Понимает сущность и особенности гражданско-правовой ответственности в сфере информационной безопасности. Знает правовую природу.

Содержание

Гражданско-правовая ответственность за правонарушение в информационной сфере

Словарь юридических терминов: Ответственность в информационной сфере

Термины из раздела "Информационное право"

Ответственность в информационной сфере. Юридическая ответственность реализуется с учетом специфических методов информационного права при возникновении конфликтных противоправных ситуаций. Дисциплинарная ответственность наступает за противоправные действия, совершаемые субъектами информационного права в связи с исполнением своих прав и обязанностей (п. 6 ст. 9 Закона «О правовой охране топологий интегральных микросхем», ст. 46 Конституции РФ — ответственность служащих за представление недоброкачественной информации). Административная ответственность устанавливается в гл. 13 КоАП РФ — за использование несертифицированных услуг связи, нарушение правил защиты информации, разглашение информации с ограниченным доступом, злоупотребление свободой массовой информации. Гражданско-правовая ответственность предусматривается ч. 2 ст. 139 ГК РФ: за нарушение норм, регулирующих информационно-имущественные отношения (исключительные права в авторском праве), а также возмещение морального вреда и имущественного вреда в случае разглашения порочащих сведений. Уголовная ответственность устанавливается УК РФ: ст. 237 «Сокрытие, искажение информации, касающиеся здоровья, жизни населения»; ст. 283 и 284 — правонарушения, связанные с разглашением государственной тайны; глава о правонарушениях в компьютерной сфере (ст. 272, 273 и 274). Ответственность средств массовой информации предусмотрена за злоупотребления правами журналиста; нарушение неприкосновенности частной жизни; клевету и оскорбление; нарушение более 2 раз в год ст. 4 Закона «О средствах массовой информации» (о публикации различного рода запрещенной информации).

Курсовые и дипломные работы по информационному праву

ЗАКАЗАТЬ АВТОРСКУЮ РАБОТУ ПО ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Бесплатная консультация юриста по телефонам:

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Гражданско-правовая ответственность наступает за нарушение договорных государственных служащих за нарушение стандартов информационной При этом основная масса гражданско-правовых споров рассматривается.

Вы точно человек?

12.1. Общие сведения о юридической ответственности за нарушение законодательства в информационной сфере

Понятие юридической ответственности относится к числу общетеоретических и применяемых в различных отраслях права. Это понятие неоднозначное и, в известной мере, спорное для юридической науки. Доктринальному единству подхода к данной категории препятствуют различия в исходных правовых позициях ученых, которые нашли отражение в многочисленных работах, посвященных проблемам юридической ответственности.

Являясь одним их юридических средств, нейтрализующих последствия ненадлежащего поведения субъекта, нарушающего права и охраняемые законом интересы других лиц, юридическая ответственность выступает как реакция государства на совершенное правонарушение. Эта реакция имеет властный, принудительный характер, понуждающий правонарушителя претерпеть неблагоприятные для него последствия в виде лишения определенных материальных или нематериальных благ. Исходя из этого, содержанием юридической ответственности будет выступать государственное властное принуждение, проявляющее себя в различных формах. Однако не всякое государственное принуждение следует считать ответственностью. Например, принудительное (судебное) воздействие, побуждающее нарушителя к исполнению своих обязанностей, не будет мерой ответственности, поскольку в данном случае отсутствует элемент дополнительных неблагоприятных последствий для нарушителя, т.е. тех самых лишений, которые выходят за рамки принудительно исполненной обязанности.

Юридическая ответственность за нарушения законодательства, регулирующего отношения в информационной сфере, имеет ряд специфических особенностей. Эти особенности заключаются в следующем:

  • правонарушения, подпадающие под применение тех либо иных мер воздействия на совершившего их субъекта, всегда связаны с информацией;
  • правонарушения можно рассматривать в качестве информационно-правовых, если их связь с информацией является не только непосредственной, но и опосредованной наличием ее материального носителя.

Как и любая юридическая ответственность, ответственность за правонарушения в информационной сфере реализуется в рамках правоохранительных правоотношений, субъектами которых выступают нарушитель информационно-правовых норм и государство в лице уполномоченных на применение санкций органов. Лицо, привлекаемое к ответственности, имеет право на защиту от незаконного привлечения.

В доктрине выделяют принципы юридической ответственности, которые в полной мере распространяются и на ответственность в информационной сфере. К их числу относятся:

  • принцип законности, означающий, что ответственность имеет место лишь за правонарушения в информационной сфере, признаваемые в качестве таковых законом;
  • принцип обоснованности, заключающийся в установлении факта совершения лицом конкретного правонарушения;
  • принцип справедливости, означающий, в частности, что ответственность должна быть соизмерима тяжести совершенного правонарушения;
  • принцип неотвратимости, предполагающий неизбежность наступления для правонарушителя неблагоприятных последствий;
  • принцип целесообразности, заключающийся в индивидуализации мер воздействия на правонарушителя и соответствии этих мер целям юридической ответственности.

