Орле гражданское дело по иску Милина А.М. к Российской иска о компенсации морального вреда в порядке реабилитации. Поскольку.

Возмещение морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы. 

по оценкам юристов, средняя компенсация морального вреда за жизнь и здоровье человека в России

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму. 

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии.  У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации. 

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд. 

Ирина Фаст, адвокат АК Региональный рейтинг , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Несмотря на очевидность того, что  компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Ирина Фаст, адвокат АК Региональный рейтинг  

Андрей Гривцов, партнер АБ Федеральный рейтинг группа Уголовное право49 место По выручкеПрофайл компании приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Сергей Миронов о компенсации за незаконное уголовное преследование

Суд посчитал, что 50 рублей — ​вполне справедливая Компенсация морального вреда составила 1 рублей. Но это.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование

Замдиректора кадетского корпуса компенсируют незаконное уголовное преследование

Решение по гражданскому делу о возмещении морального вреда в порядке реабилитации

08.12.2017

В Коминтерновским районном суде города Воронежа слушалось дело о возмещении морального вреда в порядке реабилитации в размере 1000000 рублей.

После того, как было вынесено постановление о прекращении уголовного дела, истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, нанесенного ему в рамках незаконного уголовного преследования.

Право на компенсацию морального вреда, связанного с уголовным преследованием возникает в связи с прекращением уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ — отсутствие в деяниях состава преступления. Так как прекращение уголовного преследования, в совершении преступлений, предусмотренных ст. 146 ч. 2 УК РФ, по реабилитирующим основаниям, влечет реабилитацию лица, обвиняемого в совершении уголовно наказуемого деяния, и указывает на незаконность уголовного преследования этого лица.

В связи с чем, истец обратился в суд с настоящим иском.

На протяжении 6,5 месяцев он был лишен свободы передвижения, так как в ходе уголовного преследования в отношении истца была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Весь период времени, в течение которого в отношении него проводилось предварительное расследование  зная о своей невиновности, испытывал внутренний дискомфорт от того, что родственники (родители, супруга, дети), коллеги знают о привлечении его к уголовной ответственности. Это обстоятельство усугубляло переживания по поводу допущенной по отношению к нему несправедливости. Также по причине незаконного применения к нему меры пресечения в виде подписки о невыезде он не имел возможности выезда на отдых.

В силу статьи 136 УПК РФ лицо за которым признано право на реабилитацию имеет право на денежную компенсацию причиненного ему морального вреда. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Адвокат поддержал иск в полном объеме.

Суд выслушав пояснения представителей сторон, исследовав и оценив материалы гражданского дела, представленные доказательства. Постановил частично удовлетворить иск. Апелляционных возражений не было представлено ни со стороны Истца ни со стороны Ответчика.

Мотивированное решение суда изготовлено и подписано в окончательной форме.

Reshenie 3931-17

 

Источник: Производство по гражданским и административным делам

Результат: Достигнуты поставленные цели

УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на При определении размеров компенсации морального вреда суд.

Компенсация морального вреда реабилитированному лицу по уголовному делу частного обвинения

Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства (ст.2), гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст.53).

В уголовном судопроизводстве право граждан на реабилитацию и порядок его реализации закреплены в нормах главы 18 УПК РФ.

Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п.34 ст.5 УПК РФ).

В соответствии со ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

К реабилитированным на досудебных стадиях относятся:

а) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части 1 статьи 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 – 5 части 1 статьи 448 УПК РФ);

б) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 4 – 6 части 1 статьи 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела).

Лица, имеющие право на реабилитациюприменительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства:

а) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

б) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям;

в) осужденный – в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 27 УПК РФ.

Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Согласно п.4 ч.2 ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям в части предъявленного ему самостоятельного обвинения (частичная реабилитация).

В соответствии с ч.2-1 ст.133 УПК РФ, право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно – публичного обвинения, но и по делам частного обвинения, в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен, и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми, или вновь открывшимися обстоятельствами, либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.

Согласно п.4 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2011 г. «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующей реабилитацию в уголовном судопроизводстве», не относятся к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ:

– подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его, а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Если указанным лицам при этом причинен вред, вопросы, связанные с его возмещением, в случаях, предусмотренных ч.3 ст.133 УПК РФ (например, при отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с ч.1 ст.111 УК РФ на ст.115 УК РФ, по которой данная мера пресечения применяться не могла), разрешаются в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

В соответствии с ч.4 ст.133 УПК РФ, право на реабилитацию не распространяется на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

Однако, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных выше обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ.

Согласно п.6 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2011 г., не отнесены к кругу лиц, имеющих право на реабилитацию:

— физические лица, не указанные в ч.2 ст.133 УПК РФ, незаконно подвергнутые в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения, а также юридические лица, которым незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания в ходе производства по уголовному делу причинен вред (например, вследствие незаконного наложения ареста на имущество юридического лица).

Однако, в случае причинения вреда указанным лицам они имеют право на его возмещение в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ (ч.3 ст.133, 139 УПК РФ).

Лица, не имеющие право на реабилитацию и на возмещение вреда на основании ч.3 ст.133 УПК РФ, в случае причинения им вреда дознавателем, следователем, прокурором или судом, в соответствии с ч.5 ст.133 УПК РФ, имеют право на его возмещение в порядке гражданского судопроизводства (например, в случае причинения вреда при проведении оперативно – розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись).

Согласно ч.1 ст.134 УПК РФ, основанием для возникновения у лица права на реабилитациюявляется постановленный в отношении его оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в ч.2 ст.133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера. Право на реабилитацию признается за лицом дознавателем, следователем, прокурором, судом, признавшими незаконным или необоснованным его уголовное преследование (принявшими решение о его оправдании либо прекращении в отношении его уголовного дела полностью или частично) по основаниям, перечисленным в ч.2 ст.133 УПК РФ. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

В соответствии с ч.2 ст.135 УПК РФ, в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом РФ, со дня получения копии документов, указанных в ч.1 ст.134 УПК РФ, и извещения о порядке возмещения вреда, реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по месту жительства реабилитированного, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор, либо в суд по месту жительства реабилитированного.

Требование о возмещении имущественного вреда может быть заявлено законным представителем реабилитированного (ч.3 ст.135 УПК РФ).

Согласно ч.1 ст.135 УПК РФ, возмещение лицу имущественного вреда при реабилитации включает в себя возмещение:

– заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования;

– возврат имущества, или возмещение ущерба, причиненного конфискацией или обращением имущества в доход государства на основании приговора или решения суда;

– штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

– сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитникам;

– иных расходов, понесенных вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, подтвержденных документально либо иными доказательствами.

Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции (ч. 4 ст.135 УПК РФ).

Возмещение морального вреда, согласно ст.136 УПК РФ, предусматривает:

– принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред;

– помещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отношении реабилитированного были распространены в средствах массовой информации;

– направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или по месту жительства.

Иски о компенсации морального вреда в денежном выражении в соответствии с ч.2 ст.136 УПК РФ предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно ч.2 ст.138 УПК РФ, реабилитированным, которые были лишены на основании судебного решения специальных, воинских и почетных званий, классных чинов, а также государственных наград, восстанавливаются соответствующие звания, классные чины и возвращаются государственные награды.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Кому положена компенсация морального вреда

Подача иска о компенсации морального вреда облагается затратами на лечение и формальным возмещением морального вреда.