производственной деятельности предприятия.

Еще один вариант – в случае незаконного увольнения с работы предложить работнику дру-гое рабочее место на оговоренный сторонами срок либо продлить основной трудовой договор. Необходимо заметить, что в большинстве таких ситуаций работник соглашается на предложенные нанимателем условия.

Если договориться не удалось…

На практике имеют место случаи, когда работник все-таки настаивает на взыскании морального вреда в судебном порядке и не желает идти на уступки. В таких ситуациях нанимателю необходимо принять все возможные меры по минимализации расходов.

Моральный вред компенсируется, как прави-ло, в денежной форме, если законодательством или трудовым договором не предусмотрена иная форма компенсации морального вреда.

 

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера при-чиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда (часть вторая ст. 970 ГК). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Пробелы законодательства

По мнению автора, на сегодняшний день в законодательстве отсутствует порядок определения размера компенсации морального вреда. Нет так-же и точно сформулированных критериев оценки его размера. Принятые постановления Пленума Верховного Суда РБ, которые упомянуты в настоя-щей статье, не содержат каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации морального вреда при разрешении конкрет-ного спора. Таким образом, назрела объективная необходимость проведения анализа критериев оценки размера компенсации морального вреда и формирования общего метода применения таких критериев при определении размера компенсации.

Обозревая судебную практику разрешения трудовых споров о восстановлении работника, за-являющего требования о возмещении морального вреда на работе, приходим к выводу, что размер компенсации морального вреда выше у лиц, имеющих более высокие доходы и обладающих более «высоким» профессиональным (должностным) статусом.

Отстаиваем свою позицию в суде

При отстаивании своей правовой позиции в суде вам необходимо учитывать следующее:

– моральный вред подлежит компенсации лишь исключительно в случаях, предусмотренных ст. 246 ТК (а именно: при увольнении работника без законного основания или с нарушением установ-ленного порядка увольнения либо незаконном переводе на другую работу) либо определенных тру-довым договором;

– требования работника о размере компенсации морального вреда должны быть основаны на конкретных обстоятельствах;

– компенсация морального вреда допускается исключительно по требованию, заявленному ра-ботником. Суд по своей инициативе не вправе решать вопрос о компенсации морального вреда;

– в исковом заявлении работник должен указать, кем, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены ему физические и (или) нравственные страдания, в чем они выражаются, в какой денежной сумме он оценивает их компенсацию;

– при определении размеров компенсации мо-рального вреда следует руководствоваться частью второй ст. 152 и п. 2 ст. 970 ГК;

– при определении степени нравственных и физических страданий уволенного работника не-обходимо учитывать тяжесть (значимость) насту-пивших для него последствий и их общественной оценки, обстоятельства причинения морального вреда, материальное положение, уровень заработ-ной платы и др.;

– если возникновению или увеличению морального вреда содействовала неосторожность работника, то размер компенсации определяется учетом степени его вины (ст. 952 ГК);

– работники освобождаются от уплаты госу-дарственной пошлины и издержек по индивиду-альным трудовым спорам, включая споры о возмещении морального вреда, если они вытекают из трудовых отношений (часть четвертая ст. 241 ТК и п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РБ от 29.03.2001 № 2 «О некоторых вопросах приме-нения судами законодательства о труде» (далее – постановление № 2));

– право требования компенсации морального вреда не наследуемое. В связи с этим по та-ким делам процессуальное правопреемство не допустимо.

Наниматель имеет право возложить на виновное должностное лицо понесенный ущерб

После вынесения судом решения о взыскании с нанимателя в пользу работника, чьи права нарушены, морального вреда наниматель имеет право возложить на виновное должностное лицо поне-сенный при этом ущерб, если он не был возмещен в добровольном порядке. Указанное обстоятельст-во закреплено в п. 50 постановления № 2.

Должностное лицо во исполнение ст. 245 ТК несет полную материальную ответственность. Пунктом 12 постановления № 7 установлено, что юридические лица возмещают вред, причиненный его работником при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей (ст. 937 ГК). Указанное правило распространяется и на случаи причинения морального вреда.

Право обратного требования (право регресса)

Право регресса к лицу, причинившему вред, регулируется ст. 950 ГК и может быть реализовано после удовлетворения искового заявления работника о возмещении морального вреда в размере выплаченного возмещения, если иной размер не определен нормативными правовыми актами.

Наниматель обращается в адрес виновного должностного лица с предложением о доброволь-ном возмещении причиненного вреда (ст. 401 ТК). В ситуациях, когда виновным должностным лицом выступают руководитель юридического лица и (или) его заместители, возмещение морального и иного ущерба осуществляется в соответствии со ст. 950 ГК в судебном порядке по заявлению соб-ственника или уполномоченного им органа либо прокурора.

В судебном порядке рассматриваются, в част-ности, споры собственника или уполномоченного им органа к руководителям организаций и их за-местителям о возмещении материального ущерба, причиненного организации, в т.ч. к руководителям организаций (должностным лицам), виновным в незаконном увольнении, переводе, перемещении, изменении существенных условий труда, отстранении от работы, задержке исполнения решения суда о восстановлении на работе, на прежнем рабочем месте, прежних существенных условий труда, а также о возмещении выплаченного работнику морального вреда, если ущерб не возмещен в добровольном порядке (подп. в п. 6 постанов-ления Пленума Верховного Суда РБ от 26.03.2002 № 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей»).

Размер ущерба, подлежащего возмещению, может быть уменьшен судом

При возложении материальной ответствен-ности в качестве возмещения морального вреда виновным работником суд вправе учесть степень вины такого лица, его материальное положение, конкретные обстоятельства и уменьшить размер ущерба, подлежащего возмещению (ст. 409 ТК). При этом обстоятельства, послужившие основани-ем для уменьшения размера взыскиваемого ущерба, должны быть изложены судом в мотивировоч-ной части решения (в случаях ее составления).

На основании вышеизложенного можно с уве-ренностью констатировать, что наниматель имеет ряд оснований и возможностей, как предусмот-ренных законодательством, так и вытекающих из сущности трудовых правоотношений, позволяю-щих сократить расходы и затраты, понесенные причинением работнику морального вреда в связи с его незаконным увольнением (переводом, пере-мещением и т.п.).

А.М. Эрделевский считает, что «сами негативные изменения происходят в доказательства факта претерпевания лицом морального вреда не всегда.