Государственное принуждение осуществляется путем применения к нарушителю различных мер воздействия. От характера этих мер и характера последствий их применения зависит отраслевая принадлежность юридической ответственности за нарушения законодательства в информационной сфере. Если неблагоприятные последствия носят имущественный характер и выражаются в возмещении убытков, уплате неустойки, возмещении вреда, имеет место гражданско-правовая ответственность.

Если неблагоприятные последствия выражаются в санкциях, предусмотренных нормами административного или уголовного законодательства, имеет место административно-правовая или уголовная ответственность.

Общие сведения о юридической ответственности за нарушение к данной категории препятствуют различия в исходных правовых позициях ученых, вреда, имеет место гражданско-правовая ответственность.

Ответственность за информационные правонарушения

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации 12

1.1. Понятие гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации 12

1.2. Основания и условия гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации 31

1.3. Меры гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации 61

ГЛАВА 2. Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на результаты отдельных видов интеллектуальной деятельности 94

2.1. Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения авторских прав 94

2.2. Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения патентных прав 113

2.3. Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг 128

Заключение 145

Библиография

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В настоящее время ввиду высокого уровня незаконного использования интеллектуальных прав острой проблемой современного экономически развитого общества становится обеспечение благоприятных условий для развития и защиты интеллектуальной собственности – одного из особо значимых правовых институтов. В условиях рыночной экономики и обострения конкурентной борьбы роль государственной политики по обеспечению эффективной правовой защиты интеллектуальных прав – важнейшего условия динамичного развития экономики, сбережения национального культурного потенциала и развития инноваций – возрастает с каждым днем.

В процессе правоприменения норм части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации выявились некоторые проблемы, обусловливающие необходимость дальнейшего реформирования гражданского законодательства в плане защиты интеллектуальных прав, что опосредовано переходом Российской Федерации на инновационную модель промышленного развития. Интеллектуальные права нуждаются в особой правовой защите и, соответственно, действенных мерах гражданско-правовой ответственности за их нарушения, поскольку именно защищенность прав и интересов правообладателей является важнейшим показателем эффективности законодательства.

Вопросы ответственности детально освещены в научных работах, однако, гражданско-правовая ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации затрагивается довольно редко. Между тем, эффективное и адекватное регулирование механизма привлечения правонарушителей к гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав, выстроенное на основе логично обоснованной доктрины, будет способствовать устранению таких негативных явлений, как «контрафакт», «интеллектуальное пиратство», «плагиат», «патентное рейдерство», «патентный тролль» и т. д. Обеспеченная правом возможность применения действенных мер гражданско-правовой ответственности к нарушителям прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации позволяет формировать уважительное отношение к объектам интеллектуальной собственности со стороны пользователей и третьих лиц. Таким образом, ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации находится на этапе своего становления и поиска наиболее адекватных мер воздействия на правонарушителей.

Важность и необходимость доктринального исследования проблем гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации – одного из приоритетных вопросов в развитии экономических отношений в России и в ее интегрировании в мировое экономическое пространство – обусловлены несомненной значимостью обеспечения адекватной и действенной их защиты в целях соблюдения конституционных прав и свобод человека .

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы гражданско-правовой ответственности, включая отдельные аспекты ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, исследовали Ю.Н. Андреев, Б.С. Антимонов, В.А. Белов, Э.П. Гаврилов, В.П. Грибанов, Ю.Т. Гульбин, В.Ю. Джермакян, О.В. Добрынин, В.А. Дозорцев, Е.А. Елизаров, В.И. Еременко, А.К. Жарова, В.О. Зимин, В.В. Иванов, О.С. Иоффе, В.О. Калятин, Д.Н. Кархалев, А.Ф. Коробейников, М.В. Лабзин, К.В. Лиджеева, В.Н. Лопатин, Н.С. Малеин, И.Э. Мамиофа, В.П. Мозолин, М.А. Невская, Д.М. Орлов, А.А. Пиленко, А.П. Рабец, Р.В. Речкин, О.А. Рузакова, А.П. Сергеев, А.Г. Серго, А.В. Степанова, С.А. Судариков, Е.Е. Сухарев, Е.Н. Тарасова, В.А. Тархов, Г.И. Тыцкая, Е.А. Флейшиц, И.Я. Хейфец, В.А. Хохлов, М.В. Цветкова, Г.Ф. Шершеневич, А.К. Шульга, Л.В. Щербачева и др.

Вместе с тем, вопросы гражданско-правовой ответственности за нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в последние десятилетия не были предметом комплексных научных исследований, а фрагментарные работы при всей их научной ценности не могли решить комплекса проблем, накопившихся в процессе модернизации гражданского законодательства.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, формирование новых доктринальных подходов в вопросах особенностей указанной ответственности, в том числе по отношению к некоторым объектам таких прав, а также выработка предложений по совершенствованию действующего гражданского законодательства в рассматриваемой сфере.

Для достижения поставленной в настоящем диссертационном исследовании цели необходимо решить следующие задачи:

– исследовать специфику гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации;

– выявить достаточные основания и условия гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации;

– исследовать способы защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, вычленив способы, относящиеся к мерам гражданско-правовой ответственности, предусмотренной за их нарушение;

– определить основания и условия гражданско-правовой ответственности информационных посредников за нарушение авторских прав на основе баланса интересов правообладателей, пользователей и информационных посредников;

– исследовать особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения патентных прав;

– исследовать и развить доктрину косвенного нарушения патента;

– выявить особенности мер гражданско-правовой ответственности за нарушения прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг;

– сформулировать на основе проведенного анализа действующего отечественного и зарубежного законодательства, материалов правоприменительной практики предложения по совершенствованию гражданского законодательства, регулирующего вопросы исследуемого круга правоотношений.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют достижения российской и зарубежной гражданско-правовой наук, нашедшие выражение в трудах таких ученых, как Ю.Н. Андреев, Б.С. Антимонов, В.А. Белов, Э.П. Гаврилов, В.П. Грибанов, Ю.Т. Гульбин, В.Ю. Джермакян, О.В. Добрынин, В.А. Дозорцев, В.В. Дорошков , Е.А. Елизаров, В.И. Еременко, А.К. Жарова, В.О. Зимин, В.В. Иванов, О.С. Иоффе, В.О. Калятин, Д.Н. Кархалев, А.Ф. Коробейников, Н.В. Котельников, М.В. Лабзин, К.В. Лиджеева, В.Н. Лопатин, А.А. Лукьянцев, Н.С. Малеин, И.Э. Мамиофа, В.П. Мозолин, В.Я. Мотылева, М.А. Невская, Д.М. Орлов, А.А. Пиленко, А.П. Рабец, Р.В. Речкин, О.А. Рузакова, А.П. Сергеев, А.Г. Серго, А.В. Степанова, С.А. Судариков, Е.Е. Сухарев, Е.Н. Тарасова, В.А. Тархов, Г.И. Тыцкая, Е.А. Флейшиц, И.Я. Хейфец, В.А. Хохлов, М.В. Цветкова, Г.Ф. Шершеневич, А.К. Шульга, Л.В. Щербачева, Adam Jolly, Andrei Harasymiak, Corinne Langinier, Gautam V. Kene, Jeremy Philpot, Mark A. Lemley, Patrick E. King, Philippe Marcouly, Richard J. McNeely, Richard J. Stark, Timothy T. Lau и др.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составляют Конституция Российской Федерации, действующее гражданское законодательство, практика судов общей юрисдикции и арбитражная практика, а также научные доктрины, получившие свое закрепление в научных трудах цивилистов. При исследовании судебной практики анализу подвергались одни из самых актуальных и сложных гражданско-правовых споров, касающиеся вопросов ответственности за нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также формирующаяся практика Суда по интеллектуальным правам.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие при нарушении прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в связи с применением мер гражданско-правовой ответственности.

Предметом диссертационного исследования является совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих отношения при применении мер гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, проблем их применения и совершенствования.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты позволили обосновать систему мер гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, выявить сущность и особенности такой ответственности, сформулировать новые доктринальные подходы к правовому регулированию данного вида юридической ответственности.

Автором сделаны предложения по совершенствованию гражданско-правового регулирования отношений, возникающих при нарушении прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в связи с применением мер гражданско-правовой ответственности. На основании исследования зарубежного опыта правового регулирования отношений по привлечению к ответственности за нарушения прав на объекты интеллектуальной собственности сделаны конкретные предложения по конвергенции норм зарубежного законодательства в гражданско-правовую доктрину Российской Федерации.

Настоящая работа является одним из первых комплексных квалификационных научных исследований особенностей гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации после принятия четвертой части ГК РФ, в которой учтены материалы научной дискуссии относительно путей дальнейшей модернизации гражданского законодательства Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования выражена в основных положениях и выводах, выносимых на защиту.

1. Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации предполагает наличие обязательных признаков: определенность законом или договором; возникновение исключительно за нарушение обеспеченных охраной интеллектуальных прав; имущественный и компенсаторно-восстановительный характер; неблагоприятные последствия для нарушителя; взыскание компенсации в пользу потерпевшего.

2. При решении вопроса о применении мер гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации следует исходить из приоритета принципа причинения вреда, а не принципа вины нарушителя. Это обеспечит более надежную правовую защиту правообладателей и будет стимулировать третьих лиц к уважительному отношению к соблюдению интеллектуальных прав правообладателей, а также способствовать развитию должной осмотрительности у субъектов гражданского оборота.

3. Достаточным основанием применения мер гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации является факт нарушения обеспеченного правовой охраной интеллектуального права вне зависимости от размера причиненных убытков и характера правонарушения. К числу достаточных условий следует отнести совершение правонарушителем противоправного действия, причинение этим действием убытков правообладателю, наличие причинной связи между действиями правонарушителя и возникшими убытками, отсутствие факта злоупотребления правом со стороны правообладателя.

4. В качестве меры гражданско-правовой ответственности за нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации целесообразно законодательно закрепить возможность взыскания компенсации вреда – морального (для физических лиц) и репутационного (для юридических лиц).

5. К мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации следует относить: возмещение убытков, причиненных нарушением права (основная мера), взыскание компенсации за нарушение права (специальная мера), компенсацию морального (репутационного) вреда.

6. Основания и условия гражданско-правовой ответственности информационных посредников за нарушения интеллектуальных прав, позволяющие обеспечить баланс интересов правообладателей, пользователей и информационных посредников, предлагается урегулировать следующим образом. Информационный посредник несет гражданско-правовую ответственность за нарушение интеллектуальных прав правообладателей, если: 1) информация, нарушающая интеллектуальные права правообладателя, находящаяся в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети Интернет, размещена им самим либо уполномоченным на то лицом; 2) он в разумный срок с момента получения уведомления от правообладателя о нарушении его прав, либо момента, когда он узнал, что размещенный материал нарушает права третьих лиц, не предпринял мер по их устранению и защите; 3) он не предоставил правообладателю информацию о фактическом нарушителе его прав.

7. В перечень мер гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на изобретение, полезную модель или промышленный образец следует внести взыскание компенсации и взыскание морального (репутационного) вреда. Существующее ограничение мер гражданско-правовой ответственности, применяемых к правонарушителю, лишь возмещением убытков не отвечает интересам патентообладателя, поскольку такой подход затрудняет восстановление в полной мере его нарушенного права.

8. В целях обеспечения эффективной гражданско-правовой защиты прав патентообладателей предлагается законодательно закрепить возможность привлечения к гражданско-правовой ответственности за нарушение патентных прав косвенных правонарушителей – лиц, в результате активных действий которых (продажа элементов, частей, материалов, способа, полностью предназначенных для изготовления объекта, на который имеется патент, либо предложение к их продаже) в отношении третьих лиц будет совершено прямое нарушение права на патент. При этом в отношении косвенных правонарушителей следует предусмотреть солидарную гражданско-правовую ответственность.

9. Компенсацию за нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации как меру гражданско-правовой ответственности, исходя из предусмотренных законодателем двух способов ее расчета, следует классифицировать на компенсацию, размер которой непосредственно связан с размером причиненных убытков, и компенсацию, выполняющую помимо компенсаторно-восстановительной штрафную функцию.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что полученные выводы позволяют осуществлять дальнейшее развитие и дополнение многих гражданско-правовых аспектов правового регулирования института гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, что также может способствовать, в свою очередь, формированию новых доктринальных подходов. Предлагаемые автором научные положения и сформулированные выводы способствуют дальнейшему углублению теории отечественного гражданского права, выступая в определенной степени методологической основой для детального изучения проблем гражданско-правовой ответственности и, в частности, гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной собственности.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использовать его результаты в целях совершенствования и модернизации гражданско-правового регулирования вопросов ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной собственности. Содержащиеся в работе авторские предложения могут найти свое дальнейшее развитие и практическое применение в судебной практике, а также работниками органов государственной власти и управления Российской Федерации и субъектов РФ. Диссертационная работа может представлять определенный интерес при преподавании курсов по гражданскому и предпринимательскому праву, специальных курсов «Право интеллектуальной собственности», «Актуальные проблемы гражданского права» и «Проблемы гражданско-правовой ответственности», а также разработке соответствующих учебно-методических материалов и комплексов.

Структура и содержание диссертационного исследования обусловлены поставленными целями и задачами. Структурно диссертационная работа представлена введением, двумя главами, включающими в себя шесть параграфов, заключением и библиографическим списком.

Основания и условия гражданско-правовой ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

Признавая ценность вышеуказанных правовых подходов, также следует рассмотреть иные дефиниции юридической ответственности, предлагаемые доктриной, в которых также проявляется многообразие существующих подходов. Вот далеко неполный перечень из них.

Так, В.М. Ягудина под юридической ответственностью предлагает понимать — возникновение и реализацию в установленном законом порядке обязанности субъекта претерпеть меры государственного принуждения, предусмотренные санкцией правовой нормы, в виде лишений (ограничений) личного, имущественного или организационного характера за совершенное правонарушение4.

Юридическая ответственность В.Г.Федоровой определяется как выполнение лицом (физическим лицом, юридическим лицом) правовых указаний (велений), в рамках установленных законом запретов и возможностей, соответствующих штрафным или поощрительным санкциям, осуществляемое в ходе правоотношения5. Д.А. Липинский дает следующее определение юридической ответственности: юридическая ответственность представляет собой юридическую обязанность правомерного поведения субъектов в форме соблюдения и исполнения, установленных нормой права требований, одобряемого или поощряемого государством, при этом, в случае нарушения указанной обязанности — обязанность лица, нарушившего право, претерпеть осуждение, ограничение, а также ограничение реализации прав материального, правового или личного характера1. Вместе с тем, позднее указанный ученый в докторской диссертации пишет, что «юридическая ответственность — это определенная нормой права, обеспеченная и гарантированная силой государственного принуждения, убеждения, поощрения правовая обязанность субъекта по соблюдению и исполнению, определенных правовой нормой, требований, которая заключается в правомерном поведении, одобряемом и поощряемом государством, но в случае ее нарушения — обязанность лица нарушившего право претерпеть осуждение, ограничение прав и их реализации, как имущественного, так и (или) личного неимущественного характера2. В.Ф. Попондопуло под юридической ответственность понимает реализующуюся особую обязанность отвечать, возникшую на основе особого юридического факта — правонарушения3.

Б.Н. Габричидзе и А.Г. Чернявский определяют юридическую ответственность как применение к виновному лицу мер государственного принуждения за совершенное правонарушение

О.Э. Лейст подразумевает под ответственностью реализацию санкции правовой нормы . В основе данного им определения лежит посылка, согласно которой ответственность представляет собой исключительно реализацию санкции, тем самым не раскрывая правовой природы самой ответственности, и придавая ответственности служебную роль. Санкция и ответственность безусловно схожи по своему содержанию, но вместе с тем, не всякая санкция являет собой меру ответственности2.

В.М. Горшенев исследуя юридическую ответственность, приходит к выводу, что она представляет собой способность лица отдавать отчет своему поведению, которое нарушает права других лиц или норму права, и лишаться своих определенных благ, посредством применения мер государственно-принудительного характера, которая признается государством3. Применительно к этому определению, следовало бы сделать оговорку о том, что отождествление ответственности лица с его способностью отвечать за свои противоправные действия, видится не совсем верным.

Как известно, разграничение одного понятия от другого должно осуществляться с помощью минимального количества содержательных признаков. Так, применительно к юридической ответственности, как правило, выделяют следующие три признака: порицание действий лица, на которого возлагается соответствующая ответственность; применение или возможность применения мер государственного принуждения; наличие дополнительных обременении, лишений или новых обязанностей для правонарушителя4. Применительно к гражданско-правовой ответственности следует заметить, что она не всегда отвечает названным признакам, поскольку, применение мер гражданско-правовой ответственности не всегда опосредовано порицанием действий лица; правонарушитель вправе исполнить обязанность, предусмотренную мерой ответственности, в добровольном порядке, т.е. при отсутствии принуждения; гражданское правонарушение не всегда влечет за собой наложение дополнительных обременении на правонарушителя1.

Рассмотрев понятие и признаки юридической ответственности, учитывая, что ее всеобъемлющее ее исследование не является предметом настоящей диссертации, последним приведем определение юридической ответственности, данное В.П. Грибановым, которое мы склонны поддерживать. Он утверждает, что форма государственно-принудительного воздействия на нарушителей правовых норм в виде применения к ним санкций (мер ответственности) как неблагоприятных последствий является юридической ответственностью .

Определившись с правовой природой юридической ответственности, перейдем к рассмотрению гражданско-правовой ответственности, являющейся разновидность первой, при этом, имеющей свойственный только ей комплекс признаков, позволяющих отграничить ее от иных видов юридической ответственности, обусловленный спецификой самого гражданского права.

Несмотря на значительное число исследований, что также характерно и для юридической ответственности, проблема определения гражданско-правовой ответственности в юридической литературе также не нашла своего логического завершения.

При этом, изначально следует обозначить, что средства гражданско-правой защиты, применяемые в отношении лица нарушившего права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, подразделяются на две группы, представленные мерами защиты, а также мерами ответственности. В этой связи не совсем обоснованным видится подход Д.В. Богданов, разделяющего на меры ответственности и меры защиты гражданско-правовые санкции1.

Н.С. Малеин считает, что возникающее из нарушения установленной законом либо договором обязанности, правоотношение, влекущее невыгодные, для лица нарушившего право, последствия, в результате осуждения его поведения, а также имущественных лишений, при этом обеспеченное силой и возможностью государственного принуждения, представляет собой смысл имущественной ответственности2.

Определение имущественной ответственности, данное Н.С. Малеиным, встретило справедливую критику со стороны В.А. Тархова, суть которой заключалась в том, что правоотношения не могут составлять содержание имущественных последствий, поскольку они являются обстоятельствами опосредующие возникновение (причинение вреда) или прекращение (возмещение вреда) правового отношения; также, отмечает указанный автор, нельзя признать зависимость осуждения виновного поведения и ответственности

Меры гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

Таким образом, на основании исследования вышеуказанных трех правовых проблем, можно сформулировать следующую промежуточную посылку. При решении вопроса о возможности применения мер гражданско правовой ответственности за нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации необходимо выявить правомерность (неправомерность) использования объекта, исследовать и оценить предшествующие отношения сторон, их намерения относительно объекта, наличия (либо отсутствие) осуществления совместных действий по использованию объекта, а также оценить действия потерпевшего с позиции наличия либо отсутствия в его действиях злоупотребления правом, либо иных недобросовестных действий или намерений причинить вред правонарушителю.

Следующим, несомненно, представляющим интерес, можно рассмотреть гражданско-правовой спор, возникший по вопросу защиты исключительных прав на фотографическое произведение и выплате денежной компенсации . В данном гражданско-правовом споре на разрешение суда также было поставлен ряд сложных вопросов, квалификация которых у судов разных инстанций вызвала разногласия. Суть рассматриваемого правового конфликта состоит в том, что ответчик (супермаркет) при отсутствии согласия правообладателя использовал фотографические произведения путем их воспроизведения, доведения до всеобщего сведения и переработки, распространения в печатных средствах массовой информации, т.е. осуществлял в супермаркете продажу печатного издания — журнала, в котором при отсутствии согласия правообладателя было опубликовано фотографическое произведение. Ответчик в обоснование своей позиции по делу указывал, что истцом не были представлены достаточные и допустимые доказательства нарушения исключительных прав истца именно ответчиком, что исключает применение мер гражданско-правовой ответственности.

Вместе с тем, судом первой инстанции, удовлетворяя требования истца, указал, что поскольку ответчик, осуществляя предпринимательскую деятельность при осуществлении купли-продажи товаров, которые в силу своей специфики потребления и назначения, могут содержать результаты интеллектуальной деятельности в целом, и объекты авторского права в частности, не проявил необходимой и требуемой от него, с учетом специфики обязательств и условий оборота, осмотрительности и заботливости, а также не предпринял действий направленных на добросовестное исполнение этого обязательства.

К выводу о доказанности нарушения исключительных прав ответчиком суд первой инстанции пришел на основании исследования следующих доказательств: журнал с нанесенным на нем штрих-кодом, соответствующим штрих-коду в кассовом чеке; кассовый чек; отчет частного детектива о совершении им по поручению истца сделки купли-продажи печатной продукции содержащей, принадлежащие истцу объекты интеллектуальной собственности, с ответчиком.

В свою очередь, отменяя вышеуказанное решение суд второй (апелляционной) инстанции, пришел к выводу, что представленные доказательства не подтверждают юридически значимых обстоятельств и не образуют единую цепь доказательств, позволяющих установить, что нарушение прав истца допущено именно ответчиком. На основании исследования материалов и соответствующих доказательств, суд кассационной инстанции согласился с решением суда первой инстанции и оставил его в силе, при этом решение апелляционной инстанции отменил.

Действительно, в данном споре факт нарушения прав на фотографическое произведение состоялся в период заключения договора розничной купли-продажи журнала, в котором было опубликовано спорное произведение, что является использованием произведения по смыслу пунктов 1,2 статьи 1270 ПС РФ.

Вместе с тем, необходимо учитывать, что сам ответчик не совершал каких-либо действий, связанных с размещением или копированием указанного фотографического произведения, поскольку оно уже было размещено в печатном издании. Таким образом, ответчик, осуществляя продажу журналов, отвечающих всем требованиям, предъявляемым к средствам массовой информации, действовал в границах надлежащего исполнения обязательств и принципа добросовестности, тем самым можно считать, что он предпринял все необходимые действия, связанные с соблюдением исключительных прав третьих лиц. Необходимо учитывать, что обычная продажа журналов, соответствующих требованиям, предъявляемым к средствам массовой информации, не предполагает специальной проверки наличия фактов нарушений интеллектуальных прав третьих лиц, поскольку в случае возложения на лица, осуществляющего продажу средств массовой информации, таких обязанностей могло бы привести к тому, что такие лица просто откажутся от таких сделок, что крайне негативно отразиться на интересах общества. В данном ключе необходимо сослаться на статью 19 Закона РФ от 27 декабря 1991 года №2124-1 «О СМИ», гласящую, что главный редактор, являющийся одновременно руководителем редакции, представляющий редакцию в отношениях с учредителем, издателем, распространителем, гражданами, объединениями граждан, предприятиями, учреждениями, организациями, государственными органами, а также в суде, несет ответственность за выполнение требований, предъявляемых к деятельности средства массовой информации указанным законом, а также другими законодательными актами Российской Федерации, в том числе отвечает за соблюдение прав авторов размещенных в журнале объектов исключительных прав.

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения патентных прав

А вот на счет подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ПС РФ, такого правила нет. Так, размер компенсации, предусмотренной подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, ограничен, установленными законодателем пределами, и признан им соразмерным последствиям правонарушения. Указанная норма не наделяет суд правом изменения размера компенсации по причинам несоответствия ее размера последствиям нарушения и возникшим убыткам .

В пункте 43.1 Совместного постановления Пленумов от 26 марта 2009 года №№5/29 внимание судов обращается на тот факт, что взыскание компенсации носит имущественный характер, из чего следует, что при подаче искового заявления подлежит уплате государственная пошлина, а также то, что цена иска должна быть указана в исковом заявлении в твердой сумме.

Некоторые ученые рассматривают компенсацию как особый вид ответственности, несовпадающий с иными видами гражданско-правовой ответственности3. Другие полагают, что компенсация — имущественная санкция, разновидность убытков4.

Также имеется мнение о том, что компенсации присуще все свойства неустойки5. Относительно невозможности рассмотрения компенсации как неустойки было указано в информационном письме Президиума ВАС РФ6, согласно которому, компенсация по своей правовой природе не является неустойкой и к ней не подлежат применению положения статьи 333 ГК РФ.

Существует также мнение о том, что относя компенсацию к одному их гражданско-правовых средств защиты законодатель допустил ошибку, поскольку она имеет не гражданско-правовую природу, а административную или уголовную природу1. Мы совершенно не согласны с предложением об отнесении взыскания компенсации к административной или уголовной мере ответственности, ввиду того, что она взыскивается в пользу потерпевшего, а не в пользу государства, направлена, прежде всего, на возмещение имущественных потерь потерпевшего, а размер предполагаемых убытков выступает лишь одним из критериев для определения ее размера.

По непонятным для нас причинам, Ю.В. Козубенко компенсацию вообще относит к мерам защиты исключительных прав2.

В.А. Хохлов относительно компенсации указывает, что компенсация, введение которой было обусловлено необходимостью усиления реальной правовой защиты правообладателей, основана на особом приеме определения имущественных потерь и является частным случаев возмещения убытков. При довольно необычном порядке выяснения суммы убытков при взыскании компенсации сохранена общая задача, сформулированная в статье 15ГКРФ .В данном вопросе, полагаем, следует не согласиться с указанным автором, поскольку правообладатель, обратившийся за защитой исключительных прав, не обязан доказывать величину понесенных им убытков, а также потому, что компенсация выплачивается вместо возмещения убытков. Размер компенсации определяется в установленных законом границах, в отличие от убытков, размер которых не зависит от усмотрения суда, убытки по общему правилу должны быть возмещены в полном объеме. Относительно данного момента Р. Речкин указывает, что отсутствие необходимости доказывать размер убытков, а также гарантированное взыскание судом денежной суммы, в границах установленных законом — составляют главное преимущество выплаты компенсации по сравнению с взысканием убытков

Е.А. Павлова и В.О. Калятин полагают, что компенсация является альтернативной мерой ответственности, уплаты которой можно требовать от нарушителя только вместо возмещения убытков; существует определенная зависимость компенсации от убытков. Вместе с тем, в отличие от статьи 49 Закона РФ от 9 июля 1993 года №5351-І3, предусматривающей, что взыскивается компенсация при доказанности факта правонарушения, т.е. не уставиться условие обязательного наличия убытков, в ПС РФ такого указания не сделано. Тем самым, указанные авторы ставят возможность взыскания компенсации в зависимость от наличия убытков, что также нашло свою поддержку среди других ученых4.

Вместе с тем, другими учеными необходимость такой взаимосвязи отрицается5, что нами полностью поддерживается, а также нашло свое отражение в судебной практике1 76 Как уже отмечалось, гражданским законодательством предусмотрено два способа расчета компенсации, как меры гражданско-правовой ответственности. Относительно первого способа вопросов не возникает, поскольку он определяется по усмотрению суда, но на основе принципов справедливости, разумности, соразмерности, в границах установленных правовой нормой, с учетом вышеуказанных обстоятельств (специфика допущенного нарушения; срока незаконного использования — длительность правонарушения; наличия либо отсутствие ранее совершенных правонарушителем нарушений исключительного права правообладателя; возможных убытков правообладателя).

По отношению ко второму способу расчета компенсации следует указать, что ему в большей степени присущ штрафной характер. В.И. Корецкий справедливо указывал, что штраф за незаконное использование чужого произведения преследую дисциплинирующую роль, способствует нормализации и стабилизации авторских отношений в борьбе с нарушителями авторского права . Данное направление правовой мысли было поддержано М.В. Гордоном, который указывал, что в случае незаконного использования объекта авторского права ограничиться лишь взысканием того авторского вознаграждения, которое должен был бы получить правообладатель, в случае если его право использовалось правомерно, то это могло бы стимулировать незаконное использование произведений3.

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушения прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг

В последующем, проектом ГК РФ было предложено дополнить часть четвертую ГК РФ статьей 1253.1, представляющей собой новеллу российского законодательства, регулирующей особенности ответственности информационного посредника за нарушение интеллектуальных прав в сети Интернет. Указанная статья гласит, что информационный посредник несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в сети Интернет на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, с учетом особенностей, установленных в пунктах 2 и 3 рассматриваемой статьи. Согласно пункту 2 статьи, информационный посредник, осуществляющий передачу материала в сети Интернет, не несет такую ответственность в случае если: 1) информационный посредник не изменяет указанный материал после его получения, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала; 2) информационный посредник не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего объекта правовой охраны лицом, инициировавшим его передачу, является неправомерным. В соответствии с пунктом 3 статьи, информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материалов в сети Интернет, не несет ответственность за нарушения, произошедшие в результате размещения в сети Интернет материала третьим лицом или по его указанию, в случаях если: 1) информационный посредник не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего объекта является неправомерным; 2) информационный посредник в случае получения письменного заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав в результате размещения такого объекта в сети Интернет своевременно принял соответствующие меры по устранению нарушения прав, предусмотренные законодательством об информации, и являющиеся достаточными.

В январе 2013 года Министерство культуры Российской Федерации на своем сайте опубликовало проект закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях прекращения нарушения интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет», которым предусматривалась ответственность хостинг-провайдера в течение суток с момента получения от правообладателя заявления о нарушении его прав уведомлять владельцев соответствующего сайта о необходимости удаления такого контента; кроме того на владельцев сайтов возлагалась обязанность принимать по заявлению правообладателя или уведомлению провайдера меры, в том числе таких как удаление нелегально размещенных объектов интеллектуальных прав и блокирование доступа к ним1. При этом, за нарушение таких требований предусматривалась исключительно административная ответственность, тем самым вопрос, особо интересующий правообладателей, о применении мер гражданско-правовой ответственности к правонарушителю даже не предложен к своему регулированию.

Вместе с тем, в июне 2013 года на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации депутатами В.В. Бортко, Е.Г.Драпеко, М.П. Максаковой-Игенбергс был внесен проект федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях»1. Указанным законопроектом были предложено закрепление правовых оснований и определялся порядок ограничения доступа к информационным ресурсам, посредством которых осуществляется распространение аудиовизуальных произведений и фонограмм с нарушением интеллектуальных прав правообладателей, а также соответствующие изменения в процессуальное законодательство. Также им предлагалось часть четвертую ПС РФ дополнить положениями об особенностях ответственности информационных посредников и о мерах защиты гражданских прав, которые к ним могут применяться. Таким образом, по смыслу проекта ГК РФ должен был быть дополнен статьей 1253.1, устанавливающей условия освобождения информационных посредников от ответственности за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях; нормой, предусматривающей, что к информационному посреднику могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав, в том числе требования об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней, независимо от того, несет ли он ответственность за их нарушение.

Согласно пояснительной записке к указанному проекту закона, вышеуказанные нормы создадут базу для введения на основании принятия судом обеспечительных мер, предусмотренных также предложенной статьей 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»2. Механизм действия основан на том, что уполномоченный орган должен определять хостинг-провайдера или иное лицо, обеспечивающее размещение в сети Интернет контента, содержавшего информацию, нарушающую исключительные права, и направлять провайдеру хостинга уведомление о нарушении интеллектуальных прав. Во исполнение указанного уведомления провайдер хостинга информирует владельца сайта, который обязуется незамедлительно удалить незаконно размещенную информацию и (или) принять меры, направленные на ограничение доступа к ней. В случае неисполнения указанной обязанности провайдер хостинга обязан ограничить доступ к данному сайту, а если этого не происходит — доступ ограничивается оператором связи. При этом, также предусмотрена возможность правообладателя не обращаться в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, поскольку он также вправе обратиться непосредственно к информационному посреднику.

Как уже отмечалось, в данном законопроекте также содержится предложение включить в ГК РФ статью 1253.1 «Особенности ответственности информационного посредника», текст которой практически идентичен предложенной в проекте ГК РФ. Вместе с тем, есть отличия, заключающиеся в следующем.

чества в области информатизации, а также создания информационного общества Гражданский кодекс РФ определяет систему гражданско-​правовых.